Оценка? Только отличная!

Заняться разработкой нефтяного месторождения без профессионального экономического обоснования рискнет сегодня только дилетант

По первому своему образованию Надежда Югова — программист, по второму – экономист. А по зову души — нефтяник. Чем привлекла ее эта сугубо мужская нефтяная отрасль? Масштабами? Перспективами? Сложностью технологий?

Да какое, в сущности, это имеет значение сейчас? Главное – Югова состоялась как высококлассный специалист, к мнению которого прислушиваются сегодня даже столичные коллеги. И еще: за все годы своей работы в нефтянке (в ТомскНИПИнефти, потом – в ВНК, теперь вот – в «Независимой оценке») она ни разу не пожалела о сделанном выборе. Про свою работу она рассказывает так, что становится понятно: оценка бизнеса в нефтегазовом комплексе, экономическое обоснование инвестпроектов и разработки месторождений – увлекательнейшее, очень творческое дело. А уж про важность его для добычи и говорить нечего…

Экономическим обоснованием программ развития и проектов разработки месторождений молоденькая экономист Надя Югова начала заниматься вскоре после окончания ТГУ в ТомскНИПИнефти. Было это во времена, когда одна «Томскнефть» добывала «черное золото» на территории Томской области, когда эффективность считали «на замыкающие затраты», которые в плановом порядке спускало государство.

— Только через несколько лет мы по-настоящему узнали, что такое прибыль… – с улыбкой вспоминает Надежда Васильевна и тут же оговаривается: — Но все же нефтяная отрасль и при социализме была достаточно хорошо проработана, очень грамотно выстроена группировка затрат… И если сегодня предприятия начинают работать по-своему, игнорируя тот опыт (впрочем, они это делают чаще по незнанию), то неизбежно сталкиваются с большими трудностями…

Как не просчитаться

Как сосчитать, сколько стоит бизнес? Ну, основные фонды – тут все более-менее понятно. Средства на счетах, дебет-кредит… Но как оценить его реальное состояние, перспективы, найти ходы и решения, которые сделают его прибыльней?

— Это действительно сложно, но вполне реально, – отвечает Надежда Васильевна. – Нужно хорошо знать не только экономику, но и технологию той отрасли, в которой ты работаешь. Особенно такой сложной, как нефтяная… Здесь все непросто. Оценивая перспективность месторождения, мало знать средний дебит скважин, надо понимать, сколько их должно быть разбурено, как каждую содержать и обслуживать, эксплуатировать — с учетом различных способов добычи. Бывает фонтанный способ, механизированный (как со штанговым насосом, так и с центробежным)… Только принимая во внимание все эти особенности, надо делать экономическое обоснование разработки месторождения.

Сегодня на нашем томском рынке порядка 40 недропользователей. Большинство уже не перепродавцы и не новички, а люди, которые давно занимаются нефтяным бизнесом и хорошо понимают, насколько этот бизнес капиталоемкий. Но было время, когда в эту отрасль массово шли предприниматели из торговли, строительства, машиностроения… Они прикидывали: о, на этом месторождении будет суперрентабельность! А спустя какое-то время приходили в ужас, обнаружив, что уже вложили в это дело огромные средства, что требуются еще большие, а отдачи все нет…

В Томской области практически не осталось месторождений с «легкой» нефтью. Все они мелкие, с определенными особенностями (например, с низкой проницаемостью пласта), требующие большого количества скважин… И попавшие в «нефтяной переплет», не готовые к этому бизнесмены начинали метаться – что делать? Где взять деньги? Как продать?

— Непрофессиональный, чересчур оптимистичный расчет дилетанта специалисту виден сразу, — вздыхает Надежда Югова. — Все его ошибки, упущения, заблуждения. И вы знаете, бывало, что и московские институты приезжали к нам с подобными расчетами, сделанными не по правде, а «по учебнику».

Трудно быть маленьким

«Независимая оценка» работает по большей части с малыми недропользователями: «Соболиное», «Средне-Васюганское», «Горстовое», «Томскгеонефтегаз»…

— Для «Соболиного» мы оценивали очень серьезный проект по строительству нефтепровода от Соболиного месторождения до врезки в магистральный нефтепровод Игольско-Таловое — Парабель. «Средне-Васюганскому» рассчитывали планы развития… — перечисляет Надежда Васильевна и поясняет: — Малое предприятие чем отличается от крупного? Вот у «Томскнефти» большой фонд скважин, накопленный еще при социализме. Хорошие месторождения, беспроигрышные скважины. Малые же предприятия работают на мелких месторождениях. Там геологи должны провести поистине ювелирную работу. Если «Томскнефть» пробурит 2-3 непродуктивные скважины – какая беда, когда их бурится в год штук 100, и остальные дадут отличную добычу? А малый недропользователь бурит по одной скважине в год. Стоит она (если с элементами разведки) 5 млн. долларов. Ему промахнуться – смерти подобно… Так что и мы должны все нюансы-расходы ювелирно рассчитывать…

А чтобы правильно оценить, нужно очень много знать.

Люди привыкли думать приблизительно: ну есть у него бизнес, который стоит примерно столько-то. Навскидку. А когда им распишешь точно: такие-то аспекты, риски, такую-то прибыль вы могли бы получить за счет того и этого, заказчики бывают очень довольны.

Дешевых скважин не бывает

— Когда к нам приходит предприятие за оценкой, мы запрашиваем бухгалтерскую отчетность. Самым критичным, как правило, являются счета по формированию фондов предприятий. Зачастую те затраты, которые надо отнести на увеличение стоимости объекта, относятся на текущую деятельность. В незавершенном строительстве вообще что угодно может быть! Мы растолковываем, как правильно, заказчик вносит коррективы в отчетность, и ему самому становится все понятно. У нас очень хорошие специалисты по обоснованию затрат на капитальное строительство, они блестяще знают не только бухгалтерский учет, но и сметные программы. То, что мы делаем, — своего рода аудит. И, кстати, многие аудиторские фирмы к нам обращаются, чтобы мы сделали аудит затрат по новому строительству их клиентам.

У некоторых предприятий скважины по документам стоят 2-3 млн. рублей. Специалисту понятно: такого не бывает! Она, может, дает по 25 тонн нефти в сутки, значит, рыночная стоимость 150 млн. рублей. Без такого вот распутывания и оценку сделать невозможно…

Не хуже столичных

Серьезная оценка бизнеса длится не меньше двух месяцев при напряженной работе четырех специалистов. И стоит она прилично: 200-300 тыс. рублей для предприятия средней руки. Но это копейки по сравнению со столичными тарифами: там речь идет о миллионах.

В Томске оценкой бизнеса пока мало кто занимается, да и не так уж эта работа пока востребована. В Москве очень многие фирмы заказывают оценку не только при купле-продаже бизнеса, но и для его оптимизации и развития.

— В прошлом году мы весь год занимались оценкой нефтяных предприятий для перехода на стандарты международной финансовой отчетности, для выхода на фондовый рынок, — рассказывает Надежда Югова. — Вообще-то в этом случае аудит на предприятии должна делать фирма, которая входит в десятку лучших, признанных за рубежом. В нашем случае это было московское представительство международной компании «БДО Юникон». Но москвичам не захотелось ехать в Сибирь, и они предложили сделать эту работу нам. Были жесткие сроки, дело для нас новое, но помогло то, что мы хорошо знали эти предприятия. Специалисты «БДО Юникон» поначалу вели себя настороженно по отношению к томской «Независимой оценке». Но потом очень высоко оценили нашу работу…

Адрес: г. Томск, пл. Ленина, 14. Телефон: 51-03-82

Сайт: www.nezocenka.ru

Email: Yugova@nezocenka.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − 9 =