Все записи автора Инесса Юшковская

Журналист газет "Томские новости", "Томский вестник".

Дети – наша «точка роста». Вклад «Востокгазпрома» в новые социальные стандарты северных районов

Сами по себе протокольные мероприятия, ради которых на север области отправилась делегация газовиков во главе с президентом «Востокгазпрома» Виталием Кутеповым (подписание договоров о социально-экономическом сотрудничестве с администрациями Каргасокского и Парабельского районов на общую сумму 11,5 млн. рублей), заняли всего-то несколько минут. Но день тем не менее оказался насыщен любопытными экскурсиями и встречами.

В Каргасокский интернат гости из областного центра заглянули, нарушив заранее составленную программу: ведь планировали посетить только те объекты, которые были обустроены при помощи газовиков в прошлом году, а интернат открылся еще в 2006-м. Директор его Валентина Бубенчикова выбирала в магазине антенну для нового телевизора в жилой блок мальчишек, когда ей позвонили: «К вам гости!» Взволнованная Валентина Васильевна примчалась в интернат за пару минут до прихода посетителей. Беспокоилась зря: идеальный порядок, современные интерьеры, комфорт, качество и прагматичность всего жизнеустройства, созданного здесь для сотни ребятишек из 13 удаленных каргасокских деревень, очень впечатлили гостей.

— Глава нашей администрации приказал: сделайте так, чтобы все у детей было на европейском уровне! — рассказывает Валентина Бубенчикова. – Деньги сюда вложены немалые, причем, из 54 миллионов 12 дал «Востокгазпром». Мы и старались сделать все по высшему разряду. Приглашали дизайнера из Томска. Оборудовали компьютерный класс. Общими усилиями удалось создать для детей, оторванных от дома, действительно очень уютную и комфортную обстановку.

 

  • Селькупский сюжет танец в исполнении этнографического ансамбля «Чэлд» (с. Парабель)
  •  

    Что интересно: количество хорошистов в интернате в прошлом году выросло вдвое. Такой вот получился от комфортной жизни «экономический» эффект…

    Бедненько, но чистенько? Это не для наших детей!

    Для контраста – картинка из муниципального детского садика № 1 – самого старого в Каргаске, построенного еще в 1950 году. Пожалуй, не найти в поселке взрослого, который бы не ходил когда-то в этот детсад или не водил сюда своих чад. Вопиющие признаки ветхости, может быть, меньше бросаются в глаза, чем могли бы, благодаря усилиям работников: здесь чистенько, кругом коврики, картинки, яркие стенды. Еще одна милая деталь – свой музей экологии и краеведения, где дошколятам показывают старинные прялки, утюги, предметы быта и мебель.

    Чистенько, но очень уж бедненько. В здании на 800 с лишним «квадратов» всего две точки с водой, а канализации нет вовсе – все 110 горшков здешних питомцев няньки таскают во двор. В коридоре и группах холодно. Спален тоже нет – к стенам игровой прилепились кроватки-раскладушки. Страшные, в многолетних набелах, кривые стены, провисший потолок, пол, который «ходит» под ногами…

    Скоро от этого садика почти ничего не останется. Разве что каркас:

    — По плану реконструкции предполагается снести 30 процентов стен, но, возможно, придется и больше – очень уж все тут старое, — объясняет заведующая Ольга Филиппова. – Пока составлена смета на 17,5 миллиона рублей, из них 7 миллионов нам дает «Востокгазпром». Спасибо им – ведь в таких условиях, как сейчас, нам очень трудно организовать нормальный воспитательный процесс, даже элементарно – не простудить ребятишек…

    Ольга Александровна скорого капремонта ждет не дождется: перед глазами примеры, в какие дворцы могут превратиться вчерашние полуразвалины. Достаточно на соседний 34-й садик взглянуть.

    Кое-что о красоте и фундаментах

    Искренне признаюсь: зависть разобрала. Возможно, когда-нибудь, лет через десяток, и в областном центре появятся такие шикарные, евроотремонтированные, в чудных пастельных тонах и с современнейшим оборудованием детсады. Будет там такая же разноцветная детская мебель, сухие бассейны с мячиками, мягкие диванчики со спинками в прихожих-приемных, в умывальниках и туалетах – специальные детские раковины и унитазы. В каждой группе бойлер — это чтобы в любой сезон иметь горячую воду…

    Когда-нибудь так будет и в томских садиках. Пока же вся эта красота – в Каргаске.

    А что было всего полгода назад? Построенное второпях в 1986 году типовое здание детсада пришлось разбирать до фундамента – оно было сильно обводнено и буквально сгнило из-за ошибок в проектировании и низкого качества стройматериалов… Реконструкция обошлась каргасокскому бюджету в 25 миллионов рублей, 7 миллионами подсобили газовики.

    — Наши родители до сих пор восхищаются, все привыкнуть не могут, – рассказывает заведующая детсадом № 34 Ольга Севостьянова. – Сразу образовалась очередь из желающих устроить сюда своих ребятишек. Сейчас к нам с удовольствием ведут и полуторагодовалых малышей. А если мама на работе спокойна за своего ребенка, это же и есть фундамент ее производственных успехов, ее карьеры. Разве не так?

    Кстати, 130 маленьких северян моментально привыкли к красоте и комфорту. Им кажется, только так и должно быть. А может, они и правы?

    Волшебство шаманских бубнов

    Кажется, уже не удивить томичей, избалованных традиционно высоким в области уровнем народного творчества, никакими национальными песнями-плясками. Но все же… Когда раскатилась звонкая ложечная дробь «Барыни» в Каргасокской школе искусств и загрохотали утробно-гулко «шаманские» бубны парабельского ансамбля «Чэлд», вмиг затихли искушенные зрители, потеплели их серьезные, ответственные лица. И селькупскому этнографическому ансамблю «Чэлд», и группе ложкарей «Огонек», и образцовому хореографическому коллективу «Искорка», и народному театру Среднего Васюгана, танцорам из «Непоседы» и «Обер-класса», ансамблю народных инструментов и вокалистам «Надежды» — всем «Востокгазпром» помогал, выделяя немалые средства на костюмы, поездки, музыкальные инструменты в рамках программы «Газпром» – детям». Таланты детей из удаленных районов должны иметь такие же возможности для развития, что и горожан, уверены газовики.

    Специальные ложки, приобретенные на московской музыкальной фабрике, и бубны, изготовленные по спецзаказу на Камчатке, — для детской самодеятельности? Не излишества ли? Те, кто все это видел и слышал, так не считают…

    И корты в ожидании громких побед

    Универсальный крытый ледовый корт в Парабели откроется завтра. Еще предстоит заровнять лед и доделать трибуны. Но уже сейчас понятно – сооружение стоимостью в 20 миллионов и площадью в 1 800 «квадратов» – уникальное. И в Томске такого пока нет. Построено оно также при поддержке газовиков в рамках соглашения по социально-экономическому развитию района. Не для рекордов, в общем-то, построено. Для круглогодичного (летом тут будут волейбольные и футбольная площадки) занятия спортом парабельцев – взрослых и детей.

    — Такие объекты в новинку не только для районов, но и для области в целом, – отметил президент «Востокгазпрома» Виталий Кутепов на церемонии подписания соглашения в Парабели.- Участвовать в них нам не только приятно, но и престижно. Мы заинтересованы в том, чтобы качество жизни людей повышалось, чтобы настроение у них было отличное. Мы открываем финансирование, но не диктуем власти, куда ей потратить деньги. Направления, эти точки своего социального роста, муниципалитеты определяют сами. Я могу сказать, посмотрев сегодня на все отремонтированные и построенные объекты: районные администрации очень эффективно и разумно расходуют деньги. Инвестиции в детей – это инвестиции в настоящее и будущее. Дети – наша общая точка роста. Если хотите – залог стабильности.

    Директор Парабельского приюта Зинаида Гужихина пришла на встречу в районную администрацию не просить — сказать газовикам спасибо. На тот миллион, что приют получил от «Востокгазпрома» за последние несколько лет, здесь накупили много необходимого и полезного: мебель, игрушки, велосипеды, сделали ремонт и вставили новые окна…

    Для нее и сегодняшнее соглашение – тоже залог стабильности.

     

    Комментарий

    Сергей Ильиных, заместитель губернатора по социальной политике:

    — Любая компания проходит несколько этапов развития. Становление — когда она утверждает себя на рынке, определяется с зарплатой для своих работников… Но потом уважающий себя бизнес начинает выстраивать то пространство, в котором живут его люди. И это нормально, когда компания содействует муниципалитетам, чтобы создать полноценные условия для жизнедеятельности своих работников. Вместе с этим она помогает целой территории. И это стратегически важный шаг. Ни одна компания (а особенно, когда речь идет о недропользователях), будь она трижды рентабельной, не сможет существовать в окружающей ее нищете. Она просто не выживет. Помогая территории, компания думает о завтрашнем дне.

    Далеко не все понимают это. В этом отношении дочерние предприятия «Газпрома» — «Востокгазпром», «Газпром трансгаз Томск» — стоят на передовых позициях. Власть очень надеется, что по этому примеру будут работать и другие недропользователи.

    фото Игоря КРАМАРЕНКО

    Водные запасы Томской области

    Поверхностные водные ресурсы Томской области сосредоточены в более чем 131 тыс. поверхностных водных объектов, в том числе:

    8 100 рек общей протяженностью 95 тыс. км;

    112 900 озер суммарной площадью 4 451 кв. км;

    2 водохранилища суммарным объемом 10,5 млн. куб. м;

    22 водохранилища и пруда, поднадзорных Управлению Росприроднадзора Томской области, суммарным объемом 7,6 млн. куб. м;

    водно-болотные угодья площадью более 80 тыс. кв. км.

    Ресурсы подземных вод — одно из основных богатств Томской области. Для целей хозяйственно-питьевого водоснабжения городов и сельских населенных пунктов области используются воды палеогеновых отложений и только на юге — протерозойско-палеозойских образований. Доля подземных вод в балансе водоснабжения области почти 100 процентов.

    Степень разведанности прогнозных ресурсов подземных вод невысокая. На территории Томской области разведано 48 месторождений пресных подземных вод для хозяйственно-питьевого водоснабжения, 14 месторождений подземных вод для технического водоснабжения и 4 месторождения минеральных подземных вод.

    Минеральные подземные воды пока ограниченно используются в бальнеологическом лечении и для разлива питьевых столовых и лечебно-столовых вод.

    Практически не применяются в области термальные воды. Они широко распространены в меловых и юрских отложениях нижнего водоносного этажа и доюрских образованиях фундамента. Как теплоэнергетическое сырье термальные воды наиболее продуктивны в центральной части территории области, где их температура на изливе составляет 70 градусов и выше.

    По материалам сайта ОАО «Томскгеомониторинг» (http://www.tgm.ru)

     

    Что стоит за «Истоком»?

     

  • Владимир Головков: «На циклотроне мы разгоняем ионы, которые оставляют в полимере треки»
  •  

    Ядерные технологии решают глобальную проблему на бытовом уровне

    Ядерные технологии в быту? Пугающее сочетание… Но так оно и есть: уникальные бытовые фильтры для очистки воды «Исток» делают в Томском НИИ ядерной физики, используя ускоритель – циклотрон. О том, как это происходит, корреспонденту «ТН» рассказал заместитель директора по науке НИИ ЯФ Владимир Головков.

    — Владимир Михайлович, как давно физики-ядерщики занимаются водоочисткой?

    — С начала 1990-х. Как вы знаете, ситуация в стране тогда изменилась, нам пришлось искать способы, как применить наши знания и оборудование, так сказать, в мирных целях…

    — И что именно применили для воды?

    — Мы используем ускоритель – циклотрон — для получения трековой мембраны. Трек – это след, который оставляют в полимере ионы аргона высокой энергии, которые мы разгоняем в циклотроне до энергии в 40 миллионов электрон-вольт (МэВ). Десятимикронная лавсановая пленка, которую мы используем, в исходном состоянии непроницаема. Ион прошивает ее насквозь, разрушая полимерные связи. Разрушенные участки полимера – треки — можно после этого обработать щелочью, увеличив размер трека до необходимых размеров, то есть создать те самые каналы — поры, через которые потом пропускается вода.

    — И каковы размеры этих каналов?

    — От 0,1 микрона до нескольких микрон. Критической единицей в данном случае является размер в 0,2 микрона, потому что микробов меньше, чем 0,2 микрона, в природе не существует. Вода, прошедшая через такое сито, становится практически стерильной, так как из нее удаляются все микроорганизмы, микрочастицы окисла железа, взвеси.

    — Очень мелкое получается сито, как через него проходит вода?

    — Легко. Таких пор получается очень много — от десяти до нескольких сотен миллионов на один квадратный сантиметр! Такая мембрана позволяет очищать воду ото всех биозагрязнений, которые есть в воде.

    — Но ведь считается, что наша артезианская вода вполне приличная, лучше, чем в других регионах. Зачем же ее очищать еще и дома?

    — Даже если с водозабора и выходит неплохая вода, то, пропутешествовав по десяткам километров старых ржавых труб, она опять получает самые разные примеси. Взаимодействуя с растворенным в ней хлором, эти примеси образуют хлорорганические вещества, имеющие неприятный запах и вкус.

    — И вредные для здоровья?

    — Несомненно. Поэтому мы и придумали технологию мембранной очистки, сделали вот этот прибор — «Исток». Первая, самая простая модификация увидела свет еще в 1998 году. Этот небольшой прибор рассчитан на очистку одного кубометра – тысячи литров воды.

    Он недорог и прост, построен на принципе сообщающихся сосудов, так что его можно использовать где угодно, даже на даче, где нет центрального водопровода. Наши сотрудники, жившие в поселке Спутник, где до недавнего времени вода поступала из скважины без всякой очистки, сразу оценили «Исток-1» по достоинству… Таких «Истоков» мы выпустили уже около 10 тысяч.

    — А для водопровода?

    — Для подключения к водопроводной сети есть мембранный фильтр другой конструкции. Мы взяли для фильтра стандартную арматуру (фильтродержатель, краны, шланги) и создали к ней свой картридж на основе трековой мембраны. С помощью крана разветвителя фильтр встраивается в водопроводную систему на кухне.

    Ресурс такого картриджа для семьи из четырех человек – 5 лет. Это 20 кубометров (20 тыс. литров) воды!

    — Фильтров сейчас существует великое множество. Чем трековая мембрана так уж кардинально отличается от других?

    — Фокус в том, что качество отфильтрованной на «Истоке» воды с первого до последнего дня ни на йоту не ухудшается. Со временем, когда слой задержанных мембраной бактерий и осадка увеличивается, снижаются ее проницаемость и производительность, вода медленнее проходит. В отличие от засорившихся фильтров-кувшинчиков наш «Исток» не становится рассадником микробов. Он их не пропускает никогда!

    — И все же есть, наверное, импортные мембранные аналоги?

    — Есть, конечно, только они, как всякие высокотехнологичные приборы, очень дороги – от 10 тысяч до нескольких десятков тысяч рублей. Наш стоит меньше 4 тысяч, причем половина этой суммы – цена арматуры и краника для чистой воды (мы используем достаточно дорогие, качественные детали). Если посчитать, литр очищенной таким образом – стерильной и приятной на вкус — воды обойдется потребителю в 20 копеек, тогда как бутилированная вода стоит больше 6 рублей. Нужно еще учитывать, что «Исток» сохраняет в воде необходимые организму соли кальция и магния. Когда их удаляют, очищая воду методом ионного обмена, вода становится кислее. А ведь для нашей внутренней среды важен кислотно-щелочной баланс.

    Каждый человек должен начинать свой день со стакана чистой воды, тогда и хворей будет меньше.

    Адрес НИИ ЯФ: г. Томск, пр. Ленина, 2-а. Контактный телефон: 41-79-41. E-mail: golovkov@npi.tpu.ru

     

    Королевы «бензоколонки». Женское ли это дело самолеты заправлять?

    Любой ответит: конечно же, не женское! Тем не менее еще полгода назад в ТТЗК работали в основном дамы. Сейчас штат заметно увеличился, существует конкуренция при приеме на работу, на тяжелые работы стали брать мужчин.

    Что такое обеспечить надежный технологический процесс на таком опасном участке, когда часть оборудования нуждается в замене и реконструкции?

    Тем не менее обеспечивают. Нештатных ситуаций, связанных с топливом, не припоминают даже те, кто работает на ТТЗК по два-три десятка лет.

    — У нас очень многое, если не все, на наших замечательных женщинах держится, — уверен генеральный директор ТТЗК Евгений Марьясов.

    Даем добро на заправку

    Нина Терехова 20 лет назад устроилась техником-лаборантом в службу контроля качества. Сегодня она заведующая сертифицированной лабораторией.

    Если кто-то считает лабораторную работу легкой и непыльной, то он глубоко заблуждается. Взять пробы из резервуаров в мороз, дождь и ветер – дело непростое, требующее закалки. А объемы работы у пятерых лаборанток с каждым годом все больше.

    Здесь делают входной контрольный анализ любого поступившего от поставщиков топлива, потом, когда горючее зальют в резервуар, производят полный приемный анализ и выписывают паспорт качества. Только после этого продуктом можно заправлять самолеты.

    Полный анализ керосина идет 8 часов. Да и других тестов проводится много за день. Проверяют керосины, бензины, дизтопливо, спецжидкости-«незамерзайки»…

    — Конечно, мы очень тщательно к своей работе относимся, – рассказывает Нина Иосифовна. – Мы же основное звено, которое дает добро на заправку воздушных судов. От качества нашего анализа зависит безопасность полетов. Правда, на моей памяти нет случаев забраковки авиатоплива, мы берем керосин у очень надежных поставщиков. А вот брака в автомобильном горючем бывает сколько угодно.

    Про Нину Иосифовну директор по производству ТТЗК Александр Крылов говорит:

    — Удивительно тихая и скромная женщина, а ведь всегда своего добьется! И все у нее в любой момент в полном порядке – планы, отчеты, заявки, приборы всегда работают, а реактивы вовремя закупаются. Любому начальнику такого подчиненного только пожелать…

    Склад без чайника

    Уютное слово «кладовщик» в сознании граждан ассоциируется с уходящими в полутьму полками, заставленными тючками и коробочками, и атрибутами кладовщика – теплой жилеткой, побулькивающим чайником и гроссбухом…

    На ТТЗК склад – это совсем иное: громадные резервуары, рулетки, лоты, которыми замеряют уровень горючего. Склад ГСМ и служба заправки воздушных судов — основные подразделения в Томской топливно-заправочной компании.

    Наталья Чеченина руководит по совместительству обеими структурами. Как завскладом занимается учетом всего топлива. Как начальник службы осуществляет контроль за заправкой. Приглядывает за авиатехниками, кладовщиками и прочими работниками, коих в ее подчинении 16 человек, из них 10 мужчин. Все намного старше своей обаятельной молоденькой начальницы. Несмотря на это, народ к Наталье Чечениной уважительно относится. И хотя величают иной раз не по отчеству, а просто Наташей, приятельское отношение никогда не проецируют на дела службы. Знают: Чеченина требовательна, строга к себе и другим, ответственна и добросовестна.

    В детстве Наташа мечтала стать прокурором. Но так сложилось, что до 2000 года расписывала чашки на керамическом заводе. Потом пришла на ТТЗК. Говорит, что руководить было сложно только в первые дни, пока осваивалась. А рисование, кстати, Наталья так и не забросила: все праздничные стенгазеты на предприятии – ее рук дело.

    В эти новогодние праздники Наталья Чеченина отдыхала только два дня – шли массовые поставки ГСМ. Что поделаешь – такая ее служба…

    Все хозяйство на плечах

    Про Александру Дуленцову директор по производству говорит: «Без нее я как без рук». Александра Дмитриевна выполняет обязанности ведущего инженера службы ГСМ и по совместительству все хозяйство ТТЗК на своих плечах держит. А это непросто, ведь предприятие обеспечивает себя всем: водой, газом, теплом, электричеством. Надо закупать молоко (вредное же производство) и спецодежду. Кроме того, Дуленцова отвечает за организацию погрузочно-разгрузочных работ и за абсолютный порядок в железнодорожном тупике. Недавняя комиссия от Российских железных дорог подтвердила: хозяйство в порядке!

    Как учительница физики и математики стала инженером по ГСМ? Почти случайно — искала работу поблизости от жилья после рождения ребенка… Устроилась техником по учету ГСМ. Разбиралась в тонкостях технологического процесса, училась на курсах, повышала квалификацию… Вышло – работает по призванию. Сама Александра Дмитриевна уверена, что для женщины нет невозможного:

    — Считаю, что для женщины все доступно благодаря таким ее качествам, как выносливость, терпение и ответственность. У мужчин-то терпения не всегда хватает…

    Внутренний контролер

    Инспектор внутреннего контроля Екатерина Карнаухова – легенда Томского аэропорта. Больше 40 лет отработала в этой компании, начинала молоденькой девушкой во времена, когда аэродром располагался на Каштаке. Много лет была заведующей лабораторией…

    Сегодня Екатерина Зиновьевна подчиняется генеральному директору – и никому больше! Она следит за правильностью проведения всех технологических процессов на ТТЗК. Как проверяется чистота горючего? Как хранится и фильтруется топливо? Что вдруг окажется неопечатанным, какие задвижки открыты-закрыты или вдруг керосин где подтекает – председатель постоянно действующей комиссии Екатерина Карнаухова тут же составит акт и потребует устранения. Молодежь строгого инспектора побаивается. Так, как знает и понимает технологию топливоавиаобеспечения Екатерина Зиновьевна, возможно, больше не знает никто. В 2007 году она получила почетную грамоту от администрации Томской области.

    Чего желают коллеги Екатерине Зиновьевне накануне 8 Марта? Здоровья! И чтобы она как можно дольше не уходила на пенсию…

    Бухгалтерия – это творчество

    Говорят, бухгалтерия везде одинакова – будь это общепит, стройконтора или, как здесь, топливозаправочное предприятие. Так да не так. Когда пять лет назад на ТТЗК из угасающего «Химстроя» пришла бухгалтер Марина Бобкова, она немного даже растерялась: компания очень живая, работы много, технологическая терминология и специфика ГСМ незнакомые. Хорошо, коллектив оказался замечательный, помогали во все тонкости-непонятности заправки воздушных судов вникать.

    И сейчас главбух Марина Александровна не скучает: ее компания интенсивно развивается, осваивает новые сегменты томского топливного рынка.

    — Почему-то многие считают, что бухгалтерия — дело сухое и нудное, сплошные скрепки-бумажки… — сетует Марина Александровна. — А ведь это не так. Она требует, конечно, скрупулезности, но при этом бухгалтер всегда в творческом поиске, как сделать правильнее, лучше… Финансы – это же кровь любого предприятия-организма. Да и с нашими законодателями не соскучишься: правила все время меняются, одно контролирующее ведомство частенько противоречит другому.

    ***

    — У Томска сегодня амбициозные планы: сделать аэропорт в Богашево международным. Чтобы было множество рейсов, прилетали «Илы», «ТУ», боинги и аэробусы. Если мечта эта сбудется, каково придется заправщикам? – задаю вопрос Александру Крылову.

    — Сделаем небольшую реконструкцию, докупим технику – и, собственно, все. Потенциал у компании для такого рывка вполне достаточный. С такими-то кадрами – да нам любая вершина по плечу!

    фото автора

     

    ДЕТАЛИ

    Томский аэропорт в прошлом году отпраздновал свое 40-летие. Вместе с ним юбилей отмечала и Томская топливно-заправочная компания – единственная в городе организация, занимающаяся заправкой топливом воздушных судов. (ТТЗК имеет прямые договоры на обеспечение топливом с 32 авиакомпаниями.)

    Полгода назад в ТТЗК пришла новая команда менеджеров и производственников во главе с генеральным директором Евгением Марьясовым, с этой поры началось ее интенсивное развитие. Был увеличен штат для организации круглосуточной работы, уровень заработной платы на сегодня конкурентен родственным предприятиям, прекратился отток специалистов — предприятие укомплектовано на 98 процентов. Кроме обеспечения горючим воздушных судов Томского аэропорта компания занимается перевалкой дизтоплива и бензина для нефтяников и газовиков севера, а также заправляет автотранспорт на четырех собственных АЗС. За последние полгода здесь построили новую линию для приема дизтоплива с железнодорожной эстакады. Оборудовали современный пункт налива. Ежемесячно компания поставляет 3 тыс. тонн керосина для самолетов. На 2008 год планируется реконструкция резервуарного парка и трубопровода.

    На производственной базе ТТЗК трудится более 80 человек, из них 23 – женщины.

    Люди не ящерицы, но…

    Недавно два томских изобретения вошли в сотню лучших в России – из многих сотен тысяч зарегистрированных в стране патентов! Первое изобретение томичам достаточно хорошо известно – разработанный в СФТИ металл с памятью формы. А вот второе – что-то новенькое: экспериментальный терапевтический метод лечения энцефалопатии, разработанный в НИИ фармакологии. Что заставило экспертов Роспатента посчитать его прорывным и революционным? Все просто — в результате такой терапии на месте погибших нейронов головного мозга вырастают новые. Регенерация.

    — Выходит, ваше изобретение может дать начало новому направлению в регенераторной медицине? – спросили «ТН» у одного из разработчиков патента, доктора медицинских наук Глеба Зюзькова.

    — Думаю, так и будет.

    Удивительное свойство этих мелких тварей — ящериц – отращивать себе новый хвост на месте утраченного во все века заставляло завидовать менее приспособленного к потерям человека.

    Докторскую диссертацию «Гематологические механизмы адаптации к гипоксии и их фармакоррекция» Глеб Зюзьков защитил два года назад, 28-летним. С ним мы и говорили о новой разработке института.

    — Глеб Николаевич, что такое энцефалопатия и как ее лечат сегодня?

    — Это целая группа заболеваний различного генеза, при которых наблюдается нарушение психоневрологического статуса. Они очень распространенные и занимают основное место в структуре психоневрологической инвалидизации населения на всей планете. Причиной могут быть различные травмы, кровотечения, нарушение мозгового кровообращения (как острые – инсульты, так и хронические, которые наблюдаются почти у всех пожилых людей), родовые травмы у детей, последствия отравлений, энцефалитов, менингитов… Перечислять можно, увы, бесконечно, суть одна: это заболевания, которые сопровождаются развитием гипоксии мозговой ткани.

    — И что следует?

    — Результатом могут быть легкие нарушения внимания, интеллектуальных способностей, памяти. Или так называемое стойкое вегетативное состояние – кора мозга погибла, и функции организма поддерживаются на каком-то минимальном уровне, без сознания. Длительные комы — крайнее проявление энцефалопатии. В основе всех этих заболеваний лежит гибель тканей мозга.

    — Как лечить уже погибшие (!) клетки?

    — Сегодня лечение энцефалопатии осуществляется комплексом медикаментозных и немедикаментозных средств, направленных на то, чтобы улучшить функции оставшихся клеточных элементов и за счет этого компенсировать нарушения. Мы же поставили задачу: заменить погибшие или дисфункционирующие нейроны на новые.

    — Заменить нейроны — чем?

    — Мы подошли к решению этой задачи благодаря развитию клеточных технологий и тем наработкам, которые существуют в нашем НИИ. Речь идет о стволовых клетках.

    — Публика приписывает стволовым клеткам настоящие чудеса…

    — Ученые гораздо осторожнее относятся к этой теме. Введение в организм клеточных элементов, которые содержат стволовые клетки, не безопасно — сопровождается рядом осложнений. Эти клетки делятся очень быстро, что и роднит их с опухолевыми. Когда они попадают в организм, у них нет барьеров по делению… Помимо того, что это опасно, что недостаточно наработок по теме, мы еще и натыкаемся на ряд нерешенных этических и правовых вопросов.

    — И что придумали вы?

    — С другой стороны подошли к проблеме. Стволовые клетки продолжают существовать во взрослом организме у каждого человека. В первую очередь, конечно, в костном мозге, но не только. С нашей точки зрения, самый рациональный подход — стимулировать эндогенные (собственные) стволовые клетки. И делать это при помощи фармакологических агентов, созданных на основе регуляторов функции стволовых клеток.

    — Стимулировать их размножение?

    — Да — их выход из депо, размножение и развитие, направленное в те клетки, которые необходимы в каждом конкретном случае. Эту стимуляцию эндогенных стволовых клеток мы осуществляем путем подражания деятельности естественных регуляторных систем. То есть вводим не синтетическое вещество, а агент, созданный на основе регуляторов, которые присутствуют в организме.

    — И что это за регуляторы?

    — Цитокины – элементы, вырабатывающиеся некоторыми активными клетками. Также мы влияем на межклеточный матрикс. Стволовые клетки по современным представлениям существуют в так называемых нишах – структурах, созданных клеточными элементами микроокружения. Окружающие клеточные элементы не дают этим стволовым клеткам выходить в деление из своей ниши. Если бы этого не было, данные резервы быстро бы исчерпались.

    Модель энцефалопатии была первой, на которой мы попробовали стратегию клеточной терапии и получили очень хорошие результаты: удалось активировать механизмы компенсации, регенерации этого глубокого резерва.

    — Каким образом?

    — В конце 1990-х томский НИИ фармакологии в содружестве с новосибирским научным центром «Вектор» разработал препарат цитокина – гранулоцитарный колониестимулирующий фактор, который использовался до сих пор в качестве гемостимулятора при различных заболеваниях системы крови, у онкобольных после лучевой и химиотерапии. Мы решили посмотреть — способен ли этот препарат регулировать состояние пула стволовых клеток? Оказалось, цитокин может вызывать мобилизацию стволовых клеток и выход их в периферическую кровь. Более того: под влиянием препарата пул стволовых клеток поддерживается на достаточно высоком уровне, что не приводит к истощению резерва. Происходит стимуляция их деления с дальнейшим оседанием в той ткани, которая повреждена.

    — Как стволовые клетки «догадываются», где им нужно оседать?

    — Когда происходит повреждение ткани, в организме выделяется огромное количество биологически активных веществ, под влиянием которых эти клетки мигрируют в эту ткань.

    — Какие были повреждения у мышей в экспериментах?

    — Несколько моделей энцефалопатии различного происхождения. Все энцефалопатии очень тяжелые, сопровождались не только нарушениями психоневрологического статуса, но также соматической патологией (в тяжелых случаях энцефалопатия приводит к нарушению деятельности многих внутренних органов). При гипоксическом воздействии животное дважды доводилось до агонального состояния. Токсический агент помимо разрушения ткани мозга влиял и на систему крови.

    — И что стало с мышками?

    — Практически полное выздоровление. Без лечения в таких случаях бывает 30-процентная спонтанная гибель, а у выживших — различные тяжелые психоневрологические и соматические расстройства.

    — Этот метод и запатентовали?

    — Патент получен еще в 2006 году. Вообще по терапии с помощью цитокина у нас четыре патента: на лечение энцефалопатии, инфаркта миокарда, хронического гепатита и сахарного диабета.

    — То есть на те вещи, которые практически не лечатся?

    — Мы их специально и выбирали по этому принципу. Сегодня традиционные методы терапии оказываются бессильны в борьбе с этими заболеваниями. Необходимы не новые препараты, а абсолютно новые подходы к терапии.

    — Когда же люди получат возможность лечиться по-новому?

    — Это же фундаментальное исследование. Предстоит провести массу экспериментов, токсикологические испытания, затем клинические. Возможно, через 3-5 лет… К тому же мы будем развивать идею еще в одном направлении.

    — Каком?

    — Цитокин — достаточно токсичный препарат. Он опасен, могут возникнуть различные осложнения. Мы хотим снизить токсичность за счет максимального снижения дозы. А это достигается назначением еще одного препарата, который влияет на межклеточный матрикс. И у нас уже впечатляющие результаты: подана заявка на изобретение, получено решение о выдаче патента. Комбинация различных регуляторов функции стволовых клеток сделает лечение безопасным и приведет к значительному снижению стоимости самой терапии — доза цитокина снизится в 10-20 раз (стоимость одной дозы сейчас – 7 тысяч рублей).

    — Выходит, из вашего изобретения может вырасти целое новое направление в регенераторной медицине?

    — Думаю, так и будет.

     

    АВТОРЫ ПАТЕНТА

    Ну почему мы не обладаем такой чудесной регенерацией? Чтобы вместо вырванного зуба вырос новенький, больная печень реконструировалась… Впрочем, после знакомства с группой разработчиков нового клеточного метода лечения моей уверенности в фантастичности подобного телесного «выращивания» убавилось. Потому что этот метод – шаг к настоящей регенерации клеток человеческого тела.

    В группе авторов патента – известные томские профессора и академики: директор НИИ фармакологии Евгений Гольдберг, Александр Дыгай, Вадим Жданов, Николай Суслов. И молодой ученый с не знаменитой пока фамилией Глеб Зюзьков.

    ВосПитательная арифметика

     

  • Что здесь самое вкусненькое?
  •  

    В педагогическом университете открылась малобюджетная столовая для студентов

     

    На вид – столовка как столовка. Только новенькая, уютная, свежеотремонтированная и оборудованная, с симпатичными столиками, подходящими для какого-нибудь средней руки кафе. Нарядная – по случаю презентации. Ассортимент вполне приличный, запахи аппетитнейшие, порции — обыкновенные.

    Шок вызывает стандартный листок меню. Точнее, цены. Впечатление, будто внезапно ты ввалился в какие-то давние времена… Салаты – от 4 до 6 рублей (только порция брусники с сахаром подороже – 6,70). Супы – 3-5 рублей, второе – 7-13. Гарниры вообще потрясают — рубль пятнадцать, два пятьдесят… Цена комплекса – 19,20.

    Это ТГПУ открыл малобюджетную столовую для своих студентов.

    Мы привыкли соотносить определение «малобюджетный» с чем-то изначально убогим, самым-самым простым и, признаемся себе, некачественным. Здесь же все наоборот. Настоящая вкусная и питательная пища по совершенно ненастоящим ценам.

    — Это подарок от университета нашим студентам, — пояснила на открытии столовой проректор по учебной работе Марина Войтеховская. И тут же заметила: — Правда, мы ее еще как следует не оформили… Решили это дело превратить в творческую лабораторию для ребят: объявили конкурс на лучшее название и дизайн.

    Подарочек сам по себе недешев. Потому что в ценах на здешнюю еду заложена только стоимость продуктов, из которых она произведена. В цене котлеты – стоимость только мяса, морковного салата – только морковки и ничего лишнего. Малобюджетность будет поддерживаться за счет вуза. Зарплата сотрудников, коммуналка, налоги – все это оплачивается из университетского внебюджетного кармана. Стоить это будет около полумиллиона в месяц. Зато студенты (да и сотрудники – тоже народ небогатый) ТГПУ получат полноценные горячие обеды по сверхдоступной цене, а значит, делать это необходимо и выгодно… Такая вот питательно-воспитательная арифметика.

    К веселому празднику открытия студенческой столовой очень серьезно отнесся вице-губернатор Владислав Зинченко. Разрезая вместе с ректором ТГПУ Валерием Обуховым красную ленточку, Владислав Иванович заявил:

    — Мне кажется, что это очень интересный и перспективный проект. И мы рассчитываем, что после его апробации здесь, в ТГПУ, он станет базовым для других наших университетов, техникумов и колледжей. Повышение цен на аренду неизбежно влияет на стоимость блюд. И нужно искать решения для того, чтобы можно было серьезно удешевить питание студентов, следить за его качеством. Качественное и доступное питание – очень серьезная проблема для студенческого Томска. Сегодняшнее событие, как и многое другое, что делает сегодня педагогический университет, мы считаем достойным внимания и тиражирования.

    Вход в столовую — через общежитие, где проживает около тысячи человек. Понятно, что вуз не может за свой счет решать социальные проблемы всех томичей… Но вот с проблемами студентов в последнее время он справляется все лучше и лучше. В один день с презентацией столовой состоялись еще два значимых для будущих педагогов события.

    В общежитии открылся компьютерный класс общего пользования на десять мест с подключением к Интернету. А позже в ТГПУ состоялось награждение лучшей группы – в рамках традиционного уже конкурса, который проходит в университете каждый семестр. «Чемпионы» прошлого семестра летали на каникулы в Прагу. Нынешние победители – группы института профессиональной подготовки и факультета иностранных языков — совершат недельный тур по Европе. У ребят – стопроцентная успеваемость, сессия сдана на одни пятерки.

    Такое уж тут, в университете, воспитание: учиться хорошо – это престижно и выгодно.

     

    Молодость бывает рукотворной

    О возможностях томской пластической и косметологической хирургии рассказывает пластический хирург Первой частной клиники, врач высшей категории, действительный член Общества пластических и реконструктивных хирургов кандидат медицинских наук Сергей КОЛЕСНИКОВ.

    — Мы делаем операции как по эстетическим показаниям, так и реконструктивные (восстановительные). Лицо, молочная железа, туловище. Коррекцию возрастных изменений — их в народе называют подтяжками. С возрастом лицо «плывет», обвисает… Брови опускаются, взгляд становится придавленным, усталым, мешки под глазами… После операции женщина будто десяток лет сбрасывает. Взгляд становится более открытым, даже игривым. После контурирования нижней челюсти и устранения провисших тканей становится четко очерченным подбородок. Устраняем носогубные складки или уменьшаем их выраженность. После 50-55 лет, как правило, есть необходимость во всех этих коррекциях.

    — Как быстро женщина возвращается после такой операции «в строй»?

    — После двух недель. Одна наша недавняя пациентка очень переживала, как она вернется на работу с «новым» лицом. Недавно звонит радостная: все заметили, что в ней что-то здорово изменилось, но что именно – никто понять не может.

    — И все же это операция…

    — Да, хирургия – это всегда определенный риск. И поэтому всегда нужно очень отчетливо осознавать необходимость такого рода вмешательства. Часто к нам обращаются люди с трансформированной психикой, недовольные собой. Эта проблема не исчезнет даже при прекрасных результатах операции. Из сотни пришедших ко мне на прием реально нуждаются в помощи пластического хирурга (и, соответственно, попадают на операционный стол) всего человек 20.

    — Кроме желающих помолодеть кто еще обращается?

    — В нашей клинике мы делаем много реконструкций молочных желез после их удаления у онкобольных. Кожа вначале растягивается, в сформированный объем помещается протез — силиконовый имплантат. Сосочек делаем из местных окружающих тканей, красим – предпочтителен татуаж…Устраняем ожоговые рубцы, уродующие дефекты. Очень сложно (путем иссечения и пересадки кожи с бедер) бывает устранять татуировки. В прошлом году у двоих мужчин «снимали» синие перчатки с кистей рук.

    — Чего ждет от хирурга молодежь?

    — Исправления ушек, носиков. Обидно же бывает: красивая девочка, а уши комично торчат. Через небольшой разрез за ухом путем выполнения насечек, подточек хрящ моделируется так, что ухо подгибается. Норма отстояния его края от кости черепа — не более 2 см.

    — Нос «лепить» сложнее?

    — Конечно. Дам обычно не устраивают крупные носы, с горбинкой.

    — Грудные имплантаты дороги?

    — В среднем одни протезы обходятся в 36-40 тысяч рублей. Есть отечественные, французские, голландские, американские… Выбираем всегда вместе с пациенткой. Правда, отечественные я в своей практике не использую. Зачем рисковать?

    — Какой в этом риск?

    — Вокруг протеза может развиться капсула, стянуть его, тогда груди будут выглядеть как два мячика. Тут все зависит от поверхности имплантата: текстурированная (шероховатая) она или гладкая. Вокруг гладкой оболочки образуется плотная капсула, а вокруг шероховатой — эластичная, мягкая.

    — Сколько лет гарантия?

    — Те фирмы, с которыми я работаю, дают пожизненную гарантию вплоть до замены, если случится что-нибудь. При сильном ударе теоретически имплантат может разорваться. Будет сильная боль, изменится форма груди. В этом случае — сразу к врачу!

    — Кто чаще делает такие операции, молодые девушки?

    — И совсем юные, у которых от природы нет бюста, и рожавшие женщины с растянутой, отвисшей грудью. Дамы после сильного похудания. Мы делаем и подтяжку груди с формированием только вертикального рубца, что в настоящее время является передовой методикой. Операции делаются, как правило, в день госпитализации. Сутки-двое надо полежать в стационаре. После этого – амбулаторное долечивание.

    Живи, мой край, и процветай!

    Детские творческие коллективы Каргаска и Парабели получили финансовую помощь от газовиков в рамках общероссийской программы «Газпром» – детям».

     

    Они выпорхнули в зал звонкой дружной стайкой – полтора десятка девчушек в народных хантыйских костюмах. Танцовщицы создавали перед зрителями другой мир – мир света, простора, движения. Этот замечательный праздник состоялся в Каргасокском районе в стенах областного художественного музея.

    Руководитель каргасокской детской танцевальной студии «Искорки» Алена Луцкова, чьи воспитанницы принимали участие в празднике, считает, что детские таланты раскрываются во многом благодаря поддержке ОАО «Востокгазпром»:

    – Наша студия дружит с «Востокгазпромом» давно. Девочки были еще совсем маленькие, когда впервые станцевали на юбилейном празднике газовиков в Томске. Было это в 2004 году… Зрители восторженно встретили наш номер, видимо, тогда наш коллектив и запомнился. А сейчас мы уже получили звание «Образцовая студия танца». У нас сейчас занимается более 70 детей от 5 до 16 лет. Сертификат от газовиков на 80 тысяч рублей, который мы получили в рамках программы «Газпром» – детям», стал для нас неожиданностью, но очень приятной. Благодаря этим деньгам мы смогли воплотить давнюю мечту – поставить хантыйский сюжетный танец чаек. Он был придуман несколько лет назад, дело было за костюмами – они дорогие по исполнению, с украшениями, меховой оторочкой, сапожки нужны специальные. 2 декабря прошлого года мы уже участвовали в областном конкурсе «Томская мозаика» с этим танцем в новых костюмах. Стали лауреатами 3-й степени!

    Одно из направлений программы «Газпром» – детям» – поддержка детского творчества. Компания «Востокгазпром» оказала финансовую поддержку местным творческим коллективам: четырем ансамблям в Каргаске и пяти в Парабели подарили от 50 до 80 тысяч рублей. Помощь от газовиков получили каргасокские «Искорки», ансамбль национального танца «Челд» и ребята-ложкари… Средства эти пошли на сценические костюмы и обувь, кто-то потратил подарок газовиков на новые инструменты.

    – Дети очень трепетно относятся к тому, что кто-то замечает, что они делают, – поделилась впечатлениями Наталья Ермакова, начальник отдела культуры администрации Каргасокского района. – Им очень важно, чтобы их творчество оценили. То, что «Искорки» получили деньги и сшили национальные хантыйские костюмы, очень важно. Это же национальная культура, может быть, бренд нашего Каргасокского района. Мы хотим вывезти ансамбль за пределы Томской области, показать соседям, потому что танец получился очень красивым и самобытным.

    Наша справка

    В 2007-2008 годах на реализацию программы «Газпром» – детям» компания выделила 5,9 млрд. рублей. Благодаря программе в прошлом году введено в строй почти 250 спортивных объектов, и более 150 тысяч мальчишек и девчонок пришли заниматься в организованные «Газпромом» секции и кружки. По мнению руководства ОАО «Газпром», задача программы «Газпром» – детям» – развивать творческий и духовный потенциал подростков.

     

     Каргасокская земля по-настоящему уникальна и богата как природными ресурсами, так и талантами, и компания «Востокгазпром» - дочернее предприятие «Газпрома» - в рамках общероссийской программы «Газпром» – детям» помогает юным дарованиям раскрыться в полной мере.

    Будем ведущими еще лет пятьдесят

    Об итогах «нефтяного» 2007 года и планах на 2008-й рассказали на совместной пресс-конференции заместитель губернатора по недропользованию и природным ресурсам Владимир Емешев и начальник управления по недропользованию по Томской области Александр Комаров.

    — Задачи у Томской области в этой сфере сегодня три: восстановиться после тех потерь, которые три-четыре года назад мы понесли в связи с реорганизацией «Томскнефти». Увеличить сырьевую базу Томской области. Выйти «на полку» по добыче не менее 12 млн. тонн и удержаться там, — обозначил задачи Владимир Емешев. — В 2006-2007 годы капиталовложения в геологоразведочные работы и обустройство месторождений увеличились на 150 процентов: с 4 млрд. рублей до 21 млрд. (из них доля «Томскнефти» — 16 млрд. рублей).

    Наконец мы стабилизировали добычу: получили в 2007 году 9 987 тысяч тонн нефти, 500 тысяч тонн конденсата и 4,5 млрд. кубометров газа.

    Заметим: «Томскнефть» сумела только стабилизироваться на своих низких показателях. А вся прибавка – от малых недропользователей. Они в 2007 году добыли 1 450 тысяч тонн нефти (четыре года назад – всего 250 тысяч тонн!). Это около 20 процентов от всей добычи на территории. В 2008 году ожидается прирост от малых недропользователей на 800 тысяч тонн, а по «Томскнефти» — падение на 120 тысяч тонн. Так они себе запланировали. Мы понимаем, что происходит в «Томскнефти», как трудно восстановиться такому большому предприятию за год-два…

    Очень важно, что у нас на территории области остались настоящие недропользователи, которые работают, вкладывают деньги. С поля ушли перепродавцы. Последние из таковых («Томнефть» и «Инсайдер») были в декабре прошлого года лишены лицензии, их 11 участков уже переданы в нераспределенный фонд. Они сейчас пытаются опротестовать наше решение в арбитражном суде, потому что у них покупатели на эти участки наметились. Но наша позиция твердая: такого рода деятельности в области больше не будет.

    Самый проблемный вопрос в Томской области – это прирост сырьевой базы. В 2007 году защищенный прирост составил 32 миллиона тонн извлекаемых запасов за счет геологоразведочных работ и плюс 8 миллионов – от их перерасчета.

    Мы в этом году открыли 9 прежде разведанных месторождений и одно новое. Это 42 процента от всех открытых в России! То, что нам удалось на Южно-Пыжинской скважине получить нефть, по значимости сопоставимо с тем, как Томская область 40 лет назад открыла для себя нефтяную отрасль и как 12 лет назад открыла газовую. Правобережье позволит Томску еще 50-60 лет быть ведущей областью в нефтегазовом секторе России.

    Скептики говорили: правобережье «промыто», там нефти нет, даже некоторые известные геологи так считали. А мы нашли ее. Причем в средних и нижнеюрских горизонтах, что казалось маловероятным. Сейчас с этой нефтью работают ученые. Юрская нефть очень хорошая, легкая для переработки. Мы хотим уже в этом году нарезать пару участков рядом с Южно-Пыжинской и дать их способным недропользователям, чтобы они, забазировавшись там, смогли через три-четыре года выйти на центр правобережья, — делится планами Емешев.

     

    ТОЛЬКО ЦИФРЫ

  • В 2004 году на геологоразведочные работы в России направлялось 5 млрд. рублей, сегодня – уже 20 миллиардов. В Томске в 2004 году израсходовано всего 87 «федеральных» миллионов, за 2006-2007 – уже полтора миллиарда.
  • Недропользователи тоже наращивают вложения в геологоразведку: в 2006-м — около 3 млрд. рублей, в 2007-м – 6,1 млрд., в 2008 году планируется затратить на эти работы уже более 8 млрд. рублей.
  • Гвардеец по жизни:
    Анатолий Доманевский учит мальчишек спорту и мужеству

    Шестиклассника Доманевского привели в клуб «Гвардия» друг и тяга к военной романтике. Здесь нашлось все, чего душа желала: учебное оружие, красивая форма, спорт, дружба и требовательное к мальчишкам отношение со стороны взрослых. Мужчины-инструкторы прошли Афганистан. Живые герои.

    Сегодня у Анатолия Доманевского черный пояс по карате (первый дан), несколько юбилейных медалей, медали «За службу на Северном Кавказе», «За заслуги». И еще – «За отвагу».

    Но главное – осталась в его жизни «Гвардия». Полсотни мальчишек, которых надо научить быть мужчинами.

    Играют мальчики в войну

    — Сначала для меня это была игра в войнушку, потом переросло в серьезный спорт, который здорово помог в жизни. Все готовились к службе в ВДВ. У меня до армии было 6-7 прыжков с парашютом.

    — В десантники вас и взяли?

    — Из «Гвардии» в десант пятеро пошли: я, Пашка Калиткин, Игорь Мясоедов, Саша Ануфриев и Юра Алексеев. Алексеев стал мотострелком. Пашка в 34-й полк попал. А Игорь, Сашка и я служили все время вместе, в 76-й воздушно-десантной Псковской дивизии. Там мы сразу попросились в разведку: это круто! В разведроте спать вообще перестали: тренировки, ВХД, «иди сюда», «помоги», дембеля развлекаются…

    Система армейского воспитания очень действенна. Нас учили и научили неплохо – как нужно себя вести, как нельзя. Стандарт: разведчик должен быть помыт, подтянут, в чистой форме… Идеален.

    Терпеть и выживать

    — Какие еще качества разведчика в вас воспитывали?

    — Терпение. Силу воли. Умение стиснуть зубы и сделать что-то через не могу.

    Мальчик мужчиной становится годам к 25. А в 18 он сопливый еще совсем, ветер в голове. Мы думали: встать на защиту Родины? Да нет проблем! Хотелось на войну. Плакали даже, когда с самого начала первой чеченской кампании рота уходила, а нас, молодых, не взяли… Там тогда мясорубка была. Наши попали под обстрел в декабре. «Урал» сгорел, ротного Шевелева ранило, потом ему Героя России дали…

    Мы оказались в Чечне только весной. Сначала как дурачки были: кругом пули, а мы – хи-хи, ха-ха. Хотелось спать и жрать. Были моменты суровые, но об этом не думали. Мы командующего группировкой сопровождали. Как-то под горкой трое суток отстреливались. Там, наверху, по идее, наши должны были быть… Пошел 34-й полк на сопку в разведку – на «духов» напоролся. Легко отделались: всего два человека пострадали, один погиб. Павлик Калиткин орден Мужества получил – пацана раненого вытащил на себе из-под огня.

    — Что такое разведка?

    — Разведка – это мясо. Хорошая разведка — не всегда. Смотрели фильм «Звезда»? Он, в принципе, нормальный, но глуповатая там получилась разведка. Во время той войны связи толком не было, посылали группу за группой…

    Сейчас со спутниковой связью проще. В остальном то же самое. Сбор информации, наблюдение. Нужны хорошая физподготовка, умение существовать автономно в тылу противника, оборудовать схроны, добывать пищу и воду. Вступишь в схватку на территории противника — все, нет подразделения. Тактика, наблюдение, ориентирование по карте… Этому нас поучили сколько успели. Мы стараемся мальчишек каким-то образом натаскать до армии.

    Правда жизни от Голливуда

    — Вам пригодились навыки борьбы?

    — До рукопашных схваток у меня в Чечне не доходило вообще. Стреляли в нас из-за угла, из-за горки. Два человека в роте погибли перед самым Новым годом…

    — Романтизма поубавилось?

    — Конечно. Серьезнее стали. Увереннее в себе. Да и к семье по-другому стали относиться. Но вообще понимание, что тебе дала армия, приходит с годами. Вот, к примеру, приучили меня там к порядку – теперь любой бардак страшно напрягает.

    — Сейчас, в свои 33, как думаете, что вы там делали?

    — Мы защищали интересы государства. И в Чечне – это ведь стратегический район России. И в Афгане…

    — Ваши мальчишки понимают, что такое Родина?

    — Те, кто постарше, да. А малышей мы научим.

    — Подготовка помогла кому-то из них выжить?

    — Все, кто у меня учился, вернулись (тьфу-тьфу-тьфу). И сейчас кто-то служит в СОБРе, спецназе, кто-то учится, работает… Но никто не спился, не пропал, не сел.

    — Фильмы про Чечню смотрите?

    — Мало серьезных… «9-я рота» ничего, но там косяков много. «Взвод» и «Рэмбо-1» — вот где правда жизни!

  • В Томской области проживают 6263 ветерана боевых действий, из них 440 инвалидов. И 186 семей погибших в локальных конфликтах.
  • В МРО «оборонно- спортивном клубе «Гвардия» занимаются полсотни мальчишек от 6 до 16 лет. Виды спорта: рукопашный бой на основе карате кекушинкай, строевая подготовка и прыжки с парашютом. Летом — сборы в Аникино. Программа: карате, ОФП, тактика, школа выживания.
  • Владислав Зинченко:
    Такого развития томская наука еще не знала в своей истории

    Наша справка
    8 февраля (28 января по старому стилю) 1724 года Петр I учредил Российскую академию наук. 7 июля 1999 года президент РФ подписал указ об установлении Дня российской науки: «Учитывая выдающуюся роль отечественной науки в развитии государства и общества, следуя историческим традициям и в ознаменование 275-летия со дня основания в России Академии наук, установить День российской науки и отмечать его 8 февраля».

    О том, что наш уникальный научно-образовательный комплекс станет «паровозом» томской экономики, мы говорим на протяжении всех последних лет. Нынче этот тезис получил реальные подтверждения. Динамика развития комплекса в 2007-м доказала правоту тех, кто делал ставку на инновации. Об этом – наш разговор с заместителем губернатора Томской области по научно-технической и инновационной политике и образованию Владиславом Зинченко.

    УРОЖАЙНЫЙ ГОД


    — В 2007-м в Томской области реализован годовой этап трехлетней программы «Разработка и реализация модели инновационного развития на примере Томской области», которую мы (единственные в России!) ведем с министерствами. Предполагается, что наш опыт, если он окажется удачным, будет растиражирован впоследствии на другие регионы. Мы ставили задачу за 3 года увеличить финансирование научно-образовательного комплекса в полтора раза, а выполнили ее за 2 года. И даже с превышением: вышли на интегральные объемы финансирования в 14 млрд. рублей с лишним (на старте было около 9). Темпы роста – более 25 процентов, гораздо выше средних по промышленности.

    Очень важную роль здесь сыграл приоритетный национальный проект «Образование». Благодаря ему в двух университетах мы завершили (в третьем закончим в 2008 году) переоснащение лабораторного, учебно-методического оборудования и создали 14 центров коллективного пользования. Всего в это дело будет вложено с учетом 2008 года около 2,5 млрд. рублей. Такого развития томская наука и университеты не получали еще никогда в своей истории!

    — Год был урожайным также на гранты и победы в конкурсах…

    — Да. По федеральной целевой программе «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технического комплекса России на 2007-2012 годы» Томская область в 2007 году оказалась в числе пяти территорий, имеющих наибольшее количество проектов — в приятном соседстве с Москвой, Московской областью, Санкт-Петербургом, Новосибирском. Мы выиграли 40 проектов, из них 20 – в области нанотехнологий. Это неудивительно: ведь у нас уже с десяток новых нанопродуктов выведено на рынок.

    В 5 раз увеличился объем совместных работ с Российским фондом фундаментальных исследований и с Российским гуманитарным научным фондом (в 2006 году томичи выиграли 327 грантов РФФИ, в 2007-м – 362). Это создает запас идей, которые потом переходят в стадию разработок. В федерально-региональном инновационном конкурсе мы вышли на первое место в стране, и этот наш скачок его организаторов несколько даже пугает. У нас выросла изобретательская активность – на 60 патентов больше в прошедшем году, чем в 2006-м (было 391, стало 463). Показатель качества докторантуры (защищенные диссертации на выходе) самый высокий в Сибири: 50 процентов — это процентов на 20 выше среднероссийского.

    ИДЕЮ ПРЕВРАТИМ В ЗАВОД


    — Запас идей в самом деле у нас солидный. А как они реализуются?

    — Мы рассматриваем успешную научную деятельность как цепочку: фундаментальные исследования, прикладные, затем либо малые инновационные предприятия через программу «Старт» и поддержку областной целевой программы «Развитие инновационной деятельности в Томской области», либо крупные проекты, связанные с выводом продукции на рынок.

    Томск выиграл три крупных проекта в рамках федеральной целевой программы, стоимость каждого — несколько сотен миллионов. Они нацелены на создание действующих производств. Проект по производству нанофильтров (на базе разработок ИФПМ), биотехнологии на основе нанотехнологии (компания «Биолит»), создание материалов для медицины…

    Областная администрация недавно поддержала проект — центр проектирования на базе суперкомпьютера «Скиф», и он вышел на очень приличные объемы. Сейчас этот центр устанавливает прямую связь с помощью телепорта в ТГУ с красноярским НПО им. Решетнева. Станет возможным проектировать в режиме реального времени, «с листа». Система такая: красноярские проектировщики сбрасывают нам данные, наши специалисты на суперкомпьютере считают и тут же выдают им готовую проектную документацию. Так в этом центре выработка на одного сотрудника, включая молодых, уже превысила миллион, зарплаты, соответственно, – под 45 тысяч.

    Вот она – эта цепочка научного успеха: все начинается с разработки и заканчивается производством с крупными объемами продаж. Научное исследование превращается в завод.

    Два таких проекта, запланированные на 2008 год, уже находятся на экспертизе в дирекции федеральной целевой программы, еще около пяти мы готовим. Сегодня к нам приехала целая команда из Тайваня по поводу очень перспективного проекта российского и международного уровня — строительства фабрики монолитных интегральных схем для СВЧ-электроники на основе арсенида галлия. Начало строительства запланировано на 2008 год. Мы видим, что это важная задача на будущее — отладить систему работы с международными партнерами, деятельность совместных предприятий в области наукоемких технологий.

    КАК СОХРАНИТЬ ПРОСЛОЙКУ


    — Отток «мозгов» и идей за рубеж сейчас приостановился?

    — В отличие от науки Москвы, Питера, да и Новосибирска, в Томске не было большой утечки «мозгов». Власть всегда старалась создать условия для молодых ученых. Их, в общем-то, всего три: доступ к современному оборудованию, зарплата, квартира.

    Проблема современного оборудования сегодня решена. Жильем мы серьезно занимаемся. Еще три года назад мы давали 100-150 квартир в год молодым специалистам, потом программа была передана из Министерства образования и науки в Росстрой, и там она «потерялась». Мы должны восполнить пробел. Сегодня строим три общежития нового типа, прорабатываем вопрос по возведению квартир для молодежи. Поставили себе амбициозную задачу – построить тысячу квартир для молодых ученых и преподавателей за три года.

    По статистике средняя зарплата по отрасли «наука и научное обслуживание» вышла на 20 тыс. рублей, заметно превысив среднеобластную.

    — Какие еще полезные для дела новации в науке нас ожидают?

    — По инициативе губернатора создано Профессорское собрание. Я надеюсь, что это объединение поможет области решать крупные задачи, значительно нарастить число ученых, вовлеченных в активную деятельность в инновационных программах. Это прослойка тонкая, но чрезвычайно влиятельная в обществе. Интеллектуальный потенциал – вот он, и его надо использовать.

    Брукфильду на зависть

    В НИИ ХИМИИ НЕФТИ РАЗРАБОТАНЫ УНИКАЛЬНЫЕ ПРИБОРЫ ДЛЯ ЭКСПЕРТИЗЫ ТОПЛИВА

    Холодное имя «Кристалл» как-то не подходит этому аккуратненькому прибору веселого ярко-желтого цвета. Название возникло давным-давно, еще при Союзе. Специалисты из лаборатории реологии нефти Института химии нефти начинали с измерения кристаллизации авиационных керосинов для завода реактивных топлив в Чимкенте. Потом оказалось, что такой прибор нужен для проверки дизтоплив, масел, антифризов… Когда аппарат усовершенствовали, он стал официально называться «измеритель низкотемпературных показателей нефтепродуктов», сокращенно ИНПН. А прозвище «Кристалл» закрепилось в умах многочисленных потребителей…

    НЕФТИ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ

    Нефти бывают разные – некоторые уже при комнатной температуре можно ножом резать. Чтобы нефть не застревала в трубе, была жиже, добавляют разные антидепрессорные присадки, которые и разрабатывают в лаборатории реологии. Эти присадки нужно испытывать, чтобы точно знать сообщаемые ими свойства. Как проверять результаты? Как точно измерить вязкость нефти, как предугадать ее поведение при разных температурах?

    Традиционные гостовские анализы — достаточно громоздкие и долгие. Они требуют габаритного оборудования, большого количества расходных материалов. Например, помутнение и застывание дизтоплива определяется так: лаборант помещает пробирку в охлаждающий аппарат, периодически вытаскивает ее и смотрит, помутнела жидкость или нет. Многое тут зависит от добросовестности сотрудника.

    «Кристалл» делает все сам. Автоматически понижает температуру пробы, просвечивая ее инфракрасным лучом. Как только поток света ослаб, подается звуковой сигнал, и на табло выводится температура, при которой вещество помутнело. Для определения температуры застывания есть датчик с падающим грузом. Лаборанту надо лишь снять показания с табло.

    ЧТОБЫ САМОЛЕТ НЕ УПАЛ

    Этот прибор сегодня используют не только исследователи нефти, но и практики. Покупают заводы, которые производят нефтепродукты, нефтебазы, контролирующие органы, например ЦСМ.

    У одного большого столичного автотранспортного предприятия однажды морозной зимой начались серьезные проблемы. Грузовики стали «замерзать». Вроде все исправно, дизтопливо с паспортом, качественное… В чем дело? Купили в Томске четыре «Кристалла». Проверили горючку, оказалось – поставщик их бессовестно обманывал. Вместо зимнего завозил им обыкновенное дешевое дизтопливо, добавив в него лишь присадки. От этого оно не застывало, но становилось тягучим и через фильтр не проходило — есть же коэффициент предельной фильтруемости. «Кристалл» его, кстати, тоже показывает.

    В авиации «Кристаллы» используются очень активно. Кристаллизация авиационных керосинов должна начинаться при температуре не выше минус 60 градусов. Каждый раз, выпуская самолет, проверяют горючее. Иначе самолет может просто упасть.

    На пермском заводе «Лукойл» два прибора работают с 2002 года. Сутками, непрерывно. Там есть и другие, французские – очень дорогие. Но специалисты исследовательской лаборатории, которые составляют рецепты нефтепродуктов, пользуются «Кристаллами», говорят – удобнее и надежнее.

    СКОПИРОВАТЬ НЕВОЗМОЖНО

    Существуют ли конкуренты? Разработчик — ведущий конструктор НИИ химии нефти кандидат геолого-минералогических наук Валерий Николаевич Шатохин пожимает плечами:

    — Приборы, отслеживающие данные характеристики, существуют, конечно. Мы стали конкурировать с зарубежными производителями: у них приборы дорогие, а мы делаем компактнее, удобнее и дешевле. В России подобного не делает, пожалуй, никто.

    В Краснодаре попробовали скопировать наш «Кристалл», но ничего толком не получилось – не работает, горит. И не продается. Ведь в его основе – наши разработки, не владея ими, не понимая принципа, ничего не построишь. Наш прибор взял «золото» на конкурсе «Гемма-2006» — «Сто лучших товаров Сибири».

    Вязкость характеризует качество масла. Ее мы проверяем «взбиванием»: шпиндель вращается, масло при понижении температуры густеет, сопротивление увеличивается, мы фиксируем показания, калибруем. Есть аналогичный американский прибор — вискозиметр Брукфильда. В его составе нет холодильного устройства, он больше в несколько раз и стоит в долларах столько же, сколько наш в рублях. Да еще термостат к нему докупать…

    Всего же изготавливают и продают около четырех десятков «Кристаллов» в год.

    КЛИЕНТ КАК ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА

    Вторая, пользующаяся огромным спросом по всей стране и за рубежом разработка лаборатории реологии – октанометр с лабораторным комплектом. Предназначен он для экспресс-контроля качества бензинов. В чемоданчике компактно размещены небольшой октанометр (он показывает дизельное и октановоое число), пробоотборник, набор трубочек. Каждая – для отдельного анализа: содержание растворенной воды, присадок, свинца… Вооружившись этим чемоданом, можно делать до 17 разных анализов топлива.

    Главное преимущество в том, что это экспресс-метод. Как октановое число считают по ГОСТу? Представьте: установка в полкомнаты, рядом моторист с хорошим слухом. Два сосуда, в один заливают эталонное топливо, в другой испытуемое. Запускается мотор. И при переходе с одного на другое моторист должен услышать детонацию. В Томске такая установка есть только на «Нефтехиме» – попробуй туда проникни, да и делают долго. А центрам стандартизации и метрологии, например, нужны оперативные результаты.

    Хорошо бы прибором этим обзавелись томские заправки – экспресс-методом проверяли качество бензина на входе. Кстати, этот же октанометр с успехом определяет и цетановое число дизельного топлива.

    — В нашем октанометре есть стаканчик-датчик, — показывает свой прибор Валерий Шатохин. — В него наливают нефтепродукт, и через несколько секунд на табло уже видны показатели. Принцип работы основан на измерении диэлектрической проницаемости. Мы прокалибровали диэлектрическую проницаемость разных нефтепродуктов, записали в память прибора. Прибор сравнивает полученные результаты с имеющимися в его памяти и выдает результат. Кроме этого, мы научились измерять чистоту масла. Особенно это важно для дорогих крупных машин на месторождениях, ведь может погибнуть двигатель. Если грязным будет трансформаторное масло – пробьет трансформатор. Понятно, что прибор очень востребован – мы их продаем около 360 в год, да и этого мало – заказчики в очередь стоят. Сейчас в работе крупный заказ из Иордании, у них бензин изготавливается своими средствами, без приборов контроля никак. Посылаем свои аппараты в Америку, Польшу…

    Главный двигатель прогресса у нас — это клиенты, их нужды. Они приезжают, звонят: нам надо вот это измерить и это, можете? Отвечаем: надо подумать!

    И кирпич плывет

    В ТОМСКОМ НИИ СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ ТГАСУ ОБЫКНОВЕННЫМ ВЕЩАМ ПРИДАЮТ САМЫЕ НЕОБЫЧНЫЕ СВОЙСТВА

    Этот институт, где штатных сотрудников всего-то 34, не назовешь скромным и незаметным. Нет в области такой строительной организации, которая не пользовалась бы услугами его центра по сертификации материалов. Нет в соседних регионах структур, которые, воспользовавшись однажды разработками этого НИИ, не завязали бы контактов надолго. И, наконец, нет человека, который, узнав об удивительных свойствах изобретенных или усовершенствованных здесь строительных материалов и технологий, не воскликнул бы: «Не может быть!»

    Может. И непременно будет.

    Пока это по большей части опытные образцы, поражающие воображение. Например, разработка отдела качества строительных материалов (руководитель – д.т.н., профессор Николай Цветков): сверхлегкий, супертеплый, звукоизолирующий, не подверженный гниению и очень прочный деревянный клееный брус со вставкой-утеплителем внутри. Из него так же легко соорудить, скажем, перегородку, как из современного гипсокартона. Но это уже будет экологично, красиво, крепко, бесшумно, тепло и по-настоящему на века.

    Еще чуднее разработка группы ученых под руководством д.т.н., профессора Нелли Скрипниковой: кирпич из полых внутри шариков золы, какие образуются при сгорании угля на теплоэлектростанциях. Той самой – с огромных промышленных золоотвалов, душевной боли всякого эколога. Слепленный из этой «грязи» брусок не только экологичен, но и прочен (марка 150 при средней – 100-125), его теплопроводность в четыре раза меньше обычного кирпича. И очень легкий – если его опустить в воду, он поплывет! Трудно оценить, насколько такой кирпич удешевит строительство, ведь для легкой и теплой стены уже не понадобится мощного фундамента. Московская фирма «Билон» уже заказала проект для организации такого производства в Кемерово.

    Пользуется огромным спросом у строителей Томска машина, разработанная к.т.н., доцентом (первый проректор ТГАСУ) Сергеем Ющубе. Она способна без ударов вдавливать сваи в грунт на городских стройках.

    Наталья Копаница скоро защитит докторскую диссертацию по использованию торфа в стройиндустрии: из него, оказывается, можно делать замечательные утеплители и стеновые панели…

    А ГОРОД ПОДУМАЛ – УЧЕНЬЯ ИДУТ

    Позапрошлым летом томичей ожидали серьезные трудности в перемещениях за городом, а сам город – большие расходы. Мост через Черную речку пришел в негодность. По первоначальному проекту реконструкции предполагалось закрыть трассу на 2-3 месяца, построить объездную дорогу, вскрыть полотно, а сам мост разобрать и заменить разрушенные части новыми. Так делалось всегда и везде. Так случилось бы и на этот раз, если бы подрядчик, «Мостоотряд-101», не рискнул воспользоваться новой технологией, предложенной учеными из НИИ. В итоге трассу вообще не закрывали, ограничивали лишь поочередно движение по полосам. Поддомкратили дорогу и стали восстанавливать разрушенный ригель моста специальными материалами послойно. А мы и не заметили того эпохального ремонта.

    ПРОСТО ДОБАВЬ…

    — Все дело в добавках, — поясняет руководитель отдела полимерных материалов (самого значимого по объемам работ в институте) к.т.н. Геннадий Шмидт. – Мы разработали множество составов проникающего действия и целые технологии по восстановлению и гидроизоляции. Несколько лет назад мы взялись усовершенствовать состав кольматрона, адаптировать к нашим условиям. В комплексе с сухими смесями томского завода «Богатырь» кольматрон приобрел небывалую водонепроницаемость и морозостойкость. Он способен закрыть поры в любом бетоне, даже сильно разрушенном.

    Подвалы крупных магазинов в центре Томска («Каприз», «Роман» и другие) совсем еще недавно были на полтора метра заполнены грунтовыми водами. Сегодня здесь сверкают полировкой новенькие торговые залы. Не многие верили, что специалисты из ТГАСУ решат эту задачку, а они решили.

    Еще трудней были проблемы, с которыми столкнулись томичи в Питере. Узнав о разработке, в Томск приехали представители пивоваренной компании «Балтика». Они попросили сделать гидроизоляцию резервуара для зерна, уходящего больше чем на 8 метров под землю. Грунтовые воды – на глубине в полметра. Ничего, справились. Подвальное хранилище ценностей Внешторгбанка на Невском проспекте затапливало каждый раз, когда вода в Неве поднималась. Сплошной поток шел от стены к стене, будто и не было ему преград. Герметичную изоляцию томичи сделали за полгода. Сегодня банкиры и не вспоминают о былых потопах. А в Санкт-Петербурге успешно работает совместная томско-питерская фирма, специализирующаяся на изоляции и восстановлении железобетона. От заказчиков нет отбоя…

    — Мы называем это принципом «подводной лодки» – делается полная гидроизоляция внутренних объемов, – рассказывает Геннадий Григорьевич. – Благодаря свойствам новых составов мы можем даже бассейновую ванну отлить не «многослойным пирогом», как обычно, а одним только усовершенствованным кольматроном.

    Это только одно из многих направлений деятельности отдела полимерных материалов. Разнообразные реставрационные краски, защитные покрытия, мастики, технологии реконструкции заброшенных промышленных зданий, даже просто перечень томских памятников, отреставрированных по проектам НИИ стройматериалов к 400-летию города – тема отдельного разговора.

    ЗАКОНСЕРВИРОВАННОЕ ЛЕТО

    Асфальтирование – дело горячее, сугубо летнее. Весной оттаявшее полотно все в ямах и рыжих пятнах – это дорожники забивают дыры битым кирпичом до летнего ремонта. В лаборатории органических вяжущих и асфальтобетона придумали, как удлинить срок жизни битума. Специальная добавка делает битум желеобразным. В таком виде его можно хранить месяцами даже на открытом воздухе и использовать при минусовых температурах (до минус 15 градусов)! Удорожание небольшое – всего 10-15 процентов. Опытную партию материала выпустили прошлым летом на заводе в Сургуте.

    Удачно внедрена и новая технология щебеночно-мастичного асфальтобетона с усиленным каркасом. Он в отличие от обычного асфальта способен выдерживать повышенные нагрузки: здоровенные фуры уже не прокатают колеи в таком полотне. К сожалению, все эти новации пока приживаются не у нас, а у соседей – в Тюменской области, на Алтае…

    ЧУДО ИЗ МУСОРА

    Как, впрочем, и самая перспективная разработка отдела плазменных технологий модификации поверхностей, которым руководит заслуженный деятель науки, д.т.н., профессор Геннадий Волокитин: сорбционный материал ирвелен. Это микроволокно, которое получают путем плазменной обработки всякого, в общем-то, хлама: использованных пэт-бутылок, шприцев, упаковок, пластикового мусора. Из этого волокна сегодня изготавливаются фильтры поразительной эффективности. Документально зафиксирована очистка воды от нефтепродуктов и тяжелых металлов на 99,9 процента.

    Из ирвелена делают водные заграждения при утечке нефти. Если ирвеленовую ленту подложить под асфальт на дороге, прочность покрытия возрастает на 30 процентов. Микроволокно используется сегодня даже в нанотехнологиях: на него осаждают нанопорошки.

    А производится это чудо из мусора сейчас в городе Кельнеце в Германии, на совместном российско-немецком предприятии. Продукция четырех производственных линий пользуется в Европе огромным спросом.

    МЕЧТА КОММУНАЛЬЩИКА

    — У нас в отделе уже 14 технологий успешно покинули свои «пробирки», – рассказывает Геннадий Георгиевич. – В прошлом году, например, мы выпустили технологию восстановления чугунных отопительных приборов с помощью мощного электроразряда. За две минуты самая старая восьмисекционная батарея очищается от отложений снаружи и изнутри, после чего ее можно заново собрать, опрессовать, и она как новенькая! Это технология для коммунальщиков, которые считают деньги.

    Их, как оказалось, считают сегодня в Бурятии, Барнауле, Екатеринбурге. В Томске — пока нет. Хотя установка для очистки в институте есть, можно было бы работать…

    Прокопьевские коммунальщики высоко оценили другой придуманный в этой лаборатории аппарат: плазменный теплогенератор. Представьте: при разжигании котла в котельной обычно используют мазут, который в морозы загустевает. В НИИ стройматериалов сделали установку, которая работает на низкокалорийном топливе. Плазмотрон обеспечивает мгновенное сгорание древесного, торфяного порошка или опилок и нагревание теплогенератора до 700 градусов, после чего в печи продолжается процесс самогорения. Чуть котел приостынет – плазмотрон снова включается простым нажатием кнопки. Мечта кочегара…

    Специалисты отдела отремонтировали стекловаренные печи в Москве, на Алтае, в Красноярске. Эти печи не пришлось разбирать, заменять дорогостоящие бакоровые плиты, из которых сложены стенки ванны. Дыры и утоньшения «заварили» изнутри с помощью плазмы. Для стекольщиков совершенно очевидно, что томичи совершили маленькое технологическое чудо.

    Впрочем, не такие уж и маленькие эти чудеса, если посчитать сэкономленные силы, время и деньги.