Зачем наука обскому человеку?

В ТГУ обсудили вопросы по созданию Института народов Севера

Ключевой темой на встрече ученых, представителей коренных малочисленных народов Севера (КМНС), общественников стали «Проблемы возрождения родных языков коренных малочисленных народов Севера Томской области». В качестве площадки организаторы выбрали лабораторию лингвистической антропологии ТГУ как центр изучения языкового разнообразия Сибири.

Родом из детства

Участников встречи от имени ректора приветствовал и.о. ректора НИ ТГУ Сергей Кулижский. Он рассказал собравшимся о том, что родился на берегах Чулыма, учился в маленькой сельской восьмилетней школе поселка Комсомольск Первомайского района.

– С детства меня окружали разные люди, были среди них и коренные жители, – поведал о себе Сергей Кулижский. – Вспоминая о той поре, сразу же возникают образы людей, которые виртуозно управляли обласками, профессионально рыбачили и охотились.

Он пожелал участникам круглого стола плодотворной работы и особо подчеркнул, что в рамках реализации федеральной программы «Приоритет 2030» Томский госуниверситет готов поддержать Ассоциацию КМНС кадрами и инфраструктурной базой.

В работе круглого стола принимал участие председатель комитета по делам национальностей и взаимодействию с религиозными организациями областного департамента внутренней политики и социальных коммуникаций Никита Фоменко. Он тоже поделился личными впечатлениями в контексте обсуждаемой темы.

– Я вырос в республике Татарстан, где равнозначны два языка – русский и татарский, в Томской области иная ситуация, – отметил молодой представитель областной администрации. – Летом мне довелось побывать в Парабельском районе, поближе познакомиться с культурой коренных народов, надеюсь на дальнейшее изучение этнического вопроса в регионе.

Модератор круглого стола президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Томской области «Колта куп» («Обский человек») Тамара Усатова поприветствовала участников на родном языке и рассказала, что родилась в селе Усть-Тым Каргасокского района Томской области, а ранние годы провела в урмане, где все местные жители здоровались на хантыйском (остяцком) языке – «пытявула».

Тамара Усатова обратилась к заведующей лабораторией лингвистической антропологии, доктору филологических наук, члену-корреспонденту РАН по отделению историко-филологических наук Анне Дыбо с вопросом: «Какую помощь могут оказать ученые-лингвисты в открытии Института народов Севера?» Эксперт участвовала в работе круглого стола удаленно, но живо включилась в обсуждение хорошо знакомой ей темы.

По словам Анны Дыбо, сегодня на территории региона представлен ряд финно-угорских и тюркских языков, хотя еще совсем недавно были распространены так называемые южные диалекты селькупского и хантыйского языков.

– На самом деле эти диалекты находятся далеко друг от друга, поэтому их нужно описывать так же, как отдельный тюркский язык, – пояснила эксперт. И напомнила, что с конца 40-х годов прошлого столетия в Томском педагогическом институте работала лаборатория профессора Дульзона, а на профильной кафедре готовились преподаватели этих языков. Но идущие в стране процессы привели к вымыванию малых языков, сокращению их носителей.

Время реинкарнации языков

Зато остались энтузиасты-ученые, которые продолжают заниматься этой непростой работой. В заседании круглого стола в режиме онлайн участвовали доценты ТГПУ и одновременно сотрудники лаборатории лингвистической антропологии ТГУ: Валерия Лемская занимается описанием и отчасти реинкарнацией (восстановлением) чулымско-тюркского языка, а Сергей Ковылин делает то же самое в отношении селькупского и хантыйского языков.

Взаимный интерес ученых и носителей малых языков привел к удивительному результату: пять лет назад житель Тегульдета Василий Габов взялся за перевод на чулымский всех четырех Евангелий. В этом ему помогали Валерия Лемская и иерей Алексей Самсонов. После такой работы в Тегульдетской библиотеке удалось организовать кружок по изучению чулымского языка. Исследователи пришли к выводу, что по-хорошему надо бы начинать изучать его с детского сада.

Следуя зову предков

В формате видеосвязи за обсуждением языковой проблемы внимательно наблюдал старейшина коренных малочисленных народов Севера Николай Трескулов. Он напомнил собравшимся в лаборатории гостям, что только в Верхнекетском районе существовало три диалекта – кетский, среднекетский и верхнекетский. В 1980 году верхнекетским диалектом владел всего один человек. Местную реку Кеть каждый из представителей коренных народов называл по-разному – Кат, Геть.

– По последним данным, КМНС в Томской области осталось около трех тысяч человек.

Представляете, как все это разбросано, размазано по районам? – с горечью вопрошал Николай Васильевич. – Сегодня никто не владеет тем языком, каким владели наши деды и прадеды. Например, мой отец, 1926 года рождения, учился в интернате для малочисленных народов Севера в Вертикосе. И там все преподавание велось только на русском языке. А на остяцском учили, как охотиться, как рыбачить, как долбить обласки.

Николай Трескулов привел исторический факт, как в январе 1924 года учителя Афанасьев и Надеждинский составили рукописный букварь на кетском наречии и отправили его в Москву, в Наркомат просвещения. Там рукопись пропала, и после этого уже никто не брался за ее восстановление. Старейшина заметил, что до сих пор в природе нет букваря селькупов, потому что у языка множество диалектов: нередко люди, жившие на расстоянии 150-200 км, плохо понимали друг друга. А сейчас коренных носителей селькупского языка уже нет. В его возрождении Николай Васильевич надеется на помощь ученых. Кстати, внуки старейшины согласны на изучение языка предков.

– Носителей селькупского языка в Томской области почти не осталось. Можно, конечно, выделить три южных языка селькупов и примерно 15 диалектов, которыми коренные владеют на бытовом уровне, но они практически исчезли и недостаточно описаны, – заметил на слова Трескулова исследователь Сергей Ковылин.

Когда учёные становятся «гусями»

Доктор биологических наук, профессор кафедры ботаники Биологического института ТГУ Сергей Кирпотин, выслушав мнение лингвистов, заметил, что на заседании круглого стола поднята очень важная тема, но речь нужно вести не о создании некоего языкового центра, а об открытии Института народов Севера при «Большом университете» в Томске.

– В принципе нам не надо ничего нового открывать – у нас все есть: лаборатория очень высокого уровня, специалисты педагогического университета, научная школа. Вопрос в другом: все мощности «Большого университета» необходимо направить на то, чтобы новый Институт народов Севера заработал эффективно, – подчеркнул Сергей Кирпотин и привел несколько резонов в пользу Томска.

Прежде всего подобные вузы нельзя открывать в столицах, «потому что эти черные дыры поглощают и не отпускают назад представителей коренных народов». А способ «из Сибири в Сибирь» может насытить удаленные от центра регионы специалистами для развития северных территорий, в том числе и общин, где компактно проживают КМНС.

Еще один немаловажный момент – исторический. В отношении Сибири неприменимо слово «колонизация».

– Потому что у нас было освоение Сибири, – поясняет ученый. – И когда русские первопроходцы заходили на эти земли, они учились выживанию у коренных народов. И все великие географические экспедиции состоялись только благодаря тому, что они перенимали опыт у местного населения.

По мнению Сергея Кирпотина, важнейшей задачей института станет изучение культуры народов Севера в широком контексте и параллельно выявление новых интересных задач для науки. Он привел пример с эскимосами Гренландии, которые называют ученых гусями из-за их сезонного характера работы. А коренное население прекрасно знает, какие природные процессы происходят на Севере в течение всего года. Для такой круглогодичной работы и необходимо наладить профессиональный диалог с коренным населением.

– Чему еще учат Север и Арк-тика? Не конкуренции, как нам долго это внушали, а кооперации и взаимодействию с коренным населением Севера, – уверенно заявляет Сергей Кирпотин. – И вообще жизнь в тех широтах учит нас тому, чтобы люди объединялись – поодиночке там не выжить. И этому нам надо учиться. Только партнерство, только кооперация, только диалог на равных с коренным населением.

Кадры для северян

Тамара Усатова, как один из представителей КМНС Томской области, напомнила собравшимся, что идея создания Института народов Севера зародилась еще 2020 году и впервые она ее озвучила вместе с директором центра «БиоКлимЛэнд» Сергеем Кирпотиным на юбилейных мероприятиях, посвященных 30-летию создания Российской ассоциации КМНС, РАЙПОН в Москве.

Первоочередной задачей Института народов Севера, который будет создан на базе ТГУ, станет подготовка кадров для получения профессий, востребованных среди коренных малочисленных народов: врачей, учителей, юристов, геологов, экологов. И обязательное изучение родных языков.

– Наука должна помочь нам сохранить все то, что оставили нам наши предки: культуру, традиции, язык и память народа. Подготовка национальных кадров, доступ к образованию представителей коренных малочисленных народов из районов Томской области – это фундамент нашего будущего. Нам важно, чтобы в местах традиционного проживания были настоящие профессионалы своего дела, в том числе и в сфере управления из состава коренных, – подчеркнула президент ассоциации.

Справка «ТН»

Ассоциация «Колта-Куп» создана в 1989 году. Она является частью Всероссийского общественного движения коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ. Ассоциация объединяет около 3 тыс. представителей коренных малочисленных народов Севера, в основном это селькупы, ханты, чулымцы, эвенки, кеты.

Автор: Татьяна Александрова
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × три =