Николай Беляков: Мы готовы к конструктивному диалогу, но закрывать глаза на нарушения не собираемся

беляков

Руководитель Управления Роскомнадзора по Томской области Николай Беляков за без малого год вполне освоился в новой должности и в новом для себя регионе и утверждает, что среди поднадзорных субъектов у него любимчиков нет. Но ему лично импонируют взаимоотношения, которые складываются в Томской области как между СМИ и органами власти, так и внутри самого медиапространства. Однако, когда речь заходит о букве закона, тут уж будьте любезны: все требования надо выполнять. Даже если в редакциях витает дух свободы. В преддверии Дня российской печати, отмечаемого 13 января, Николай Владимирович рассказал «Томским новостям» о деятельности Роскомнадзора, о придирчивости к мелочам, о сложностях взаимодействия СМИ и Интернета, о цензуре и о многом другом.

Мелочей не бывает

– Николай Владимирович, вскоре после назначения состоялась ваша встреча с губернатором области Сергеем Жвачкиным. Тогда вы заявили: «Одна из наших главных задач – контроль над соблюдением законодательства в сфере СМИ. Однако не меньшие усилия мы готовы приложить для предотвращения нарушений»… Думаю, мои коллеги тоже прилагают определенные усилия, чтобы число таких нарушений стремилось к минимуму. Поэтому вопрос у меня коллективный: что нужно и что не нужно делать издателям и вещателям, чтобы со стороны вашего ведомства претензий к ним возникало как можно меньше?

– Главная задача управления Роскомнадзора не в том, чтобы выявить в СМИ как можно больше нарушений, а потом кого-то наказать и оштрафовать. Мы стараемся шире заниматься именно разъяснительной работой, и на это я настраиваю коллектив с первых дней работы в Томске.

В 2015 году мы провели несколько встреч с главными редакторами городских, областных и районных СМИ, с представителями сетевых изданий. На них мы не только озвучивали результаты регистрационно-разрешительной деятельности, но и довольно подробно рассказывали о типичных нарушениях, на которые Роскомнадзор обязан реагировать. Большей частью они связаны с нарушением порядка объявления выходных данных, с предоставлением обязательного экземпляра, а также с соблюдением лицензионных требований и условий (если речь идет о вещателях). Кстати, в 2015 году, по предварительным подсчетам, заметно снизилось количество нарушений, которые мы фиксируем в сфере СМИ.

Управление стремится вести открытый диалог по вопросам, связанным с правоприменением в этой области. К нам постоянно поступают звонки, обращения, и мы стараемся максимально корректно и подробно на них отвечать. На нашем сайте размещаются планы проверок и деятельности (в них отражаются мероприятия, которые проводятся без взаимодействия с поднадзорными субъектами), с ними каждый желающий может познакомиться заранее. И получить у наших специалистов подробную консультацию по всем проблемным вопросам. Подчеркиваю: мы открыты для конструктивного диалога!

– Порой кажется, что Рос-комнадзор излишне придирчив к мелочам. Например, популярная газета опубликовала телепрограмму, где у двух фильмов «выпал» возрастной ценз. Разве нельзя закрыть на это глаза?

– Подобные вопросы постоянно задают и мне, и коллегам из других территориальных управлений. Безусловно, на одну и ту же проблему сотрудники надзорных органов и сами журналисты могут смотреть по-разному. Скажем, на ваш взгляд, непроставление знака информационной продукции в программе телепередач не несет никакого вреда. Однако в России существует закон о защите детей от вредной информации, есть соответствующие требования закона о СМИ и так далее. Когда речь идет о зарегистрированном средстве массовой информации, то при размещении материалов, включая программу телепередач, так называемый возрастной ценз должен быть проставлен. Если мы станем закрывать глаза на подобные нарушения, это, полагаю, послужит упреком в адрес сотрудников Роскомнадзора.

Вместе с тем, когда в последующем рассматривается дело об административном правонарушении, мы тщательно исследуем все факты и доводы, и, естественно, это влияет на итоговое решение. Поверьте, оно принимается объективно, с учетом всех обстоятельств.

– То есть если произошла техническая ошибка, сбой типографского станка…

– Все дела рассматривает суд. Мы со своей стороны рекомендуем представителям СМИ: если вы считаете, что имела место техническая ошибка, необходимо представить соответствующие доказательства. В таких ситуациях, как показывает судебная практика, редко выносятся решения о наложении штрафа.

В Интернете без прописки

– В Интернете встречаются предложения: вместо возрастной градации ограничиться в СМИ знаком «18+». Такое возможно?

– Да, сейчас обсуждается вопрос внесения корректировки в порядок проставления знака информационной продукции. Однако пока это лишь предложения, а надзорный орган обязан строго соблюдать требования действующего законодательства и проверять их исполнение, поступать иначе мы не имеем права.

– До сих пор многие интернет-ресурсы, в том числе томские, работают без официальной регистрации. Как такое возможно?

– Согласно нормам закона о СМИ сайт в сети Интернет может быть зарегистрирован как сетевое издание. Это является правом владельцев информационных ресурсов, а не обязанностью. И, как показывает статистика, большинство интернет-ресурсов действительно не имеют соответствующей регистрации, то есть формально не являются средствами массовой информации.

Сейчас работают пять сетевых изданий, зарегистрированных как СМИ, редакции которых имеют юридический адрес на территории Томской области. Сетевые издания регистрирует Роскомнадзор, а его территориальное управление – только те СМИ, которые распространяются на территории субъекта РФ либо одного или нескольких муниципальных образований, входящих в его состав.

– Что меняет в их работе регистрация? Какие она дает права и налагает обязанности?

– Независимо от того, является интернет-ресурс сетевым изданием или нет, существуют определенные требования, которые он обязан выполнять. В отношении него действует запрет на распространение информации, связанной с детской порнографией, суицидом, наркотическими веществами, азартными играми и т. п. А также информации, которая судом признана запрещенной. В остальном интернет-ресурсы обладают достаточно широкими правами по размещению какой угодно информации. Сетевые издания, конечно, несут бо?льшую ответственность за свою деятельность. Это связано с указанием выходных данных, с соблюдением запретов, установленных статьей 4 закона о СМИ, и так далее.

Добавлю, что постоянный мониторинг осуществляется в отношении не только сетевых изданий, но и всех других актуальных ресурсов, юридический адрес которых находится на территории Томской области. Если выявляется информация, которая требует реагирования, предпринимаются определенные меры.

– Уж простите, но такая формулировка невольно наталкивает на мысль о цензуре…

– Возможно, политика, реализуемая Роскомнадзором, вызывает определенное несогласие со стороны некоторых категорий населения. Но исходить нужно из задач, стоящих перед нашей службой, в том числе по борьбе с противоправной информацией. Вы хотите, чтобы детская порнография или информация о наркотиках распространялись беспрепятственно? Наверняка любой нормальный человек ответит отрицательно. Но с точки зрения общественного мнения ситуация порой выглядит по-другому. Те самые категории, которые и попадают в сферу правоприменения Роскомнадзора, пытаются несколько расширительно толковать нормы закона, навязывать мнение, что ведомство чуть ли не занимается цензурой. Мы с этим категорически не согласны: ни субъективных подходов, ни цели ограничивать свободу средств массовой информации у нас нет.

Без конфронтации

– Недавно один московский депутат потребовал запретить пару серий «Интернов» за пропаганду гомосексуализма. Бывают такого рода обращения в территориальное управление – закрыть какой-то сайт, не показывать фильм?

– Даже если они будут, подобные обращения рассматривает центральный аппарат Роскомнадзора. Вопросы по блокированию тех или иных ресурсов, по признанию соответствия определенных фильмов знаку информационной продукции и так далее – это полномочия федеральной службы.

– Приоткройте завесу тайны над работой ведомства. Ваши сотрудники целыми днями читают газеты, смот-рят телевидение, слушают радио, чтобы выявить нарушения, или..?

– Большого секрета здесь нет. Фиксировать и выявлять нарушения мы можем несколькими способами: в рамках проведения проверок (плановых или внеплановых, выездных или документарных) и в рамках мероприятий систематического наблюдения. Большей частью проводятся проверки СМИ без взаимодействия с проверяемым лицом. Например, приобретаются выпуски газет, отсматриваются программы телепередач, и если в них отсутствуют нарушения, редакция может даже не знать о такой проверке. Более того, перед нами поставлена задача – ежегодно снижать количество проверок, чтобы максимально облегчить работу СМИ, без веских причин не вмешиваться в их текущую деятельность.

Материалы и комментарии в сетевых изданиях мы изучаем на постоянной основе. Но реагируем лишь в тех случаях, когда действительно выявляются какие-то нарушения либо их признаки.

В Томской области в 2015 году был реализован пилотный проект по ежедневному мониторингу средств массовых коммуникаций – как выпусков сетевых изданий, так и отдельных выпусков печатных и электронных СМИ. Анализ показал, что нарушения допускаются преимущественно не в редакционных материалах (если речь идет о сетевых изданиях), а в комментариях читателей – нецензурная брань, призывы к насилию или к действиям, которые можно охарактеризовать как экстремистские… Чего греха таить, читатели зачастую допускают вольности и могут несколько злоупотребить свободой самовыражения. Таких случаев за время реализации проекта было выявлено более трехсот.

Со стороны сетевых изданий проводится большая работа по их отслеживанию и корректировке, но не всегда это удается сделать вовремя. Тогда мы направляем требование отредактировать либо удалить выявленный комментарий, в течение суток у редакции есть право это сделать. По всем ситуациям оперативно принимаются меры, все комментарии, содержащие противоправную информацию, были удалены.

– Неужели не было конфронтации со стороны СМИ в связи с «нехорошими» комментами?

– С конфронтацией мы не сталкивались, хотя те или иные комментарии порой могут иметь неоднозначную трактовку. Представители СМИ вступают с нами в диалог, если, по их мнению, отдельные комментарии не несут явных признаков нарушений. Когда это необходимо, к анализу таких высказываний подключаются эксперты, но позицию редакции мы стараемся учитывать всегда.

Персональная защита

– Система мониторинга СМИ, опробованная у нас, будет внедрена в практику повсеместно?

– В 2015 году пилотный проект начал реализовываться в шести субъектах РФ, а в течение двух лет планируется запустить его во всех регионах. На постоянной основе сотрудники радиочастотной службы будут мониторить определенный перечень СМИ и других интернет-ресурсов, которые являются наиболее востребованными и актуальными для данного региона.

– Думаю, у большинства обывателей, не исключая журналистов, несколько однобокое представление о деятельности Роскомнадзора. Но ведомство же работает не только со СМИ?

– Роскомнадзор осуществляет регистрационно-разрешительную деятельность и надзорные полномочия также в сфере связи и в сфере персональных данных. Последняя тема особенно актуальна: только в прошлом году в адрес Управления Роскомнадзора по Томской области поступило более 160 обращений граждан, которые считают, что их права как субъектов персональных данных нарушены. Каждое обращение тщательно рассматривается, принимается соответствующее решение.

Сфера новая, и многие не знают как своих прав, так и обязанностей. Например, зачастую в адрес физических лиц начинают поступать звонки с предложением воспользоваться некими услугами, оплатить собственные – или даже чужие! – долги. Единственное, что мы можем порекомендовать, – максимально осторожно обращаться со своими персональными данными (а это любая информация, относящаяся прямо или косвенно к определяемому физическому лицу).

– Понятно, что с развитием Интернета и систем коммуникации человеку оставаться незаметным все сложнее…

– И, соответственно, количество обращений к нам год от года увеличивается. Управление старается вести разъяснительную работу и в этом направлении. В минувшем году мы провели более 20 встреч на уровне области и муниципальных образований, причем акцент делался преимущественно на образовательных организациях. Кстати, хочу порекомендовать школьникам и их родителям информационно-развлекательный сайт http://персональныеданные.дети/, который Роскомнадзор открыл накануне 1 сентября. Он направлен на изучение воп-росов, связанных с защитой прав субъектов персональных данных, а вся необходимая информация излагается там в доступной форме – в виде тестов, игр, конкурсов.

Интересная палитра

– Какие практические действия вы предпринимаете в связи с обращениями граждан?

– Большинство обращений содержат жалобы на звонки со стороны банков либо коллекторских агентств. Как показывает практика, лишь в редких случаях персональные данные граждан действительно обрабатываются незаконно, и в таких случаях мы направляем требования в адрес операторов персональных данных либо лиц, которые осуществляют их распространение, с требованием отредактировать или удалить такую информацию. В случаях когда меры не принимаются, составлять протоколы об административных правонарушениях уполномочена прокуратура. Туда мы и направляем все материалы дела по результатам рассмотрения.

– С точки зрения законодательства полномочия всех региональных управлений Роскомнадзора одинаковы. Однако и политическая ситуация в регионах разнится, и взаимоотношения между властью и медиасферой складываются по-разному. Вы лично это ощутили, когда перебрались в Томск из Оренбурга?

– Да, полномочия управлений Роскомнадзора везде одинаковы. Что же касается спе-цифики медиапространства в Томской области, то в целом у меня впечатления вполне положительные. Я бы сказал, что оно здесь динамичное, яркое и очень живое. Практически все наши попытки наладить конструктивный диалог получают отклик со стороны представителей томских СМИ. Кроме того, мне кажется, что в регионе налажен такой же открытый диалог между органами власти и средствами массовой информации. Разумеется, возможны совершенно разные мнения по поводу тех или иных событий, но с такой «палитрой» интересно работать.

– Николай Владимирович, вы сами уже прижились в Томске?

– Сибиряком себя еще не назову… Знаете, сразу после переезда впечатления были самые разные. От климата, от природы, а главное, от людей. Но в целом могу сказать, что я ни разу не пожалел о своем решении переехать в Томскую область. Мне нравится здесь работать и просто жить – тоже.

Справка «ТН»

Николай Беляков родился в 1979 году в селе Каликине Александровского района Оренбургской области. В 2001 году окончил Оренбургский государственный аграрный университет по специальности «юриспруденция». До 2012 года работал в исполнительных органах власти Оренбургской области. В 2012–2015 годах – заместитель руководителя Управления Роскомнадзора по Оренбургской области. В феврале 2015 года возглавил Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзора) по Томской области. Женат, воспитывает дочь.

Подготовила Светлана Чернозубенко специально для «ТН»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.