Архив метки: УФСИН

Ветераны УФСИН дают фору в творчестве и общественной жизни

osn

С 2013 года в России отмечается День ветерана уголовно-исполнительной системы (УИС). Каждый год 16 ноября пенсионеры Управления федеральной службы исполнения наказаний России вспоминают своих коллег и годы работы. В Томской области совет ветеранов УФСИН существует с 2008 года. Он насчитывает более 2 тыс. человек. Среди них участники Великой Отечественной войны и локальных войн, инвалиды, пенсионеры. Они уверены: с выходом на заслуженный отдых активная жизнь не заканчивается. И каждый день доказывают это на деле.

Не сбавляя темп

Вот уже девять лет председателем томского совета ветеранов УФСИН является полковник в отставке Геннадий Асташов. За его спиной – больше 20 лет службы в органах уголовно-исполнительной системы. Дослужившись до заместителя начальника управления, в 2008 году он вышел на пенсию и сразу же возглавил совет ветеранов.

– Девиз, под которым работал я и все мои коллеги, прост: «В Отчизну веря, честно мы служили ей», – рассказывает Геннадий Васильевич. – Наша ветеранская организация занимается не только патриотическим воспитанием молодежи и передачей молодым сотрудникам традиций прошлых поколений. Мы поддерживаем все творческие начинания ветеранов, помогаем им в сложных жизненных ситуациях.

Пенсионеры УИС часто общаются с юными томичами: рассказывают им о службе, работе на производстве, общественной жизни. Нередко ветераны выступают перед школьниками в музеях УФСИН и УМВД и в Томском кадетском корпусе.

Деятельность совета ветеранов УИС поддерживает начальник

УФСИН России по Томской области Юрий Дорохин и руководство учреждений. Огромную помощь оказывает областной совет ветеранов. Благодаря ему бывшие сотрудники участвуют в крупных областных мероприятиях: встречах с губернатором, семинарах, экскурсиях, в праздновании знаменательных и памятных дат.

Ветеранская организация стремится раскрасить жизнь пенсионеров интересным досугом. Подопечные совета могут бесплатно ходить на многие концерты и спектакли. Ветераны ведомства также занимаются в «Академии знаний»: учатся компьютерной грамотности и соревнуются в областных чемпионатах по компьютерному многоборью.

Ежегодно ветераны УФСИН участвуют в региональных конкурсах на лучшее подворье, лучшую первичную ветеранскую организацию. Пенсионеры-садоводы могут похвастаться своими умениями и поучаствовать в конкурсе «Урожай года». А в областных конкурсах по компьютерной грамотности среди старшего поколения ветераны УФСИН частенько занимают призовые места.

Под властью муз

Ветераны УФСИН, несмотря на годы службы по уставу, люди творческие. Они пишут стихи, издают книги. С 2008 года благодаря поддержке областного совета ветеранов свет увидели 27 изданий, подготовленных пенсионерами управления.

dopНе обходится и без публицистики. Бывшие сотрудники УФСИН регулярно выпускают стенгазету «Ветеран». Отсюда пенсионеры ведомства могут узнать о прошедших мероприятиях.

– У нас организован обменный фонд художественной литературы для ветеранов и сотрудников

УФСИН, – отмечает Геннадий Асташов. – Иногда нам звонят пенсионеры и сетуют: зрение уже для чтения не то, а библиотека дома собралась приличная. Выбросить книги рука не поднимается! Поэтому мы по просьбе ветеранов вывозим их коллекции. Часть книг нам передают библиотеки, заводы. Таким образом через нас прошли уже тысячи изданий. Некоторые из них мы отдаем в библиотеки исправительных учреждений томского УФСИН.

Зачастую ветеранам, особенно больным и одиноким, нужна не только материальная поддержка. Ветеранская организация УИС не забывает участников Великой Отечественной войны и тружеников тыла, организует для них медицинское обследование, лечение, выдает путевки в ведомственные санатории и дома отдыха.

– В преддверии праздников мы навещаем ветеранов войны, дарим подарки и приглашаем на торжества в честь Дня Победы, 23 февраля, – говорит Геннадий Васильевич.

А в этом году в Томске при поддержке руководства регионального УФСИН и бывшего заместителя начальника управления Александ-ра Живоглядова был открыт мемориал ветеранам УИС. Теперь именно здесь молодые сотрудники будут приносить присягу на верность Отчизне.

Кадры и еще раз кадры

Владимир Полев, ветеран МВД и ФСИН, майор в отставке:

– Мы трудились легко, инициативно и получали удовлетворение от работы. С теплотой вспоминаю Владимира Коробова, бывшего директора «Сибэлектромотора». Его партия направила на работу в МВД. С назначением Коробова производственные показатели заметно возросли, улучшились бытовые условия осужденных, увеличилось и денежное довольствие сотрудников. Владимир Коробов уделял много внимания работе с личным составом, считая, что главное в службе – подбор, обучение и воспитание кадров. У него было редкое сочетание требовательности и доверия к людям. Многим бывшим сотрудникам, прошедшим школу Коробова, принцип работы с подчиненными пригодился на пенсии, когда они продолжили работать на гражданских предприятиях.

Чистые помыслы

Светлана Березовская, заслуженный ветеран Томской области, ветеран МВД, майор в отставке:

– Мы служили с честью. Но кроме службы была еще и общественная жизнь: художественная самодеятельность, проведение политинформаций, субботники. Раньше за каждым предприятием были закреплены определенные территории. Стихийная уборка территории переросла во всесоюзные субботники. На них шли весело, под музыку. Инвентаря было достаточно, а хорошего настроения еще больше. Убирали не только уличную территорию, но и помещения: мыли окна, столы, шкафы, разбирали архивные материалы. В конце усталые, но довольные устраивали коллективный обед. А редколлегия выпускала стенгазету с интересными фотографиями с субботника.

Золотые голоса

Людмила Мощинская, ветеран УИС, полковник в отставке:

– Мы не только служили, мы занимались и общественной работой. В 1980-х в системе правоохранительных органов начала развиваться художественная самодеятельность. В нашем управлении эту работу возглавил заместитель начальника Анатолий Кондрашов. Несколько раз в неделю наши сотрудники учились пению. В каждом учреждении был свой руководитель, который подбирал репертуар. Песни были мелодичные и красивые: о родине, о природе, о Томске, о любви. Каждый год проводились смотры художественной самодеятельности. Это было настоящее событие! Помню выступление нашего хора в 1987 году: мы тогда заняли первое место. Женщины были одеты в бархатные темно-фиолетовые платья с белыми цветками. Когда открыли занавес, зал ахнул. А как только мы запели песню «Колодники» (на несколько голосов, без аккомпанемента), просто мурашки побежали! Это было очень красиво и волнующе.

Философы в погонах

Александр Леонов, заслуженный ветеран Томской области, ветеран УИС, подполковник в отставке:

– Прослужив в УИС 21 год, я прошел путь от старшего инженера производства до начальника колонии, постигая азы тюремной науки, ее нравы и обычаи. Своих учителей, у которых я перенимал опыт работы, помню до сих пор. У каждого был свой стиль работы, свой почерк. Работа в УИС очень сложная, не каждый способен выдержать такую психологическую нагрузку. Думаю, главное – терпение, умение выслушать и вникнуть в суть проблемы. Я внимательно присматривался к осужденным, беседовал с ними, стараясь понять, что для них самое ценное: мать, жена, дети… Если у человека есть ради кого жить, то он вовсе не пропащий. Таких я старался ставить в бригадиры или завхозы отряда. Они никогда не подводили. Главное – не унижать человеческое достоинство осужденных и помнить, что мы работаем прежде всего с человеком. Нужно не просто исполнять свои обязанности в соответствии с нормативными документами, но и стать психологом, философом и начальником. Тогда все получится.

Делом и словом

Владимир Ретунский, ветеран МВД, подполковник в отставке:

– В марте 1980 года приказом МВД во всех республиках и областях были созданы редакции, которые должны были издавать газету «На верном пути». В нашем отделе редактором назначили Геннадия Шкарина, а меня – инструктором. Первый номер газеты тиражом 2,7 тыс. экземпляров мы выпустили в мае. Газета рассказывала о жизни осужденных, воспитывала у них чувство гражданского долга. В каждом из десяти подразделений появились секции общественных корреспондентов. Мы редактировали материалы и сдавали их в типографию. В работе нам очень помогали именитые томские журналисты. У них мы учились мастерству слова, затем проводили занятия в секциях общественных корреспондентов. В сентябре 1983 года я стал редактором газеты «На верном пути» и проработал им до мая 1993 года, вплоть до закрытия издания.

Как томские журналисты зону топтали

ufsin_2000px_0154

Российская пенитенциарная система недавно отметила 200-летие указа Александра I, согласно которому на Сибирском тракте были созданы этапы – места для остановки и ночлега ссылаемых в Сибирь арестантов. В честь «праздника» руководители ФСИН решили провести дни открытых дверей. Как в советском пионерлагере – для родных-близких осужденных и СМИ.

В Томске журналисты совершили массовый набег в зону строгого режима для впервые осужденных – ИК-4 УФСИН России, бывшую ЯУ-114/4. Первый в истории Томской области пресс-тур в зону строгого режима состоялся в рамках областного гранта администрации Томской области региональному отделению Союза журналистов России. Непосредственным инициатором и организатором его стала Вера Долженкова, председатель отделения СЖ и главный редактор «Томских новостей», в прошлом – известный криминальный журналист.

Выездная пресс-хата на Южной

ufsin_2000px_0046

Так и вижу на страницах газет ахи и охи коллег, впервые переступивших периметр зоны: ой, да здесь же лучше, чем на воле, – как чисто, как красиво! Что за резные домики, что за рыбки-птички, что за постеры на стенах столовой! Деревца побелены – даже елки, кустики подстрижены! Цветочки, правда, уже отцвели. Мне в колониях бывать уже приходилось. Поэтому в отличие от молодежи, ожидавшей попасть в мрачные застенки а-ля музей «Следственная тюрьма НКВД», я знала: колония внешне – это такой гибрид армейской казармы и пионерлагеря образца 1970-х. С той разницей, что гулять по территории можно только в составе отряда и в сопровождении караула. Всем, в том числе и нам. А колючая проволока и решетки резко отбивают желание здесь поселиться.

Поэтому, товарищи будущие урки и господа потенциальные арестанты, не верьте тем, кто говорит и даже пишет, что здесь лучше. Это неправда. Не лучше. Даже с учетом всей гуманизации последних лет. Правда в том, что «в тюрьме тоже люди живут». И, как мы увидели, живут в условиях, в общем-то, приближенных к нормальным. Потому что в полном смысле слова нормальным бытие в замкнутом пространстве быть не может. Если даже это казарма или, например, монастырь. Но если в первой и втором СЛУЖАТ – стране или идее, то в зоне – ОТБЫВАЮТ НАКАЗАНИЕ. Общество ограждает себя от них и их – от себя. Но при этом дает оступившимся шанс. Хотя «оступившиеся» – слишком мягкий эвфемизм для убийц, насильников и торговцев наркотиками, которые здесь преобладают. Хотя есть и экономические статьи. Здесь, в «четверке», отбывал начало своего срока и бывший мэр Томска Александр Макаров. Случается вообще экзотика. Как рассказал и.о. начальника ИК-4 Дмитрий Поздняков, у них отбывал срок известный оперный певец, осужденный за… предательство. Впрочем, как здесь говорят, для администрации все равны. Никаких ущемлений (или, наоборот, послаблений) в зависимости от тяжести статьи быть не может.

В тюрьме есть тоже лазарет

Наша экскурсия по «четверке» началась с областной соматической больницы, которая пользует (не люблю прижившееся в последние годы слово «обслуживает»!) все колонии Томской области. Еще пять лет назад здесь было 80 коек, однако пресловутая оптимизация затронула и жизнь по ту сторону колючей проволоки. Так что теперь койкомест 69. Медиков, правда, не «оптимизировали»: численность врачей и медперсонала осталась прежней.

– Работаем по принципу ЦРБ, – пояснил начальник филиала – врач больницы МСЧ-70 ФСИН России Александр Пушкарев журналистам, добрую половину из которых представляли как раз районные СМИ.

Набор специалистов тоже как в классической центральной районной больнице. Интенсивной терапии, правда, нет. Так что с инсультами и инфарктами, если они случаются, осужденных везут по скорой в гражданские стационары. То есть в ОКБ и кардиоцентр, где специалисты оказывают им высокопрофессиональную помощь.

Есть, впрочем, и важное отличие. Это централизованное подчинение и, соответственно, снабжение. Оно в системе ФСИН московское. Не шикарное, но ничего. Рентгеновский аппарат, аппарат УЗИ – свои. Не последней модели, но и не старые.

Еще один плюс тюремной медицины – она функционирует вне Фонда ОМС. И поэтому здесь лечат по старинке: не болезнь, а больного, как учил в XIX веке русский профессор Мудров, а еще раньше – Гиппократ. О чем на воле теперь вспоминать не принято.

Из зала в зал переходя…

Пообщавшись с доброжелательными тюремными эскулапами, мы отправились в отряд № 1. Здесь живут, как сказали бы в армии, отличники боевой и политической подготовки. На киношную зону не похоже совсем. Очень высокое крыльцо, скорее, как в традиционном (киношном!) русском тереме. В коридоре – клетка с канарейками и аквариумы с рыбками. Полка с книгами. В светлой и довольно просторной камере (хочется сказать – палате) приятные обои, двухъярусные кровати, застеленные чистым бельем. Есть что-то вроде кухни, где можно попить чайку.

…Когда-то, в начале 1950-х, это была глухая окраина города, конец географии. Сейчас зона стоит на «золотой земле» самого дорогого в Томске Кировского района. Одно время даже ходили слухи, что «четверку» отсюда переведут в более подходящее место – за реку, например. Кстати, в Дзержинском, на бывшей «малолетке», у ИК «филиал» – участок колонии-поселения. А неплохо было бы колонии перебраться на новое место, глядишь, и старые здания остались бы в прошлом…ufsin_2000px_0065

ufsin_2000px_0064Следующий пункт – столовая. Несколько людей в белом – повара здесь из «контингента». Кроме одного юноши, работавшего на воле в суши-баре, к кухне никто не имел отношения. Но здесь все получили квалификацию поваров 4-го разряда. Многие намерены после освобождения связать жизнь с общепитом.

Суши здесь, конечно, не готовят. Омары и спаржу, что изображены на красочных постерах на стенах, – тоже. Но еда вполне приличная: суп, макароны с тушеным мясом, компот. Журналисты очень даже оценили.

На питание одного человека в день полагается 66 рублей. По ту сторону периметра на такие деньги ноги протянешь. Выручает подсобное хозяйство – мясо свое, с собственной свинофермы. Свинки плодятся и размножаются на радость сидельцам. На ферму нас не повели – карантин из-за африканской чумы.

Не хлебом единым жив человек

Что касается пищи духовной, то религиозные потребности осужденных окормляют сразу два служителя культа – православный батюшка и мулла. Храм во имя Сретения Господня и мечеть расположены по соседству, демонстрируя толерантность и взаимное уважение. На отсутствие прихожан не жалуются.

По праздникам в церковь набивается столько народу, что молящиеся стоят даже на крыльце (а ведь до приговора многие и креста на себя наложить не умели!). Еще бы: на престольный праздник отслужить молебен здесь не чурается и сам владыка – митрополит Томский и Асиновский Ростислав.

ufsin_2000px_0099

Интересная деталь – первым настоятелем храма был очень известный в Томске клирик – отец Леонид. Этот бывший томский благочинный, долго добивавшийся открытия епископской кафедры в Томске, у нового начальства оказался в немилости и впоследствии регион покинул. Сейчас в храме служит отец Амвросий, насельник Богородице-Алексиевского монастыря. Батюшка строгий, просто так, без разумения, требы не совершает. Чтобы обвенчаться (венчания за колючей проволокой никого уже не удивляют), нужно «учить матчасть»: знать символ веры, основные молитвы…

Мы, конечно, поинтересовались: а невесты откуда? У кого-то остались девушки на воле, не побоявшиеся связать судьбу с осужденным на немалый срок – минимум пять лет. Кстати, самый большой срок среди сегодняшнего контингента – 24 года. Но чаще это знакомые по переписке. Удивительно, но архаичный институт «заочниц», оказывается, сохранился до наших дней.

Ученье – свет, а неученье – чуть свет, и на работу

Возрастные журналисты, конечно, помнят правозащитные кампании по освобождению заключенных от «рабского труда». О Михаиле Ходорковском, который на зоне шил рукавички, слыхали и люди помоложе. На самом деле, хотя современное российское законодательство сохранило норму, в соответствии с которым осужденные обязаны трудиться, работа в колонии скорее привилегия, чем тяжкая ноша. Из 1 600 человек, отбывающих срок в

ИК-4, постоянно трудоустроены примерно 300. Остальные по мере необходимости привлекаются к общественным работам. «Мы стараемся по максимуму их занять, – говорят в колонии, – учебой, культмассовыми мероприятиями и так далее». Но постоянная работа – это не только занятия для рук. Это еще и регулярный заработок не ниже МРОТа.ufsin_2000px_0154

ufsin_2000px_0152Нам удалось посмотреть столярную мастерскую, где изготавливают очень прихотливую деревянную мебель, в том числе винтажную, и участок по производству индивидуальных рационов питания (сухпайков) для ФСИН. В прошлом году ИК-4, снабжая родственные предприятия от Урала до Дальнего Востока индивидуальными наборами, сработало с чистой прибылью в 5,6 млн рублей. Нынче география расширилась до Кавказа. Хотя конкуренты не дремлют.

Есть здесь автомастерская, пользующаяся большим авторитетом у знатоков, и другие вспомогательные производственные участки, в том числе котельная. Кстати, профессию кочегара можно получить в здешнем ПТУ. Еще здесь учат на стропальщиков, сварщиков, электриков…

– В перечне профессий, которые может получить любой желающий из осужденных, появилась даже такая экзотическая, как пчеловод, – рассказал журналистам директор образовательного учреждения № 228 Анатолий Сальников.

Учиться на зоне обязаны все осужденные в возрасте до 30 лет, не имеющие среднего образования. Так что особая гордость колонии – средняя школа. И не только потому, что здесь интерактивные доски, плазмы, телескоп и прочее продвинутое оборудование, которому позавидуют многие городские школы. Главное богатство – это учителя. Преподают здесь только мужчины (для женщин требовалось бы устанавливать ограждение). И все – педагоги от Бога. Не важно, опытный это мэтр-словесник или юный магистрант-математик: все одинаково увлечены своим делом. Иначе нельзя, говорит директор школы, – здешний народ чует нутром неискренность. И просто не будет слушать преподавателя, который им неинтересен.

Кто лучше всех играет Пресли на гитаре…

Пресс-тур проходил в жестком темпе: колония – режимное учреждение, здесь все по распорядку: подъем, отбой, помывка в бане (дважды в неделю, кстати). По большому счету это напрягало, потому что казалось, что мы всем немного мешаем своим любопытством. Расслабились только в клубе, где специально для нас была подготовлена получасовая концертная программа. Здешние колонисты регулярно участвуют и даже побеждают во всероссийском конкурсе песни за колючей проволокой «Калина красная». Три года назад первое место занял тот самый оперный певец – «предатель Родины», о котором мы упоминали выше.

ufsin_2000px_0190Но тюремная лирика теперь уже не та. Никакой блатной романтики, никаких «а белый лебедь на пруду качает павшую звезду» и даже есенинских шушунов. Отличные электрогитары, «Моральный кодекс», соло из Элвиса Пресли… Ну разве что Трофим как-то более-менее в тему. Молодые симпатичные парни, совсем не похожие на уголовников. Да, татуировки, но совсем не воровская символика, обычные модные тату… Эх, парни…

Но долой сантименты. Все кончается, подходит к концу и наша экскурсия. То есть пресс-тур. Гостеприимные хозяева, прощаясь, приглашают заходить еще.

Отвечаем классически:

– Нет, уж лучше вы к нам!

Из участковых в начальники

yurij-dorohinПриказом директора ФСИН России полковник внутренней службы Юрий Дорохин назначен начальником УФСИН России по Томской области.

Юрию Дорохину 32 года, он уроженец Ростовской области. В 1997 году окончил Орловский юридический институт по специальности «юрис­пруденция» и поступил на службу участковым инспектором милиции в УВД Клинского района Московской области.

В 1998 году был принят на должность юрисконсульта в УФСИН России по Орловской области. Затем Юрий Дорохин успешно служил в оперативно-режимных службах УИС. В 2006 году был назначен заместителем начальника исправительной колонии №?5 по безопасности и оперативной работе. В мае 2012 года Дорохин занял пост заместителя начальника УФСИН России по Орловской области, в 2016 году его назначили на должность первого заместителя этого управления. Стабильная и контролируемая обстановка в исправительных учреждениях Орловской области – итог слаженной работы подразделений, курируемых Дорохиным.

Юрий Дорохин имеет ведомственные награды: серебряную медаль «За вклад в развитие УИС», медали «За отличие в службе» трех степеней.

От сумы и от тюрьмы…

Майя Барецкая

tnews859_14

НКО и власть обсудили вопросы общественного контроля

Круглый стол, посвященный общественному контролю в местах ограничения свободы, прошел на площадке Юридического института НИ ТГУ. Инициатором встречи выступил председатель региональной Общественной наблюдательной комиссии Геннадий Постников. Среди организаторов – директор ЮИ Владимир Уткин и уполномоченный по правам человека в Томской области Елена Карташова. Кроме людей в мундирах – прокурорских, уфсиновских, полицейских – в зале были представители здравоохранения, общественных организаций, чиновники и депутаты, всего около трех десятков человек, имеющих отношение к проблеме. Подбор такой разной публики определяла тема разговора: речь шла не только о местах не столь отдаленных. Но и о психиатрических и социальных учреждениях.

Наблюдатели без полномочий

– Чего вперед смотреть, когда весь опыт сзади, – директор ЮИ ТГУ, председатель ТРО «Ассоциация юристов России» Владимир Уткин, открывая встречу, процитировал Михаила Жванецкого.

По словам оратора, наблюдательные советы были созданы еще приснопамятным министром Щелоковым, который, при всех своих истинных или мнимых недостатках, не любил тюремщиков и много сделал для формирования образа представителя правоохранительных органов с человеческим лицом. Его роль в преобразовании системы МВД очень велика. Чтобы покончить с ГУЛАГом (ведь его представители отчаянно сопротивлялись), был разработан новый исправительно-процессуальный кодекс. Его не могли принять в течение 10 (!) лет. Оттуда и пошли наблюдательные советы.

Сегодня было бы неплохо вспомнить кое-что из прошлого, считает Владимир Уткин. К примеру, в щелоко-брежневские времена у наблюдательных советов в исправительных учреждениях были очень широкие полномочия. Пусть где-то и формально. Без их согласия нельзя было не только выпустить заключенного по УДО, но и поместить в карцер. Все это директор института вспоминал по собственному опыту – он сам в студенчестве был в таком совете. Как ни парадоксально, сегодня у общественников полномочий меньше.

В качестве примера почти анекдотической ситуации, по сути яйца выеденного не стоящей, Владимир Александрович привел историю с асиновской колонией. Там никак не могут решить вопрос с отдельным почтовым ящиком для обращений в наблюдательную комиссию. Они не подлежат цензуре и должны отправляться через сутки. Но забирают их раз в неделю (все-таки Асино, каждый день не накатаешься). Прокурор вынес протест: не положено, надо через сутки.

– Ну и сказали бы – граждане жулики, пишите письма в пятницу, а в субботу их будут забирать. Нет, до сих пор вопрос не решается! Что это? Нежелание выносить сор из избы? – спрашивает Владимир Уткин.

Засланцы от криминалитета

О правовых основах общественного контроля, об их недостатках и необходимости совершенствовать говорил замдиректора института по научной работе Николай Ольховик – член общественного совета при ФСИН России и председатель аналогичного общественного совета в Томской области. По его словам, сегодня очень многое зависит от личных взаимоотношений общественников и охранительных органов. В Томской области они до сих пор складывались нормально. Но бывает и иначе. Кое-где у представителей УФСИНа само слово «правозащитник» вызывает откровенный негатив. Но есть и вторая сторона вопроса, о ней говорили и другие выступавшие. В среду общественников проникают с разными целями. В том числе и засланцы от криминалитета.

– Ну и что теперь, – заметил по этому поводу Уткин, – они и в губернаторы проникают, и в Госдуму.

Геннадий Постников, председатель Общественной наблюдательной комиссии Томской области и президиума ТРО «Совет ОНК», рассказал, как складывались отношения у «комиссаров» с сидельцами. Поначалу обитатели колоний восприняли общественников как инструмент влияния на тюремное начальство и буквально завалили их письмами с жалобами. Кто хоть раз сталкивался с этой темой, знает: справедливо осужденных в местах лишения свободы нет! Есть только пострадавшие от произвола! Но постепенно криминалитет понял: вертеть комиссией по своему усмотрению не получится. С руководством УФСИН взаимоотношения у общественников складываются в целом нормально, хотя бывают и споры.

Говорили участники круглого стола и о зарубежном опыте – институте визитеров, «посетителей тюрем». Далеко не всегда это общественники: в одних странах им просто платят, в других поощряют косвенно, например льготными проездными для семьи на выходные.

Старые футболки и кислый компот

Елена Карташова подняла редко появляющуюся на страницах газет и в обсуждениях общественности тему. По словам томского омбудсмена, в колонию попасть с визитом куда проще, чем в психиатрическую больницу или психоневрологический интернат. А общественным организациям проникнуть туда практически невозможно – таковы сегодня законы.

– Сегодня я не могу назвать ни одной организации, отвечающей всем предъявляемым требованиям, – утверждает уполномоченный по правам человека. – Даже для меня это было непросто. А я – не общественник.

По словам Елены Карташовой, плановые проверки вообще бессмысленны.

– Мне неоднократно рассказывали, что в день моей проверки и футболки выдали новые, и компот дали сладкий, – вспоминала Елена Геннадьевна. – «А вы уедете, и все будет по-прежнему». Граждане в этих заведениях очень зависимы от персонала. Они боятся, что им станет только хуже, если они пожалуются. Нередко боятся и их родные.

Больным и живущим в специнтернатах порой негде купить конверт для письма. Не всегда они даже знают свои права (в отличие от тех же заключенных!). К тому же, рассказала омбудсмен, все жалобы очень легко списать на психическое состояние пациентов – «чего вы от них хотите». Еще и поэтому очень важно наладить общественный контроль в таких учреждениях. Поневоле вспомнишь: «Не дай мне бог сойти с ума. Уж лучше посох и сума». А в нашем случае – зона…

Выводы Елены Карташовой, похоже, не очень понравились представителям сразу двух ведомств – областных департаментов здравоохранения и соцзащиты. Они утверждают, что совершенно открыты, а ведомственных проверок (от МЧС до Роспотребнадзора) столько, что некогда работать. Общественный совет при департаменте здравоохранения работает, и Елену Геннадьевну пригласили поучаствовать в его очередном собрании в ноябре. Председатель совета также на заседании был и рассказал о его работе. Порадуемся за его успехи, но почему же, спросим от себя, все-таки вокруг подобных заведений порой возникают скандалы?

По результатам встречи будут разработаны рекомендации для органов государственной власти. Их реализация поможет повысить доступность и эффективность механизмов общественного контроля.

Пресечено незаконное бесконвойное передвижение осужденных за пределами колонии

Томская прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Томской области проверила соблюдение администрацией ФКУ ИК-3 УФСИН России по Томской области условий и порядка передвижения осужденных к лишению свободы без конвоя.

Согласно закону положительно характеризующимся осужденным, отбывающим лишение свободы в исправительных колониях, может быть разрешено передвижение без конвоя за пределами исправительного учреждения, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы. При этом закон устанавливает ряд изъятий из этого правила, в том числе не допускается возможность выдачи такого разрешения лицам, осужденным к лишению свободы за умышленные преступления, совершенные в период отбывания наказания.
Однако в ходе прокурорской проверки выявлены факты неправомерного предоставления администрацией ИК-3 права на бесконвойное передвижение за пределами колонии двум осужденным, совершившим умышленные преступные деяния в период отбывания ранее назначенного наказания в виде исправительных и обязательных работ.
По итогам проверки томский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Томской области Павел Григорьев опротестовал незаконные постановления руководителя колонии.
Акты прокурорского реагирования находятся на рассмотрении.

Женщина провезти запрещенные предметы в ИК-3

DSC00736_resize

Вчера в 12.25 по оперативной информации сотрудники  ИК-3 УФСИН России по Томской области при досмотре на транспортном контрольно-пропускном пункте  автомобиля NISSAN CEFIRO обнаружили и изъяли: тридцать девять пачек сухих дрожжей, двадцать девять зарядных устройств, одиннадцать гарнитур наушников, сотовый телефон и сим-карту.

Владельцем авто оказалась гражданка 1984 года рождения. Женщина собиралась отремонтировать иномарку в автосервисе на территории колонии, прихватив с собой передачу для мужа, отбывающего наказание за кражу автомобильных колес.

По данному факту проводится проверка. За доставку запрещенных предметов на режимную территорию предусмотрена административная ответственность по статье 19.12 КОАП РФ.

http://www.70.fsin.su/news/detail.php?ELEMENT_ID=227695

Бизнес на заключенных. В России предлагают создать частные тюрьмы

TNews803_09

Члены общественного совета при Федеральной службе исполнения наказаний предложили создать в России частные тюрьмы. Таким образом планируется решить проблему неудовлетворительного состояния тюремных зданий. По задумке авторов идеи, в такие учреждения в первую очередь будут попадать женщины и дети, а затем люди, совершившие преступления по неосторожности. Эксперты «Томских новостей» разошлись во мнениях по этой инициативе.

Ростюрьма-надзор

Postnikov1-630x420Геннадий Постников, председатель Общественной наблюдательной комиссии Томской области

– Почему бы и нет? Существуют же государственно-частные партнерства. Лично я не вижу в этом ничего плохого. Частный собственник вполне может соблюдать законодательство Российской Федерации и при этом очень эффективно управлять тюрьмой. Нужна только хорошо налаженная государственная система по надзору за соблюдением законности в тюрьме и требований по условиям содержания заключенных. Например, как Ростехнадзор, Росздравнадзор. Можно назвать новый орган Рослагерьнадзор или Ростюрьманадзор…

Учесть все нюансы

СафроновВиталий Сафронов, врио начальника УФСИН России по Томской области

– Не вижу в этом ничего плохого, потому что в ряде стран частные тюрьмы существуют, и достаточно успешно. Главное, чтобы наше законодательство было к этому готово, чтобы учтены были все возможные проблемы и противоречия.

Наверняка найдутся желающие создать эти частные тюрьмы. Но надо учитывать, что им нужно будет иметь и большой опыт работы в службе, и первоначальный капитал, и коммерческую жилку. А то у нас многие люди бездумно хватаются за новое дело и не доводят его до конца из-за отсутствия профессионализма, финансов и т.?п. Чтобы не получилось, как со многими предприятиями: начали успешно работать, а потом банкротятся. И куда потом девать осужденных? Это же люди, а не лавочка, в которой торгуют помидорами, – закрыли и забыли. Заключенных надо будет пристраивать в казенные учреждения. Вот поэтому и необходимо совершенное законодательство, которое обговаривало бы все нюансы.

Не верю!

Федор, бывший заключенный

– Если у нас создадут частные тюрьмы, то там будет покупаться и продаваться все – от водки и наркоты до проституток. Даже сейчас есть государственные тюрьмы, где за большие деньги можно купить большинство запрещенных режимом вещей. А за очень большие деньги можно, так сказать, сходить в отпуск. То есть пожить какое-то время на воле, пока кто-то другой занимает твое место на нарах. Я слышал, что отдельные авторитетные и очень богатые люди срок вообще не мотали. Их доставляли в место отсидки только на время проверок.

Кстати, помните скандал по поводу того, что Евгению Васильеву, которая вроде бы должна находиться в тюрьме, видели в одном из московских магазинов? Так вот, я нисколько не сомневаюсь, что ее действительно там видели.

Контролировать эти частные заведения государство не сможет, потому что все проверяющие после каждой проверки будут становиться неприлично богатыми.

Уверен, что наверху все это понимают не хуже меня, поэтому не верю в возможность появления частных тюрем в России.

Сначала – эксперимент

KartashovaЕлена Карташова, уполномоченный по защите прав человека Томской области

– Эта тема не нова, она часто оживает перед выборами. Сторонники частных тюрем (речь идет о всех местах лишения свободы) говорят, как правило, об экономии бюджетных средств. Возможно, они правы, экономия будет.

Может повыситься уровень занятости осужденных. В нашем регионе, например, очень мало заключенных реально работают, по моим данным, всего около 30%. Если они будут заняты, то будут получать зарплату. А это важно еще и в том смысле, что часть осужденных по решению суда выплачивает алименты, компенсацию за ущерб и тому подобное. Кроме того, если осужденный работает в заключении, то потом легче находит работу и встраивается в нормальную жизнь, в общество.

С другой стороны, увеличить уровень занятости можно и в государственной системе исполнения наказаний, для этого вовсе не обязательно менять статус этих заведений.

Думаю, если до частных тюрем все-таки дойдет, то не сразу и везде, а сначала появятся какие-то пилотные проекты, которые помогут выявить плюсы и минусы этой идеи. Если мы говорим о гуманизации нашей системы, то было бы логично, если бы первые частные тюрьмы были созданы для содержания осужденных инвалидов.

Наверное, улучшится качество питания и медицинских услуг.

Однако есть и большие минусы. Наше государство пока не готово предоставить равные условия содержания в государственных и частных пенитенциарных учреждениях. А если нет гарантии равных условий, то это будет дискриминация прав заключенных. Получится, что одни и те же категории людей отбывают наказание в неравных условиях. И коррупционную составляющую сбрасывать со счетов тут нельзя.

Еще один минус – получение прибыли. Судя по мировой практике, оно достигается за счет трудовой составляющей. И тут государству нужно будет сильно постараться, чтобы не допустить в частных тюрьмах нарушения условий труда, чтобы труд там не стал рабским.

Говорить о том, что разгрузятся тюрьмы, несерьезно. Потому что проблема переполнения тюрем уже не актуальна.

Так что претворять в жизнь идею частных тюрем надо с очень большой осторожностью. Сначала это надо сделать в каких-то отдельных экспериментальных заведениях, после чего тщательно проанализировать результаты.

Частная тюрьма или частный ГУЛАГ?

Борис КомаровБорис Комаров, экономист

– На мой вопрос, будет ли в России частная пенитенциарная система, коллеги, не сговариваясь, крутили пальцем у виска – это полный бред: такой системы в России не будет никогда и смысла в ее создании нет. Ни государство, ни общество не захотят отдать эту специфическую функцию «в люди», на вольные хлеба. Нынешняя тюремная система самодостаточна и трогать ее категорически нельзя!

Но было другое мнение. Организовать в России частные тюрьмы еще в начале 2000-х годов предлагал тогдашний министр экономического развития Герман Греф. Такая форма, по его мнению, улучшила бы ситуацию с исполнением наказаний. В дальнейшем идея обсуждалась на уровне известных политиков, ею даже загорелся Жириновский. Но, по сути, за предложением известного либерального экономиста стояло не благородное стремление гуманизировать и сделать более прозрачной закрытую за высокими заборами и непростую область человеческого бытия, а просто частично минимизировать потери казны. Как в Америке, где такая практика процветает с 1980-х годов и тюремный частный бизнес действительно дешевле государственного на 15%. Хоть у нас не так много заключенных, по сравнению с США, но сфера эта очень затратна для государства. Тюрьмы и зоны не приносят дохода в бюджет, себя бы прокормили. А вот частные узилища несли бы золотые яйца – и себе не в убыток, и государству налоги с нормы прибыли процентов этак 5–6, а главное – баба с возу – кобыле легче. Действительно, в теории это сохранило бы бюджету не один миллиард рублей.

Но вот тут-то начинаются вопросы – а как это практически сделать? И разрешить их нельзя, если не снять главные затруднения, потому что в России не ищут золотой середины, а сразу действуют наотмашь. Сталинский ГУЛАГ когда-то тоже был новаторской формой наказания, а принудительный труд узников был прибыльным для государства. И для частных российских тюрем не экономия, а именно дешевый труд заключенных будет главным источником выгоды, а иначе не отбить вложений и не получить маржу. Но что делать, если заключенные восстанут, а право на насилие есть только у государства? Добавлять сроки за неповиновение, если зэки не захотят обогащать олигарха-инвестора, или нет? Ну и потом, в ситуацию с частными тюрьмами обязательно вмешается еще одна сила, темная и весьма влиятельная, – мир криминальных авторитетов. У них в государственных зонах и тюрьмах свой экономический интерес, и немаленький. Чтобы нивелировать их влияние на проект, с ними придется идти на сговор, по крайней мере, создавать им райские условия. Но будет ли это адекватным наказанием за преступления?

Потому, видимо хорошо поразмыслив, от заманчивой идеи частных замков Иф изящно отказались, объявив, что за идеей стояло всего лишь желание создать государственно-частное партнерство по строительству новых чертогов для сидельцев. Но посыл очевиден, раз такие разговоры идут, значит, система перестала быть рабочей.

В ИК-3 пресечена доставка наркотиков с помощью арбалета

180615_617 июня в 21.30 оперативные сотрудники Исправительной колонии №3, отдела спецназа УФСИН и полиции задержали на прилегающей к учреждению территории ранее не судимого 25-летнего сотрудника-водителя ДОСААФ, который пытался перебросить наркотики с помощью арбалета. Гашиш массой 5,5 гр, примотанный к стреле, предназначался осужденному другу.

Материалы переданы по подследственности в полицию. Сейчас решается вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 228 УК РФ. Наказание по данной статье — лишение свободы до 15 лет.

http://www.70.fsin.su/news/detail.php?ELEMENT_ID=198270

В МФЦ теперь можно получить справку об отсутствии судимости

Такие справки нужны при приеме на работу в учреждения образования и воспитания несовершеннолетних, соцзащиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних. 

До этого момента получить документ об отсутствии (наличии) судимости, факте уголовного преследования или его прекращении можно было только в  Информационном центре УМВД (ул. Елизаровых, 46/4). Теперь помочь с оформлением и выдачей  таких справок могут сотрудники отделений областного многофункционального центра.

Для оформления справки в МФЦ необходимо обратиться в районные отделения МФЦ с паспортом и заполнить заявление, которое выдаст оператор. Услуга бесплатна.

Дополнительная информация: 8–800–350-0850 (звонок бесплатный на территории всей Томской области) и (3822) 602–999.

Отделы областного МФЦ по г. Томску (ул. Тверская, 74), по Октябрьскому району г. Томска (ул. Пушкина, 63/5), по Асиновскому району (г. Асино, ул. Ленина, 70), по Первомайскому району (с. Первомайское, ул. Степная, 26), по Кожевниковскому району (с. Кожевниково, ул. Парковая, 1, стр. 3), по Колпашевскому району (г. Колпашево, ул. Л. Толстого, 14), по Молчановскому району (с. Молчаново, ул. Димитрова, 15), по Чаинскому району (с. Подгорное, ул. Лесная, 36), по ЗАТО Северск (пр. Коммунистический, 103).

http://tomsk.gov.ru/ru/press-centr/press-relizy/news_item/-/novost-v-mfts-teper-mozhno-poluchit-spravku-ob-otsutstvii-sudimosti

Штраф с конфискацией мобильных телефонов

26 января мировой судья второго участка Октябрьского судебного района г.Томска рассмотрела дело об административном правонарушении в отношении томича, попытавшегося передать осужденным мобильные телефоны.

В конце декабря 40-летний житель Томска был задержан на территории, прилегающей к ограждению лечебно-исправительного учреждения УФСИН России по Томской области. При его досмотре были обнаружены девять мобильных телефонов и три сим-карты, предназначенные для отбывающих наказание, которые задержанный собирался перебросить через ограждение учреждения.

Таким образом, он  совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 19.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях – передача либо попытка передачи лица, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания и иных местах содержания под стражей, предметов, веществ или продуктов питания, приобретение, хранение или использование которых запрещено законом.

В судебном заседании томич свою вину признал полностью. Судья второго Октябрьского судебного района г.Томска назначил мужчине административный штраф в размере четырех тысяч рублей с конфискацией мобильных телефонов и сим-карт.

Чуть ранее судья второго участка Октябрьского судебного района рассмотрел аналогичный случай. В середине декабря житель п.Итатка пытался перебросить через ограждение лечебно-исправительного учреждения УФСИН РФ по Томской области два мобильных телефона. Судья назначил ему наказание в виде административного штрафа в размере пяти тысяч рублей с конфискацией телефонов.

Решение суда в обоих случаях не вступило в законную силу.

http://oblsud.tms.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1&did=573

Задержан молодой человек, подозреваемый в покушении на сбыт наркотических средств в крупном размере

В ходе оперативно-разыскных мероприятий полицейскими совместно с сотрудниками УФСИН России по Томской области по подозрению в покушении на сбыт наркотических средств задержан мужчина.

Задержанный пытался перебросить на территорию исправительной колонии наркотическое вещество AB-PINACA весом 8,65 граммов, восемь сотовых телефонов и три молотка.

Полицейскими установлено, что 27-летний молодой человек проживает в Томске, ранее к уголовной ответственности не привлекался.

Отделом по расследованию преступлений на внутригородской территории Октябрьский район следственного управления отдела полиции № 4 УМВД России по городу Томску возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30 частью 4 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере). Санкция данной статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до двадцати лет.

Ведется следствие.

Пресс-служба УМВД России по Томской области

Условный срок заменили на реальный должнице, скрывающейся от наказания

Гражданку 1984 г.р. осудили по ст. 157 УК РФ « Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей»)и определили условное отбывание наказания. В течение восьми месяцев она должна была работать и периодически отмечаться в Уголовно-исправительной инспекции. Но алиментные платежи так и не стали поступать на сына 2002 г.р., живущего в приемной семье. На сентябрь 2014 года долг составил более 800 тысяч рублей.

Судебный пристав-исполнитель выехала на адрес проживания должницы, но выяснилось, что по месту прописки она не проживает. В Уголовно — исправительной инспекции было установлено, что должница отработав 2 дня, на работе больше не появлялась и отмечаться не приходила, в следствие чего была объявлена в федеральный розыск. В ходе исполнительных действий судебный пристав выяснила примерные места, где может находиться неплательщица. Выехав по одному из адресов в соседней деревне она и была обнаружена. При помощи сотрудника ОУПДС должницу доставили в отдел судебных приставов по Асиновскому району. Далее гражданка была передана сотрудникам УФСИН.

В настоящее время должнице заменили условное наказание на реальное с отбыванием в колонии-поселении сроком на три месяца.

Пресс-служба УФССП России по Томской области

 

Возбуждено уголовное дело в отношении осужденного, подозреваемого в даче взятки сотруднику УФСИН

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Томской области возбуждено уголовное дело в отношении осужденного, отбывающего наказание в местах лишения свободы, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.291 УК РФ (дача взятки должностному лицу за совершение заведомо незаконных действий (бездействие).

Основанием к возбуждению уголовного дела послужили материалы проверки, проведенной сотрудниками УФСИН и УФСБ России по Томской области.

По предварительным данным, в августе 2014 года подозреваемый в даче взятки, отбывающий наказание в ФКУ ЛИУ-1 УФСИН России по Томской области за ранее совершенное преступление, предложил сотруднику данного учреждения взятку в виде денег в сумме 20 тысяч рублей за фальсификацию сведений и оформление положительной характеристики на него для использования в последующем в судебном процессе по замене наказания в виде лишения свободы на исправительно-трудовые работы. Взятку предполагалось передавать частями по пять тысяч.

Созвонившись по телефону с родственницей, подозреваемый договорился о передаче ею первой части взятки сотруднику УФСИН. В оговоренное время в условленном месте женщина передала сотруднику УФСИН пять тысяч рублей в качестве взятки. Передача денег происходила  в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий. 

А настоящее время следователи СО по г.Томску проводят комплекс следственных действий, направленных на сбор и закрепление доказательственной базы. Расследование уголовного дела продолжается.

http://tomsk.sledcom.ru/news/detail.php?news=11866

Как вернуть осужденных к полноценной жизни в обществе

облдума

Как решаются в области вопросы социальной адаптации граждан, освобожденных из исправительных учреждений и осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, членам комитета по законодательству рассказал Олег Уваров, начальник уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Томской области.

Докладчик сообщил, как поставлена эта работа совместно с департаментами здравоохранения, труда и занятости, социальной защиты населения и Центром социальной адаптации города Томска, в котором 40 мест из 120 зарезервировано для этой категории граждан. Эти ведомства помогают в оформлении документов, полиса ОМС, в трудоустройстве, получении материальной помощи.

В декабре начнется работа по формированию единой базы данных лиц, которые освобождаются из мест лишения свободы. Эту информацию будет аккумулировать УФСИН. Она будет открыта для сотрудников департаментов, имеющих отношение к социальной адаптации граждан, для адресной и системной работы.

Кроме того, непосредственно в исправительных учреждениях организованы школы подготовки осужденных к освобождению. На занятиях в школе рассматриваются вопросы социального обеспечения, трудового законодательства и оказания практической помощи.

Депутат Николай Вяткин спросил докладчика о количестве преступлений, совершаемых повторно наркоманами. Олег Уваров пояснил, что ведется общая статистика рецидивной преступности. Повторно попадают за решетку порядка 35% осужденных.

Наталья Барышникова задала вопрос по поводу школы подготовки осужденных к освобождению: ее посещение обязательно для всех или только для желающих?

– Это обязательная процедура для всех. Она проводится за 6 месяцев до освобождения. Исключение составляют только те лица, которые освобождаются условно досрочно, – ответил начальник томского УФСИН.

Спикер Оксана Козловская поинтересовалась, какой процент осужденных имеет семью.

По словам Олега Уварова, из лиц, впервые совершивших преступление, имеют родственников порядка 50–60%. Из повторно попадающих в исправительные учреждения – 15–20%. Рецидивисты, имеющие более пяти судимостей, как правило, не имеют семей и родственных связей.

Содокладчик Михаил Наумов, старший инспектор группы воспитательной работы, проинформировал депутатов о том, как организовано профессиональное обучение в исправительных учреждениях. Например, в этом году на базе колонии № 2 г. Асина была организована группа из 13 человек, которая обучается дистанционно за счет бюджета по специальности «техническая эксплуатация, обслуживание электрического и электромеханического оборудования». В вузах в настоящий момент обучается 30 человек.

Оксана Козловская попросила ответить, есть ли данные о том, что происходит на свободе с теми людьми, которые, будучи в колонии, получили профессию, и какой процент из них трудоустраивается по специальности.

По официальным данным, порядка 1,6 тыс. человек ежегодно нуждаются в трудоустройстве. В службы занятости обращаются не более 35% от их числа. Профессии, которые получают в исправительных учреждениях, зачастую не востребованы.

– Будучи руководителем крупного предприятия, я всегда предусматривал рабочие места для тех, кто освобождался из мест лишения свободы. Это было еще в 1970–1980-е годы. К сожалению, многие отворачиваются от таких людей. Пока мы эту психологию не переломим, ситуация не изменится, – считает Николай Вяткин.

Коллега Михаила Наумова Татьяна Сальникова доложила о ситуации с подростковой преступностью. Наш регион на протяжении пяти лет занимает лидирующие позиции по повторной преступности. Этот показатель держится на уровне 60–65%.

– Первый слой информации, для нас очень важный, мы получили. Эту тему необходимо обсудить в рамках совета Думы и потом уже определиться, выделить главные моменты для принятия решений. Для нас принципиально важно получить предложения, что сегодня нужно сделать в регионе для того, чтобы эта ситуация имела тенденцию к изменению в лучшую сторону, – подвела итог обсуждению спикер Оксана Козловская.

Председатель комитета Владимир Кравченко озвучил решение комитета: принять информацию к сведению и по возможности предусмотреть финансирование мероприятий по ресоциализации лиц, освободившихся из мест исполнения наказаний, в рамках программы «Обеспечение безопасности населения Томской области».

В целом депутаты комитета по законодательству рассмотрели 18 вопросов повестки, в том числе доработанный ко второму чтению проект закона «Об участии граждан в охране общественного порядка в Томской области», законопроект «О внесении изменений в Кодекс Томской области об административных правонарушениях» (речь идет о поправках, связанных с обеспечением безопасности людей на воде).

 

22 июля началась «комитетская неделя». Во вторник прошли заседания двух комитетов – экономического и по законодательству. В среду работали депутаты комитета по труду и социальной политике. Они выступили с законодательной инициативой по внесению изменений в федеральный закон о фонде ОМС.

В четверг члены бюджетно-финансового комитета рассмотрят очередные поправки в бюджет и обсудят текст обращения в правительство. Парламентарии предлагают зачислять налог на добычу общераспространенных полезных ископаемых (песок, гравий, торф, керамзит) в бюджет по месту их добычи, а не по месту регистрации предприятия.

Ежегодно из мест лишения свободы в Томской области освобождаются 700–800 человек.

Реабилитация заключенных – в интересах общества

Елена Реутова

тюрьма1

Мы жалеем больных детей и одиноких стариков, собираем помощь жителям затопленного Алтая и пораженному гражданской войной юго-востоку Украины. А вот оступившиеся детдомовцы, дети из неблагополучных семей или действительно случайные «гости» мест принудительного содержания мало у кого из нас вызывают симпатии. Отправляясь за проступки и преступления в места заключения, за спиной эти люди слышат лишь осуждение: «сами виноваты»… Помогать им – не только красивый жест, но и вполне прагматичная задача, уверены члены Общественной наблюдательной комиссии по соблюдению прав человека в местах принудительного содержания (Томское региональное отделение общероссийской общественной организации «Совет общественных наблюдательных комиссий»). Поскольку, выйдя из мест лишения свободы, эти люди будут ездить с нами в одном общественном транспорте, сидеть в одних кафе, ходить по одним улицам… И, если им не помочь почувствовать себя в «одной тарелке» с окружающими, они вновь совершат преступление. Против окружающих.

В ожидании веского слова

Во многих странах программы ресоциализации бывших заключенных работают довольно эффективно, и в их реализацию вовлечены как государство, церковь, так и различные общественные организации. В их поддержку вкладываются немалые средства, и это более чем оправданно. За месяцы и годы, которые человек проводит в заключении, мир меняется. И для того, чтобы органично в него влиться, многим нужна помощь. Это и получение новых знаний, и устройство на работу, и поиски жилья, и вроде бы простые процедуры восстановления документов или освоение современной техники. В Европе есть специализированные общежития – своеобразный буфер между «зоной» и свободой, в которых недавно освободившиеся люди могут пожить, пока не решат свои проблемы, или, в конце концов, пока на их головах не отрастут остриженные в заключении волосы.

В России программы, направленные на решение этой проблемы, стали появляться совсем недавно. Примеры уже есть, однако нет главного: веского слова от государства – профильной федеральной программы. А при ее отсутствии не то что общежитие, одну квартиру для целей реабилитации найти порой невозможно.

Тем не менее в Томске действует инициативная группа, которая пытается решить вопрос на местном уровне, хотя бы в виде своеобразного эксперимента. Общественная наблюдательная комиссия Томской области (ОНК) имеет большой опыт работы по общественному контролю в исправительных учреждениях и участия в процессах ресоциализации осужденных. Большинство членов ОНК первого и второго созывов объединились и продолжают работу по профилактике правонарушений в рамках регионального отделения общероссийской общественной организации «Совет общественных наблюдательных комиссий», одним из направлений деятельности которой стало социальное сопровождение лиц, освобождающихся из мест отбытия наказания, в основном молодежного возраста. Практика показала, что помощь осужденному и его вовлечение в обычные условия жизни общества под контролем и при поддержке специалистов – один из вариантов сокращения рецидивной преступности.

Во многих воспитательных и исправительных колониях есть специальные школы, которые готовят заключенных к освобождению. Где-то они работают лучше, где-то хуже, но они есть. Однако с освобождением полномочия УФСИН заканчиваются. Именно здесь вступает в силу общественная организация, которая ставит своей задачей плавный переход человека к жизни в обществе.

В 2013–2014 годах в Томске реализован первый социальный проект «От осужденного к гражданину: общественный контроль». В его рамках было организовано обучение технологии междисциплинарного ведения случая, которое прошли 10 человек. Из них была подготовлена мобильная группа поддержки освобождающихся: специалисты по ведению случая, юрист, психолог.

За короткое время бесплатные юридические консультации получили 85 осужденных, находящихся в местах изоляции, оказана индивидуальная социальная, психологическая, юридическая поддержка десяти осужденным за 3–6 месяцев до освобождения и в течение 1–3 месяцев после освобождения. Люди получали адресную помощь по вопросам жилья, трудоустройства, налаживания и восстановления социально полезных связей. Благодаря работе специалистов у сопровождаемых осужденных, которые пока находятся в местах лишения свободы, наблюдаются позитивные изменения, переход от упаднических настроений к вере в себя и возможность самостоятельно обустроить свою жизнь. Практически все осужденные, которым была оказана поддержка, после освобождения решили жилищный вопрос, трудоустроились, восстановили связи с родными, что является чрезвычайно важным для профилактики рецидива преступности.

Сейчас начинается работа над следующим проектом – «От правового сознания – к правовому государству», рассчитанным на период с июля 2014-го по март 2015 года.

Детдом – зона: порочный круг?

Первыми в поле зрения общественной организации попали воспитанницы женской воспитательной колонии №2 УФСИН России по Томской области. Постоянный председатель ОНК и член общественной организации Геннадий Постников там гость не редкий и всегда желанный. И неудивительно. Всего за два года работы организация помогла 10 девочкам устроить жизнь после освобождения. В этом году общественники опекают еще четырех воспитанниц колонии. Это и помощь при поступлении в училища и техникумы, и восстановление документов, и устройство в общежитие, и ситуации, которые в одиночку девочкам, вышедшим из колонии, решить крайне сложно.

– Например, у одной воспитанницы колонии умерла мама. Необходимо было получить справку о смерти, чтобы оформить пособие по потере кормильца. Но такой документ выдается только родственникам. А как быть, если сама девочка в колонии, а отец сидит в тюрьме? – рассказывает Геннадий Николаевич. – Пришлось нам выходить на уполномоченного по правам человека и ОНК в ее родном регионе, они взяли эту справку под свою ответственность и прислали нам. И таких примеров адресной помощи немало.

Казалось бы, мелочь, но тем, кто оторван от реалий жизни, это колоссальная поддержка. Тем более что многие воспитанницы колонии – из других городов и регионов. Большая часть из тех, кто обращается к членам общественной организации, отмечены работниками колонии за хорошее поведение и готовы начать новую жизнь. Остаться в Томске для многих из них единственный шанс вырваться из того круга общения, который привел к заключению. И без руки помощи здесь не обойтись.

Если с девчонками работа уже ведется по накатанным рельсам, то работа с исправительной колонией №3, где сидят мужчины, совершившие преступление впервые, начата только в ноябре.

Как отмечают члены Томского регионального отделения общероссийской общественной организации «Совет общественных наблюдательных комиссий», всех заключенных колонии можно условно разделить на три типа. Прежде всего это те, кто попал сюда случайно. На воле таких заключенных ждут семья, друзья, и они не нуждаются в дополнительной поддержке. Вторая категория – выходцы из криминальной среды, которых после освобождения встречают им подобные, и через какое-то время они возвращаются сюда вновь. Они редко обращаются за помощью. И третья категория – мальчишки-детдомовцы. Именно они прежде всего и нуждаются в поддержке.

Многие из них – сироты при живых родителях. Тех, кто далек от этой темы, может шокировать жизненная установка, которую, по словам таких парней, они получают еще в детских домах: детдом – зона – интернат для престарелых, где они будут одеты, обуты и сыты. Эту психологию надо напрочь ломать, и здесь тоже может помочь сопровождение и помощь после освобождения.

– Мы занимаемся прежде всего мальчишками-детдомовцами, которые попали в колонию, хотя не отказываем и другим категориям заключенных, – комментирует ситуацию Геннадий Постников. – Когда в ноябре мы пришли в колонию, нам организовали встречу с заключенными, и мы предложили им бесплатную помощь. На первом этапе к нам обратились шесть человек.

Истории большинства похожи, как-будто написаны под копирку. После освобождения им нужна помощь в восстановлении и получении пенсионных свидетельств, страховых полисов, паспортов, помощь в поисках жилья и работы.

– Мы общаемся, выясняем, какие связи остались на воле, отношение к жизни, и стараемся его изменить. Некоторые парни-детдомовцы еще не утратили право на получение бесплатного жилья, а значит, работа не будет бесполезной и у человека может появиться своя крыша над головой, – отмечает Геннадий Николаевич.

Однако есть и просьба, которая выбивается из общей массы. Один парень после освобождения собирается восстановиться в ТГАСУ и продолжить прерванное обучение. А людям на свободе проще прийти в деканат и узнать всю необходимую информацию.

– Пути ресоциализации могут быть разные, но наша главная задача – предупредить рецидив. Это очень важно для общества. Большинство заключенных – молодые, здоровые мужчины 20–40 лет, которые могут работать и платить налоги, а не жить на зоне на наши с вами деньги, – уверен Геннадий Постников.

Несмотря на положительные результаты, сами члены ОНК и общественной организации называют то, чем они занимаются, любительством.

– В этом году подали заявку на грант, чтобы увеличить количество сопровождаемых с 10 до 20 человек в год. Но даже это будет каплей в море. Ежегодно в Томской области выходит на свободу 1500 заключенных. Треть из них нуждается в сопровождении. Пока не будет специализированного реабилитационного центра для заключенных (именно специализированного, а не совмещенного с другими группами лиц), мы не сможем поставить дело на поток. Заключенному необходимо где-то зарегистрироваться, необходима поддержка социального работника. Для этого нужна минимальная политическая воля хотя бы на областном уровне, – уверен председатель ОНК. – Но пока нет ни соответствующей государственной программы, ни должного понимания важности решения этой проблемы.