На Степановке кошки сходят с ума. Чувствуют наводнение?

В ожидании «глобального потопления» жители томских окраин запасаются резиновыми сапогами, спичками и керосином

Зима в этом году была суровой. Уровень снега намного превысил норму, а река в некоторых местах промерзла почти до дна. Потоп прогнозируют если не библейский, то все же довольно ощутимый. Впервые за последние десятилетия вода может превысить высоту городской дамбы, и тогда около 40 тысяч человек окажутся «на плаву». У большинства подобная перспектива вызывает легкую дрожь. Но жителям Степановки и Черемошников не привыкать. Ведь каждую весну эти места превращаются в маленькую Венецию. Только вместо гондол там – резиновые лодки, а вместо мостов – доски.

Часть 1. О вредной Ушайке и простудившихся кошках

Степановка встречает меня неприветливо. Снега здесь в прямом смысле выше крыши – впечатляет. Страшно подумать, что будет, когда весеннее солнце пригреет по-настоящему. На остановке – магазин без вывески. Продавщица на вопрос о паводке показывает: «Вон туда идите».

«Туда» – это в сторону небольших домов, виднеющихся из-за магазина. Здесь начинается улица Короленко, повидавшая на своем веку многое. Ушайка, мирно текущая тут летом и спокойно спящая зимой, с наступлением весны начинает бунтовать. Вроде бы маленькая полузасохшая речушка вдруг разливает свои воды, затопляя все близлежащие дома. В этом году здесь построили дамбу (24 миллиона рублей из городского бюджета), есть надежда, что поможет…

Алексей Степанович живет на Короленко с 1963 года. Апрель для него – месяц невеселый. Нужно готовиться к наводнению.

– Больше сорока лет подтапливает, – рассказывает он. – Заливает на уровне пола, в зале и кухне приходится ходить в сапогах. Но самым «мокрым» выдался 2008-й. Вода в комнатах поднялась на полметра от пола, так и жили. Сейчас вот заранее приподнимаю холодильник, чтобы в воде не оказался, как в прошлые годы. Заготовил два кулька муки, соль, спички, керосин. А вообще что об этом говорить? Только душу травить…

У каждого жителя здесь своя история, связанная с паводком. На улице встречаю Марию Петровну. Она живет в этом месте уже около тридцати лет.

– Это настоящая беда, – с тяжелым вздохом начинает рассказывать пенсионерка. – Каждый год одно и то же. Если б одна жила, потерпела бы, ладно. Но у меня ведь четыре кошки, а они жуть как паводок не любят. В прошлом году вода в квартире поднялась сантиметров на десять от пола. И один из моих котов, Черныш, простудился сильно. Я уж его лечила-лечила, к ветеринару возила даже, но ничего не помогло. Сдох. А все проклятая вода виновата. Вот построили дамбу, а ведь все равно плохо будет. У меня коты уже места себе не находят, а животные, они все чувствуют…

Часть 2. Про «красоту показушную»

Улицы Максима Горького и Мусы Джалиля проходят прямо по берегу Томи. Дамба здесь сдерживает воду уже многие годы, но упрямые волны так и норовят перехлестнуться через край. Анатолий Иванович и Нина Карловна, живущие в самом начале улицы Джалиля, о дамбе отзываются неласково. Они уверены – если будет большая вода, она ни в коем случае не выдержит. Добродушные и веселые люди, они поят меня чаем и угощают бутербродами. Но на лицах все равно читается тревога.

– Беспокоиться надо тем, кто строил эту дамбочку, – говорит Анатолий Иванович. – Берег, который раньше укрепляли корни деревьев, прекрасно сдерживал любую воду. Но снесли все погреба, которые шли по берегу, срезали деревья. И положили сеточку – мертвому припарочку. А потом засыпали грунтиком, на котором только травка растет летом. Вот в этом году вода будет что надо – всю эту показушную красоту размоет.

– Мы живем здесь с 1981 года, видели, конечно, большую воду, – вспоминает Нина Карловна. – Помню, в детстве жили на Батенькова, так в районе Каменного моста всю трамвайную линию затопило. Может, и снова доведется это увидеть.

Часть 3. Про маленьких людей и большие лужи

Баба Маня смолит папироску и ругается «по матушке» – перед самым нашим разговором ее облила машина, и теперь она с досадой плюет в огромную лужу. Бабушка живет в частном доме на Большой Подгорной, которую каждый год талые воды с Каштачной горы делают почти непроходимой.

– Как ни весна, пройти совсем невозможно, – гневается баба Маня. – А что поделаешь с этим? В этом году вообще ужас обещают, пол-Томска, говорят, зальет. Я уже из двора все нужное в дом занесла, чтоб не попортилось. И резиновые сапоги достала. Беспокойно на душе как-то… Я ведь маленький человек, что я могу?

Баба Маня – не единственная, кто беспокоится из-за паводка. Многие жители этого района всерьез опасаются, что воды в этом году будет очень много. Уже сейчас дорога почти наполовину залита. Скоро пройти станет совсем невозможно.

– Я съездила на завод резиновой обуви и купила сапоги, – рассказывает одна из жительниц улицы Рылеева. – Полтора часа в очереди простояла! А куда сейчас без них? Хотя тут не сапоги, тут лодку резиновую надо покупать. Несколько лет назад нас так крепко залило, что из дома почти не могли выйти.

Но и резиновой лодкой нынче, похоже, не спасешься. Если суровые прогнозы оправдаются, большая часть Черемошников превратится в Венецию. А если зальет котельную на Водяной, то эта Венеция останется еще и без тепла и водопровода. Бежать в безопасные места заранее или оставаться и ждать у речки погоды? Тут уж каждый решает сам. Главное, быть как пионер – всегда готовым.

 Александра Чернозубенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *