Все записи автора Денис Киреев

Как Айболит из Зырянки свое дело открывала

рыбакова2

Кошечки да собачки – основной контингент ветеринара, работающего в городе. У сельского Айболита он в общем такой же. Только специалисту из района нужно быть готовым, например, принять роды у коровы, да еще какие-нибудь с осложнением. Для Светланы Рыбаковой, практикующей в Зырянке, такие случаи давно не экзотика. Ее в селе знают практически все владельцы домашних питомцев и скота. Таких универсалов больше нет: Светлана и подлечит животное, и подстрижет, и посоветует лекарство.

Гуманная операция

Тот день, когда у ветеринара из Зырянки побывал корреспондент «ТН», выдался «кошачьим». Первую пушистую пациентку принесли на стерилизацию. Булочка (так ее зовут) ведет себя спокойно, не царапается и особо не брыкается. Светлана открывает клетку-переноску, достает кошку и колет ей успокоительное. Это называется «подгружать животное». Фактически оно в сознании, но двигаться не может и смотрит на тебя стеклянными глазами…

– Кастрировать или стерилизовать питомца гораздо проще, чем тратить деньги на всякие гормональные препараты, – говорит Светлана Рыбакова. – Я считаю так: зачем мучить животное, кормить его какими-то таблетками, каплями, портить здоровье? Это же гормоны.

…Итак, пациентка готова. Скальпель, свет. Маленький разрез, с мизинец, больше и не надо.

– А кошечка-то раскормленная, – говорит Светлана, – трудно добираться до внутренних органов через жирок…

Сам процесс операции занимает около часа, умелые руки ветеринара не нанесут никакого вреда животному. Ближе к концу операции кошка начинает приходить в себя, взгляд становится более осмысленным. Разрез уже зашит. Для того чтобы у кошки отпало желание лизать шов, накладывается специальная «жидкая повязка», для чего используется серебристый спрей с заживляющим эффектом. Это гораздо лучше всяких бинтов и попон: кожа дышит, сама «повязка» смывается легко.

Пациентка возвращается в клетку. Пусть поспит после операции…

кот-лев2

Нет монотонности

Следующий – пушистый котик Бантик, которого нужно подстричь. Ему три года, за это время не стрижен ни разу. Его тоже придется «подгружать», ведь животинка не понимает, что ей делают хорошо, и может начать брыкаться…

Лохматого, успокоившегося после укола Бантика кладут на специальный стол для стрижки животных.

– Вот этот стол для груминга очень дорогой, – говорит Светлана. – Кабинет удалось оснастить благодаря программе поддержки предпринимателей «Первый шаг» – я выиграла грант 300 тыс. рублей. Это покрыло примерно треть расходов на открытие.

К своему бизнесу Светлана шла долго. Сначала росла как специалист: заочно обучаясь в Омском аграрном университете, она набивала руку как ветеринар в Зырянском совхозе. Затем работала в городской клинике.

– Дело имела с собачками, кошками, это не то что коровки, они поинтереснее, характеры у них разные, – говорит доктор.

В 1990-х про любимую работу на время пришлось забыть: занималась челночным бизнесом, закупала вещи оптом и торговала ими на рынке. Понимала, что не ее это дело. Работала на свинокомплексе «Томский», а потом переехала на ветучасток в Зырянке.

– В конце концов надоела монотонность, – вспоминает Светлана Рыбакова. – Мы с мужем все обговорили, я нашла курсы в Екатеринбурге, чтобы поехать учиться грумингу – стрижке собак и кошек. Терять особо было нечего: у нас было большое хозяйство, с голоду не пропали бы. Я решила в Интернете посмотреть, насколько это вообще востребовано, и попала на сайт своей одногруппницы. Она говорит: «Не надо ни в какой Екатеринбург, приезжай ко мне». У нас было десять дней, чтобы всему научиться, потому что она уезжала в Америку…

Некоторое время Светлана работала на дому, а в декабре 2014 года открыла первую частную ветеринарную практику в Зырянке. Она уверена: нужно идти к поставленным целям. «Сейчас трудное время» – это все отговорки…

Стрижка кота длится почти два часа. Для начала – работа ножницами: нужно убрать грязную, слипшуюся шерсть, которая скатывается после посещения котиком туалета. Зверю очень тяжело себя вылизывать в такой-то шубе… Затем Светлана орудует машинкой, шерсть снимается практически вся, остается только подшерсток. И кот превращается из лохматой тушки в домашнего карликового льва

«Мой дедушка работал в животноводстве, – рассказывает ветеринар Светлана Рыбакова. – Я все детство пробегала с ним за ручку на ферме, тогда эта моя любовь к животным и началась».

В восьмом классе она бросила школу и устроилась на ферму телятницей. Доучивалась в вечерней школе, затем поступила в сельскохозяйственный техникум. Родители об этом даже не знали: после успешной сдачи экзаменов поставила их перед фактом. Получив специализацию ветфельдшера, заочно поступила в Омский аграрный университет. Ее сестра также окончила ОмГАУ, стала врачом-серологом (подраздел иммунологии), сейчас иногда помогает Светлане в работе.

Кроме веткабинета у Рыбаковой есть еще и аптека для зверюшек