Сестры по должности и призванию

Эксперты «ТН»: технологии, стандарты, милосердие – основные векторы развития российской медицины

Эта специальность уникальна в первую очередь своим названием. В том, что человека, выхаживающего больных, у нас называют сестрой (или братом, если речь идет о медработнике среднего звена мужеского пола), есть глубокий смысл. Собственно, в слове этом и заложено основное содержание профессии: в жестокой борьбе больного с недугом рядом с ним должен быть человек сильный, самоотверженный, надежный и близкий, будто родной по крови. Остальное детали. Впрочем, немаловажные: в стремительно меняющемся мире меняются и требования к специалистам.

  

 

Участники «круглого стола»:

  • Максим Заюков, главный врач Томской областной клинической больницы
  • Павел Коваленко, заместитель главного врача по кадрам Томской клинической психиатрической больницы
  • Татьяна Ложкина, главный специалист по стратегическому планированию отдела стратегического управления Департамента здравоохранения ТО
  • Мария Мамонтова, руководитель инновационно-образовательного отдела Томского базового медицинского колледжа
  • Олеся Плюскова, главная медицинская сестра Томской клиничесской психиатрической больницы

Свое мнение о роли, которую играет среднее звено в сегодняшнем здравоохранении, и о том, каким оно должно стать завтра, «ТН» попросили высказать экспертов. Разговор за круглым столом начался с вопроса: какие качества являются главными, без чего немыслима настоящая медсестра?

Без чего нельзя

Татьяна Ложкина:

– Профессионализм. Высокий уровень компетенций и ответственности за выполняемую работу, желание повышать свою квалификацию.

Максим Заюков:

– Обязательность, трудолюбие, доброта. Человек должен жизнь любить, без этого невозможно любить людей.

Мария Мамонтова:

– Я бы на первое место поставила милосердие, затем – грамотность, порядочность. Чтобы не было вранья: сделано или не сделано то, что доктор назначил. Способность получать знания, стремление к повышению своего уровня тоже важны, но этому человека можно научить.

Олеся Плюскова:

– Честность, чувство долга, ответственность, милосердие, доброта – особенно это важно для наших пациентов.

Павел Коваленко:

– На первое место я бы поставил ответственность, порядочность. Я считаю, это творческая работа, особенно у нас в психиатрии. Здесь с людьми нужно очень внимательно работать, много общаться, разговаривать, а не просто уколы ставить и манипуляции проводить.

– Контрвопрос: чего в массе своей не хватает среднему звену в российском, и в частности томском, здравоохранении?

Татьяна Ложкина:

– Многим не хватает милосердия. Бывает, за годы работы сестра профессионально выгорает и перестает видеть в больном личность, отношение человеческое теряется. Вторая проблема – недостаток профессиональной грамотности, особенно в муниципальных учреждениях. Медсестры, конечно, проходят раз в пять лет переобучение, но желания повышать свой профессиональный уровень между этими этапами у них нет.

Где брать кадры?

Олеся Плюскова:

– У нас в больнице много подразделений, а медсестер не хватает. Пациенты очень разные, есть на принудительном лечении, есть больные с детства…

Павел Коваленко:

– Люди боятся психиатрии, очень немногие соглашаются идти работать туда.

Чтобы решить проблему, нужно знакомить с этой сферой будущих медсестер еще на стадии учебы. Многие наши сотрудники, кстати, говорят, что здесь им даже интереснее работать, чем в обычной больнице, потому что общения с пациентами больше.

Татьяна Ложкина:

– В прошлом году в Томской области обеспеченность средним медперсоналом была 98,9 на 10 тыс. населения, по итогам 2011 года – 99,9 (рекомендуемый уровень Минздравсоцразвития России – 114,3). Но это с учетом всех учреждений – федеральных, муниципальных, областных, ведомственных. В областных и муниципальных ситуация хуже: 73,9 на 10 тыс. населения. В томских муниципальных учреждения здравоохранения обеспеченность средним медперсоналом традиционно низкая – всего 46,1. В области дефицит сестринского персонала составляет 37%, в Стрежевом и Томске – 23%.

По статистике на одного врача на территории Томской области приходится 1,6 среднего медработника. Концепция развития здравоохранения до 2020 года предполагает достичь соотношения 1:5 (на одного врача), а в службе реабилитации 1:7.

– Причина кадрового голода – низкая зарплата?

– Зарплата растет: по итогам 2011 года средний заработок медсестер в областных медучреждениях составил 16 640 рублей (рост по сравнению с 2010-м на 14,9%).

Олеся Плюскова:

– У нас медсестра, работающая на полторы ставки, получает в среднем около 16 тыс. рублей. Ситуация со средним медперсоналом, можно сказать, плачевная. Для нормального функционирования больницы нужны еще хотя бы 25 медсестер.

Что такое ставка

Максим Заюков:

– К сожалению, ставка у нас все еще определяет не количество сделанной работы, а часы, которые человек проводит на рабочем месте, выполняя некий функционал. Поэтому мы вынуждены предъявлять дополнительные требования, чтобы рассчитывать стимулирующую часть оплаты труда. В новой системе оплаты труда предусмотрена оплата сделанного. И в отделениях, которые перешли на федеральный стандарт, люди зарабатывают деньги, а не получают.

Татьяна Ложкина:

– Часть наших медсестер до сих пор живут по советским стандартам. Надо менять подходы и понимать: современная профессия медсестры предполагает не только более высокий уровень оплаты труда, но и компетенции, требования другого уровня.

Как учить

Максим Заюков:

– Из-за разобщения процесса подготовки специалистов с требованиями практического здравоохранения мы получаем не совсем тех медсестер, каких хотим. В этом есть и наша вина: мы не предъявляем (да и не можем предъявить) своих требований к учреждениям, которые их готовят. К тому же еще тянется тяжелый шлейф традиций советского здравоохранения: большую часть манипуляций, лечебных действий и медицинских услуг производят врачи, в то время как во всем мире их делают хорошо подготовленные медсестры.

Мария Мамонтова:

– Если соотношение будет таким, как положено, у медсестры появится и желание, и возможность повышать свою квалификацию, потому что она не будет работать за копейки на полторы-две ставки. Но самая острая проблема – в обучаемости кадров. Нам сложно выпустить сильных специалистов, потому что, к сожалению, к нам идут не по призванию, а по остаточному принципу – зачастую абитуриенты, не поступившие в вуз. Мы стараемся за четыре года их научить профессии. В том числе получать и усваивать новую информацию. Однако без взаимодействия с практическим здравоохранением нам с этой задачей не справиться. Нам работодатель должен сказать, какого выпускника он хочет получить. Кстати, это главное требование федерального образовательного стандарта, введенного с 2011 года.

– Изменились ли подходы к подготовке? И куда идут работать выпускники?

– Мы работаем в рамках государственного задания, определяющего нам ежегодно цифру набора. Процент отчисления у нас достаточно высокий, и к выпуску ощущается серьезный дефицит. Сегодня у нас заявок на 287 медсестер, дипломы же получат около 100.

Акушерок набирали 50, выпускаем 31. Только процентов 70 выпускников пойдут работать по специальности, некоторые будут поступать в медицинский вуз, оставшиеся не скрывают, что не планируют связывать свою жизнь с медициной.

А в районах чуть не плачут: нет медсестер!

Татьяна Ложкина:

– Мы с работодателями и медколледжем ежегодно проводим ярмарки вакансий. На них приезжают главные медсестры, заместители главврачей и глав районов по социальным вопросам. Вместе уговариваем выпускников ехать на село, рассказываем о потребностях, предлагаемых условиях, проводим мини-презентации районных больниц.

Мария Мамонтова:

– В последние годы сложилась в корне неправильная ситуация: мы учим ребят за бюджетные деньги, а они по окончании идут работать в салоны красоты, магазины или частные клинки. Давно и широко обсуждается вопрос о возврате государственного распределения. Думаю, заключенный при поступлении на бюджетное место договор между образовательным учреждением, абитуриентом и департаментом здравоохранения ничьих гражданских прав не нарушил бы. По этому договору выпускник бы отработал 2–3 года там, где он больше всего нужен. Не хочет ехать по распределению – пусть сразу поступает на внебюджетное место. Только распределение сможет решить острейшую кадровую проблему сельских больниц и ФАПов.

– Заработали ли инновационные программы в образовании?

– В этом году заработал федеральный государственный образовательный стандарт, построенный на компетенциях. Второй наш серьезный инновационный проект – целевая подготовка для районов Томской области. В нем участвуют пять районов. Это будут целевые группы, обучение которых осуществится в том числе и по дистанционным технологиям на базе ЦРБ. В 2010 году по 60-миллионному гранту колледж получил современное симуляционное оборудование, компьютерную технику, обучающие программы, благодаря чему может теперь осваивать дистанционные технологии.

К чему идем?

– Так все-таки к чему мы идем? Какой будет медсестра завтра? Расскажите о векторе развития профессии.

Максим Заюков:

– Вектор известен: мы идем по пути профессионального развития, возрастания нагрузки и компетенций. Медицина от абстрактной медпомощи движется к понятным, подтвержденным, доказанным медицинским услугам. Из искусства – в науку.

У нас в ОКБ некоторые отделения уже работают по федеральным стандартам, там средний уровень заработка медсестер заметно вырос и достигает 36 тыс. рублей. И представьте, некоторые медсестры, перешедшие туда из других отделений с обычной зарплаты в 16–18 тыс., несмотря на ее удвоение, через пару недель попросились обратно. Потому что тут процедуры нужно выполнять четко по регламенту, если не выполняешь – с тебя деньги снимают. А там можно было пойти поговорить, покурить, чайку попить…

С введением стандартов все становится понятно. И больной сможет спросить с врача, медсестры, почему не была выполнена та или иная диагностика или лечебная манипуляция. В рамках стандарта учреждение прописывает то количество сестринских услуг, которое медсестра должна выполнять в определенных случаях. Все прописано – вплоть до того, сколько раз она должна больного перевернуть, обработать, посадить и так далее. Не сделала – теряет деньги.

Когда процесс прописан для каждого поста, контроль четко налажен, и руководство по цепочке вплоть до главврача отвечает за выполнение этих стандартов, тогда работать иначе, чем очень хорошо, просто невозможно.

– Как это сказывается на результатах лечения?

– Отлично сказывается! Например, введение стандартов в лечение больных с инсультом позволило снизить больничную досуточную летальность втрое. А зна-

ете, сколько в этом отделении в год умирает? 450 человек. То есть за год мы спасли в первые сутки после инсульта целую деревню! Уменьшилась и инвалидизация.

Сейчас с этими же технологиями мы заходим в ЦРБ – во внедривших стандарты районных больницах также снижается смертность. Мы активно используем конференц-связь: консультирования при определенных симптомах со специалистами ОКБ также требуют стандарты лечения. Жестко прописанный бизнес-процесс спасает много жизней.

– А где же место для творчества?

– Не тот случай. Вот у нас врач-офтальмолог делает замечательные фигуры из бумаги, в конкурсах выигрывает. Это и есть ее творчество. А работа – это работа.

Татьяна Ложкина:

– Творчество – это нам от советского здравоохранения осталось. Именно из-за этого наследия люди, бывает, не выдерживают нужного ритма, темпа, дисциплины…

Мария Мамонтова:

– Конечно, все будет технологично и стандартизированно. Но без милосердия мы получим биороботов, которые будут считать все свои манипуляции и переводить их в зарплату, не видя пациента…

Олеся Плюскова:

– Согласна: чтобы стать квалифицированной медсестрой, недостаточно хорошо учиться или работать. Нужно иметь сильное желание помогать людям. Стандарты важны, но сострадание, наверное, важнее.

Павел Коваленко:

– Очень надеюсь, что в будущем (недалеком!) быть медсестрой станет престижно и модно. Тогда многие проблемы исчезнут сами собой…

 

Максим Заюков:

– В ОКБ недавно ввели должность тренера по коммуникативности, мы взяли на постоянную работу высококвалифицированного специалиста-психолога. Начали тренинги с регистраторов, потому что это люди, к которым в первую очередь обращается раздраженный больной человек. Так мы сняли большой пласт проблем, возникавших раньше у окошка регистратуры. Дальше будем тренировать медсестер и врачей, всех сотрудников ОКБ.

Мария Мамонтова:

– В рамках обучения по всем образовательным программам студенты учатся курировать пациента – разговаривать, понимать, обследовать, предполагать диагноз. Но как только к нам пошли дети, сдавшие ЕГЭ, мы увидели: способности абитуриентов к диалогу резко снизились. Им сложно правильно говорить, слушать, выяснять и выявлять проблему. Легче и быстрее они справляются с тестами.

С ПРАЗДНИКОМ!

Уважаемые медсестры!

От имени депутатов Думы города Томска примите самые теплые и искренние поздравления с вашим профессиональным праздником!

«Медицинская сестра» звучит немного казенно и неполно отражает суть вашей работы. Гораздо правильнее было бы называть вас сестрами милосердия, что справедливо и исторически, ведь именно в честь дня рождения Флоренс Найтингейл, организовавшей первую в мире службу сестер милосердия, и появился этот праздник.

Милосердие, участие, душевность, сострадание – вот главные качества наряду с профессионализмом, опытом и исполнительностью, которые отличают медицинских сестер. Во все времена люди обращались к вам, надеясь на облегчение страданий. Сколько бойцов обязаны своей жизнью санитаркам, которые, рискуя, выносили раненых с поля боя. И сейчас, в мирное время, вы верны принципам гуманизма, готовы всегда и везде оказать помощь.

Спасибо вам за столь нелегкий, но такой необходимый труд! Терпения вам, здоровья, счастья и побольше радостных мгновений!

Сергей ИЛЬИНЫХ,

председатель Думы

города Томска

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *