Бизнес
2 10.04.2014

НЭП 2.0

Статей на сайте: 225

Экономика 2Экономика 2

В российской экономике начались большие перемены. Правительство запускает процессы по восстановлению экономической самостоятельности – импортозамещение, создание отечественной платежной системы, перевод расчетов с доллара на евро, рубль и другие валюты, национализацию финансовой системы и восстановление промышленной базы.

Причиной этих глобальных перемен стал кризис мировой финансово-экономической системы, в результате которого привычные модели развития перестают работать или работают неэффективно. Изменение политической ситуации и ухудшение отношений с США и Евросоюзом заставляют российское правительство действовать максимально быстро.

Уследить за этими переменами не успевают даже специалисты, а подавляющая часть российских граждан вообще не понимает, что происходит. Они считают, что таким способом наша страна отвечает на экономические санкции Запада. Понять происходящее мешают также устаревшие представления об экономике, которые активно внедрялись в сознание россиян с конца 1980-х годов.

Газета «Томские новости» открывает рубрику «Новая экономическая политика 2.0» (первый НЭП проводился в СССР в 1920-е годы). На страницах рубрики ученые, эксперты и практики простым и понятным языком помогут нашим читателям разобраться в современных экономических реалиях.

Ресурсный тупик России

Почему рыночные отношения погубили отечественную промышленность и наша страна стала сырьевым придатком промышленно развитых стран? Почему российская национальная валюта уступила место доллару? Почему мировой финансовый кризис ударил по России вдвойне? Почему в качестве спасения экономики правительство взяло курс на антиглобализацию?

На эти вопросы отвечают профессор кафедры мировой экономики и налогообложения ТГУ Владимир Цитленок и доцент кафедры финансов и учета ТГУ Татьяна Ильина.

 Рыночный фетишизм

По словам Владимира Цитленка, в 1990-х годах в России действовала примитивная идеология рыночников, наиболее яркими представителями которых были Егор Гайдар и Анатолий Чубайс. Они полагали, что рыночные отношения решат все проблемы структурной перестройки и создадут условия для формирования конкурентной среды. И на этой основе при накоплении определенного капитала и свободной конкуренции появится наукоемкий сегмент экономики.

Чтобы создать условия для развития конкуренции и ускоренного накопления капитала, российское правительство провело крупномасштабную приватизацию государственной собственности. Однако итоги приватизации оказались очень сомнительными, промышленное производство в России не выросло, напротив, темпы его падения только увеличились. Обещанное благоденствие не наступило.

– Дело в том, что эта чисто рыночная идея работала в XIX веке и в какой-то мере в первой половине XX века – до появления транснациональных корпораций, – поясняет Владимир Цитленок. – А в условиях транснационального капитализма и доминирования международных корпораций эта схема не работает, так как крупные мировые компании не позволяют конкуренции развиваться, душат ее на корню.

Например, сейчас российский рынок сотовой связи поделили между собой несколько крупных операторов, которые в процессе укрупнения поглотили практически всех региональных операторов. И теперь на этом рынке практически невозможно создать новую компанию с нуля, способную отвоевать себе какую-то долю.

Еще более классический пример – корпорация Microsoft, которая уже не первое десятилетие доминирует на рынке программного обеспечения, воздвигая непреодолимые барьеры для развития конкуренции.

– Поэтому, формируя в 1990-х годах в России условия для так называемой свободной конкуренции, в реальности российские руководители создали условия для прихода транснационального капитала, – говорит Владимир Цитленок. – Этот капитал пришел и подчинил своим интересам стратегические отрасли российской экономики. На откуп нашим национальным производителям он отдал только потребительский сектор, да и то не полностью.

 Сырьевой придаток

Что же произошло в 1990-х годах на самом деле? За проигрыш в холодной войне СССР заплатил своим развалом, и Россия, как проигравшая сторона, стала выполнять волю победителей. Российское правительство проводило политические и экономические реформы под чутким руководством западных советников.

По словам Владимира Цитленка, задача этих советников заключалась в том, чтобы встроить нашу страну в мировую финансово-экономическую систему. В этой глобальной системе России была отведена роль ресурсной производственной базы, другими словами – сырьевого придатка.

Для этого потребовалось выключить из экономики отечественную промышленность (за исключением сырьевых секторов, которые, напротив, модернизировались и развивались). Таким образом решались сразу две задачи: огромный российский рынок освобождался для иностранных товаров, а природные ресурсы страны, дотоле задействованные в отечественной промышленности, высвобождались для использования в экономике промышленно развитых стран Запада.

После дефолта 1998 года задача превращения российской экономики в ресурсную и интегрирования ее в мировую систему была решена. Наукоемкая обрабатывающая промышленность фактически была уничтожена, и самочувствие отечественной экономики стало все больше и больше зависеть от мировых цен на энергоносители.

Всеобщая долларизация

Параллельно внедрению рыночных отношений в стране произошло постепенное вытеснение национальной валюты. Вместо рубля основным расчетным средством стал доллар. Привязка отечественной экономики к международной расчетной единице должна была обеспечить ее встраивание в мировую экономическую систему.

По словам Татьяны Ильиной, долларизация произошла не сразу. Сначала был переходный период, так как у нас была плановая экономика и уникальная валютно-денежная система. Переходный период длился с 1987 по 1992 год. Тогда действовал множественный режим валютного курса. Для разных субъектов экономики и разных целей действовали четыре режима: биржевой (с 1991 года, для биржевых расчетов), специальный (для анализа и учета валютных операций), внешнеторговый (для внешнеторговой деятельности) и для физических лиц (для конвертации валюты при выезде за рубеж).

В 1992 году был принят закон о валютном регулировании и валютном контроле, который установил основы валютных отношений.

– Но разработчики этого закона почему-то упустили самый главный механизм валютных отношений – валютный рынок, – говорит Татьяна Ильина. – Может быть, на тот момент это была естественная ошибка, так как валютный рынок в России еще не был сформирован в его нынешнем виде. Это упущение исправили только во время реформы валютных отношений в 2003 году. Тем не менее с 1992 года в России начали активно развиваться валютные отношения.

Долларизация России в 1990-х годах дошла до того, что в долларах проводились почти все расчетные операции, даже цены во многих магазинах указывались в долларах или, как тогда было принято, в у.е. (учетных единицах), что тоже означало доллары. На многих предприятиях, особенно в Москве, даже зарплату выдавали в «твердой валюте», то есть в долларах. А рубли («деревянные») считались деньгами второго сорта.

Перевод расчетов на доллары создал дополнительные преимущества для транснациональных корпораций, облегчил им проникновение на российский рынок и захват контроля над стратегическими отраслями экономики.

У последней черты

В 2008–2009 годах грянул мировой финансовый кризис, который подвел черту под развитием современной экономической модели.

– Ряд экономистов считают, что это был не только финансовый, но и экономический кризис. Я полагаю, что в большей мере надо говорить о кризисе системы глобального транснационального капитализма, основу которого создают финансовые отношения, – рассуждает Владимир Цитленок. – Произошел резкий перекос между реальным и финансовым секторами экономики в пользу финансового. Этот перевес финансовой экономики, по сути своей виртуальной, над реальным производством и стал спусковым крючком кризиса.

Больше всего пострадали доминирующие страны транснационального капитализма – США, Германия, Япония и те страны, которые теснее других были связаны с крупными корпорациями этих ведущих стран. А также Россия, поскольку она находилась под сильным влиянием международного капитала.

Причем Россия пострадала вдвойне. Во-первых, мировой спрос на природные ресурсы снизился, и доходы от их продажи сократились. Во-вторых, иностранные корпорации, которые контролировали минимум четверть всех средств, задействованных в российской промышленности, стали уводить свои капиталы из России.

– К 2010 году цены на нефть более-менее восстановились, но стало понятно, что ориентироваться на опережающее развитие ресурсного производства нельзя, надо развивать наукоемкую обрабатывающую промышленность, – говорит Владимир Цитленок. – Причем деньги у нас есть, но из-за того, что Россия встроена в мировую экономику в качестве ресурсной базы, у нас очень ограничены возможности по конвертированию финансовых средств в развитие собственного производства.

С такой же проблемой столкнулись и множество других стран, которые находятся на второстепенных ролях в глобальной мировой экономике. Поэтому сейчас в мире начался отход от глобализации. Ряд стран, в том числе и Россия, запустили процессы по частичному восстановлению экономической автономии. Пока, правда, в рамках региональной кооперации друг с другом. Владимир Цитленок обозначил этот процесс как регионально-государственную автономизацию.

 

О том, какие действия Россия предпринимает и в какую сторону движется, мы расскажем в следующих материалах рубрики.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

2 Responses to НЭП 2.0

  1. «К 2010 году… стало понятно, что ориентироваться на опережающее развитие ресурсного производства нельзя, надо развивать наукоемкую обрабатывающую промышленность».
    Ну, ладно хоть к 2010 стало понятно, но 4 года-то чем занимались? Со «шпиёнами» боролись? А теперь что делаем? Да,очевидно, просто еще не всех «шпиёнов» поймали, но когда поймаем, вот тогда заживем…

  2. Царев Владимир

    Начались сказки про США, которые обманули Россию.
    Сырьевой характер экономики сложился уже к концу социализма — экономика стала сильно зависеть от экспорта нефти и газа (когда в связи с мировым приток нефтедолларов в СССР снизился сразу же стало заметно, как много страна закупает импортных товаров).

    Приватизация была проведена таким образом, что новые владельцы не стремились обновлять производство, а предпочитали выжимать из предприятий все соки. Вот и дожили до момента, когда производство оказалось изношенным до предела (исключение составляла добыча сырья — природная рента давала фантастические прибыли).

    Сейчас электроэнергия в России почему-то стала стоить на уровне развитых стран (это при том, что инвестиций в энергетику практически не было). Как можно рассчитывать на развитие собственного производства, когда все базовые ресурсы продаются по монопольно высоким ценам?

    Нормальная экономика развивается, когда строятся предприятия со сроком окупаемости 10 лет и более. Но в нашей стране кредиты дороги, а инфляция высокая. Поэтому частный бизнес не будет вкладываться в проекты с большим сроком окупаемости.

    Есть такое понятие — благоприятный инвестиционный климат. В России его нет, поэтому нет и нормальной экономики. И не будет, пока права собственности не будут надежно защищены, естественные монополии не будут жёстко регулироваться, а разворовывание бюджетных средств по-настоящему не будет наказываться.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

31 − = 30