Архив метки: Свинокомплекс

Как томские журналисты в полях источник запаха искали

С началом жары томичей мучают «ароматы», доносящиеся с территории, расположенной к северу от города. Прежде ее называли северным пром­узлом. Именно здесь, в полном соответствии с розой ветров (чтобы в случае аварии вредные вещества уносило от областного центра, а не наоборот), размещались в советские времена крупные производства – от СХК и ТНХК до животноводческих мегакомплексов. Все они, за исключением Сибхимкомбината (радиация, как известно, не пахнет), являются потенциальными источниками запаха. «Нефтехим», впрочем, давно никаких хлопот горожанам не доставляет. Чего не скажешь про наших агрогигантов. Справедливо или нет, но их мы поминаем в июле регулярно.

 

 

Ночной зефир струит эфир

Свинокомплекс и птицефабрики стоят на своем месте уже добрые 40 лет, но по-настоящему зверскую вонь мы стали обонять уже в XXI веке. Может, носы стали нежнее. А может, не обращали внимания из-за того, что раньше томичей по ночам доставали запахи бенз(а)пирена (тяжелый углеводород, опасный канцероген) с асфальтовых заводов и горелых перьев – их жгли на «птичке». Навозный дух по сравнению с ними почти что сладок и приятен. Правда, не при орошении полей «жидкой фракцией»…

С этой древней технологией, доставшейся «Сибирской Аграрной Группе» со времен развитого социализма, в этом году наконец распрощались. Последний раз навозные фонтаны включали где-то весной. Тогда было прохладно и не пахло даже на Иркутском тракте. В последние две недели вонь добралась даже до ул. Киевской и Томска-1. Свидетельствую лично. Хотя, в принципе, допускаю: да, чисто теоретически источники могут быть разными. Но слишком уж похож запах.

Фонтанов нет, а запах есть! Парадокс, однако.

 

За свое ответим, чужого не надо

В поисках источника амбре целая компания томских журналистов отправилась на свинокомплекс. Непосредственно в конторе к нам присоединились представители администрации Томского района и руководство подразделений «Сибирской Аграрной Группы». Топ-менеджмент «САГ» представлял Руслан Гурьев.

Отдадим ему должное: отрицать очевидное (точнее, всеми обоняемое – в административном здании запаха не было, но на площадке, у корпусов – был) директор по работе в регионах Западной Сибири не стал. Так и сказал: да, вклад свинокомплекса в общее амбре, безусловно, есть:

 

 

– Нет ни одного животноводческого предприятия, которое бы в той или иной мере не источало запах. У нас 188 тысяч голов свиней, а животных, которые не выделяют отходов жизнедеятельности, пока еще не вывели.

По словам члена совета директоров «САГ», свой вклад в летние запахи вносит и свинокомплекс, и расположенная поблизости Межениновская птицефабрика (ее пометохранилище мы проезжали. Пахнет дюже). А вот причастность к «ароматам» 11 гектаров загаженной земли в районе деревни Кусково, обнаруженных инспекторами Россельхознадзора, категорически отрицает.

 

ЦИФРА

240 млн рублей затрачено на мероприятия по совершенствованию работы с отходами и на усовершенствование мелиоративных систем.

 

– Это нереально, слишком далеко от города.

По словам Гурьева, «Промпереработка», которую подозревают в безобразиях (сейчас Следственный комитет уже завел уголовное дело), действительно «дочка» «САГ», однако к ее менеджменту и раньше были вопросы. Не отрицал он и того факта, что разрешение на выброс загрязняющих веществ предприятие не получило. Более того, возможно, не получит и к октябрю (время «Ч»). Но это не имеет никакого отношения к запаху как таковому.

– Скорее всего, в данном случае мы имеем пресловутый человеческий фактор, – пояснил Руслан Гурьев. – Примерно так же, как водитель опорожняет кузов в ближайшем леске, вместо того чтобы везти мусор на свалку.

 

Есть в графском парке старый пруд…

Гораздо ближе к областному центру находится старый пруд-накопитель, в который жидкие стоки поступают с момента открытия свинокомплекса, и новые лагуны, построенные в отдалении. Побывали мы и там, и там. Нанюхались от души. Но если старый пруд (лагуна – более современное название) находится на расстоянии 6,5 км от Иркутского тракта и в непосредственной близости от Светлого, то от нового до города – более 12 км, а до Светлого – более 6 км.

 

 

 

Обустроены новые лагуны с соблюдением всех технических требований. Глубина в среднем 8 м, а дно выстлано специальным материалом – геомембранной пленкой, непроницаемой для любых жидкостей. И с трудом верилось в то, что источником запаха являлись новые лагуны: с подветренной стороны они не пахли совсем. Чего не скажешь о старом: мы не доехали до него с полкилометра, остановившись в полях, где сейчас идет заделка удобрения (жидкой фракции) трактором. Пахло достаточно ощутимо. Самое печальное, что полное прекращение запахов нам не пообещали. И все дело в той же розе ветров.

– Предприятия разместили очень грамотно, – поясняет Гурь­ев. – Дело в том, что 85% дней в году ветер в Томске дует с юга на север, но в 15% случаев – с севера на юг. И в этом случае запах все равно будет ощущаться. В ближайшие два-три года мы полностью переместим содержимое старого пруда в новый. И хотя старый из технологического процесса полностью исключать не станем, вероятность появления запаха сведется к минимуму. К тому же мы постоянно работаем над внедрением современных биопрепаратов, способных обеззараживать навозные стоки и способствовать снижению запаха. Один из препаратов сейчас тестируется на Урале. 

Фото: Евгений Тамбовцев

Реконструкция на свинокомплексе «Томский» была необходима

svinoСвинокомплекс «Томский» начал работать по-новому после полной реконструкции производства. Уже получен первый приплод от высокопородного поголовья свиней, а в мае будет получена первая партия продукции. В чем преимущества нового подхода и почему благодаря реконструкции удается значительно улучшить показатели?

Во-первых, в ходе реконструкции все помещения ферм были вычищены вплоть до несущих конструкций и продезинфицированы. Это очистило свинокомплекс от патогенной флоры, которая за долгие годы накопилась в стенах, полах, навозных емкостях.

Во-вторых, установлено лучшее современное оборудование. Приборы фирмы «Хартманн» самостоятельно регулируют температуру и влажность в помещении, человек лишь устанавливает нужные параметры. Система вентиляции максимально устраняет неприятные запахи и создает оптимальный микроклимат в помещении. Подача корма и воды в специальные кормушки также происходит автоматически. Гордость обновленного свинокомплекса – станки опороса фирмы «Хартманн». Они делают более комфортным и безопасным появление поросят на свет, а также первый месяц их жизни.

В-третьих, свинокомплекс укомплектован поголовьем с отличными породными характеристиками. Племенные хряки прибыли спецрейсом из Канады, а 19 тыс. свинок – с племенной фермы холдинга – свинокомплекса «Восточно-Сибирский», где разводят свиней европейской генетической линии.

Первый приплод был получен в конце ноября 2016 года. Он сразу продемонстрировал положительную динамику: если с 2005 до 2015 года на свинокомплексе в среднем рождалось 10,3 поросенка на одну свиноматку, то после реконструкции – в среднем 12,5 детеныша. Средний вес новорожденных также стал выше. Сейчас поросята растут и набирают вес. Среднесуточный привес находится на уровне современных свинокомплексов «Аграрной Группы», где разводят свиней той же генетической линии.

Таких результатов удалось достичь благодаря продуманному плану действий и выбору лучших технологий. Председатель совета директоров холдинга Андрей Тютюшев отметил большую роль областной администрации в успешной реализации проекта.

Благодаря целенаправленной государственной поддержке агропромышленного комплекса из бюджета компенсирована часть затрат на новое оборудование, субсидирована процентная ставка по инвестиционному кредиту, – сказал Андрей Петрович. – Перед инвесторами всегда выдерживаются все обязательства. Там, где власть готова идти навстречу предпринимателям, всегда будут появляться новые крупные проекты.

Губернатор оценил темпы реконструкции свинокомплекса «Томский»

medium_a162434d21d8bf1fc45052e7609020caee140202Сегодня, 7 декабря, губернатор Сергей Жвачкин побывал с рабочей поездкой на свинокомплексе «Томский» «Сибирской аграрной группы». На предприятии в поселке Светлом завершается масштабная санация производства.

Генеральный директор компании Андрей Тютюшев показал главе региона модернизированные помещения для содержания поголовья — участки опороса и доращивания поросят, а также рассказал об основных темпах инвестиционного проекта.

«Сибирская аграрная группа» вкладывает в санацию одного из крупнейших в стране свинокомплексов 2,5 миллиарда рублей. 1,1 миллиарда составляют строительно-монтажные работы, 900 миллионов — приобретение оборудования, 500 миллионов приобретение поголовья.

На сегодня в «Томский» завезено около 19,5 тысячи голов свиней, что составляет 100 % от запланированных показателей. В 2017 году, когда предприятие выйдет на проектную мощность, руководство компании рассчитывает на увеличение среднесуточного привеса почти в 45 % и, соответственно, снижение сроков содержания на 15 %. Таким образом, за счет ускоренной «оборачиваемости» стада рост производственных объемов составит 30 % — 3,1 тысячи тонн мяса в месяц.

«Даже в непростых экономических условиях «Сибирская аграрная группа» успешно реконструирует свинокомплекс, — подвел итоги визита на свиноводческое предприятие губернатор Томской области Сергей Жвачкин. — Этот инвестиционный проект очень важный и своевременный для развития регионального сельского хозяйства. Уверен, жители Томской области и других регионов, где реализуется наша свинина, очень скоро почувствуют перемены на вкус».

Глава компании Андрей Тютюшев поблагодарил главу региона за поддержку проекта.

«Реконструировать всегда сложнее, чем строить с нуля. Вместе с областной властью мы сделали большое дело», — сказал он.

После визита на свинокомплекс Сергей Жвачкин, его заместитель по природопользованию и агропромышленной политике Андрей Кнорр и Андрей Тютюшев обсудили перспективы развития в регионе свиноводческой отрасли.

https://tomsk.gov.ru/news/front/view/id/14179

Мясной переворот

TNews830_08_CMYK

Новые комплексы и расширение производства помогут «Сибирской Аграрной Группе» стать самым эффективным предприятием отрасли

Свинины в России стало слишком много: спрос ниже предложения. Оптовая цена, как следствие, падает, а себестоимость мяса из-за курса валют растет. Многие предприятия отрасли, в первую очередь технологически отсталые, терпят убытки, и, по оценке генерального директора «Сибирской Аграрной Группы» Андрея Тютюшева, 10–15% из них могут не дожить до следующего года. Томскому производителю такой сценарий не грозит: новые активы (например, «Уральский») работают с хорошей прибылью, а на самом старом объекте – свинокомплексе «Томский» – еще в прошлом году стартовала реконструкция, по окончании которой его рентабельность увеличится вдвое. За 2015 год выручка холдинга выросла на 23% – до 17 млрд руб­лей.

Прибыльные технологии

– Показатель EBITDA (объем прибыли до вычета расходов по выплате процентов и налогов и начисленной амортизации) у нас был на уровне 4 млрд руб­лей – с 2014 года не изменился, несмотря на негативную ситуацию в отрасли, – говорит Андрей Петрович. – У наших основных подразделений динамика работы была положительная, но на общую картину повлияла деятельность птицефабрики «Томская»: две производственные проблемы сказались на финансовом результате, но в последние четыре месяца ситуация на птицефабрике выровнялась. Сейчас по мясу птицы вообще вышли на пиковое производство за все время: примерно 110 тонн в день, 40 тыс. тонн в год.

Середнячком проявила себя мясопереработка (перерабатывающие предприятия в Томске и Кемерове) «Сибирской Аграрной Группы»: прибыли за год она не принесла, так как значительно выросли в цене специи, оболочки и белки. Все это импортное и, соответственно, покупается за валюту. А в магазинах ценники поднимаются все-таки не так резво, как доллар и евро.

– В прошлом году самым эффективным в структуре холдинга был свинокомплекс «Уральский» – просто потому, что он самый новый, все процессы там оптимизированы, – размышляет Андрей Тютюшев. – По нему мы получили хорошее увеличение валовых и производственных показателей. Несмотря на то, что рентабельность по свиноводству в целом сократилась: в 2014 году, если помните, был бурный рост оптовых цен – до 190 рублей за 1 кг, а сейчас этот показатель находится на уровне 130 руб­лей – как в 2010 году. При этом себестоимость за пять лет стала совершенно иная. Для сравнения: до того как прошлым летом мы поставили томский комплекс на реконструкцию (а он считался достаточно эффективным среди старых предприятий), себестоимость продукции была порядка 135 рублей за килограмм. А есть в стране и более слабые комплексы. Как долго они смогут жить в убытках – вопрос. Но, скорее всего, 10–15% обанкротятся в течение года. Тогда мяса на рынке станет меньше, и цена его, я надеюсь, отрегулируется. В России она и так сегодня самая низкая в мире: мясо в Китае и Индии в 2,5 раза дороже, в Европе – в два раза дороже.

Ледяной душ

Рассуждая о тех, кто это непростое время переживет, Андрей Тютюшев вспоминает притчу: идут по прерии два ковбоя, и вдруг за ними пускается в погоню лев. Один из ковбоев на бегу начинает сбрасывать кобуру, ружье. Второй ему кричит: «Ты что, с ума сошел! Лев все равно нас догонит!» На что получает ответ: «А мне сейчас главное – бежать чуть быстрее тебя».

– Сейчас мы должны быть более эффективными, чем наши конкуренты, – гендиректор «Сибирской Аграрной Группы» переводит притчу на язык бизнеса. – Раньше стратегия холдинга была простая: как можно быстрее построить и как можно больше произвести. Причем я знал, что время у нас будет ограничено, поэтому мы всегда шли на пике кредитного портфеля. Сейчас наступил момент, когда мы должны сделать остановку и работать уже над себестоимостью, то есть оптимизировать внутренние процессы. Планируем расширять переработку. Например, настало время подумать, КАК выгоднее продавать, допустим, ухо – с мочкой или без? Китайцы потребляют только ушную раковину, она стоит там больших денег. Свиные хвостики, куриные языки – на всем, что мы раньше утилизировали, можно зарабатывать, и мы научимся! Просчитываем производство желатина пищевого, рассматриваем возможность переработки крови. В общем, появляется много интересных направлений деятельности. Раньше мы на них и внимания не обращали. С прежним курсом валют проще было купить все за границей, но теперь это экономически целесообразно делать самим. Можно сказать, что кризис стал ледяным душем, который помог взбодриться. Любое предприятие, так же как и любой человек, иногда нуждается в такой встряске.

Стройки на миллиарды

У «Сибирской Аграрной Группы» еще остались крупные стройки. В апреле начнется возведение тюменского комплекса стоимостью примерно 1,7 млрд рублей. Изначально он задумывался как очередной свинокомплекс, но стратегию развития холдинг пересмотрел.

– В России сегодня выпускается 90% необходимой рынку свинины, дефицит всего 10%. Года через 2–2,5, я уверен, наша страна полностью его закроет, наполнять рынок еще больше просто рискованно, – объясняет Андрей Тютюшев. – В Тюмени будет построен селекционно-генетический центр на 2 тыс. свиноматок, нацеленный на производство племенного поголовья. Когда на максимальную производственную мощность выйдут «Томский» и «Красноярский», потенциал комплексов «Аграрной Группы» будет порядка 140 тыс. тонн свинины в год (для сравнения: в прошлом году мы произвели 100 тыс. тонн). Для обеспечения этого объема нужно около 50 тыс. свиноматок хороших гиб­ридных пород. Их родители выращиваются на племенных фермах. Это валютный товар, который можно приобрести только за границей, но из-за санкций это стало почти невозможным. Так что ситуация вынудила нас и здесь заняться импортозамещением.

Инвестиций в этом году потребует и свинокомплекс «Красноярский» – около 1 млрд рублей на подготовку к окончательному запуску, и «Томский» – собственные расходы на реконструкцию составят 1,5 млрд рублей. К 2018 году все инвестпроекты холдинга должны быть завершены.

 

«Сибирская Аграрная Группа» поставляет продукцию в регионы от Урала до Байкала, в основном полутуши. Но в ближайшее будущее стратегия продаж будет пересмотрена.

– Доверие к рознице сейчас растет: если раньше человек специально шел на рынок за мясом, опасаясь покупать его в супермаркетах, то сейчас сети предлагают продукт хорошего качества. Поэтому мы планируем увеличивать переработку и уходить на рынок крупного и мелкого куска – ближе к потребителю, – говорит Андрей Тютюшев. – Также в компании создан экспортный отдел. Он будет изучать спрос за рубежом, прежде всего в Азии. Конечно, попасть на внешние рынки сложно: к производителям мяса предъявляются достаточно жесткие требования, потому что все государства защищают свою продовольственную безопасность. Но сейчас есть смысл потратить на это силы и время.

Свинокомплекс «Томский» готовится к масштабной реконструкции

На участке откорма один человек обслуживает примерно 3 тыс. голов. «Работы много, поросята ведь как дети: один голову куда-то затолкает, другой ногу повредит», – улыбается Галина Маркова
На участке откорма один человек обслуживает примерно 3 тыс. голов. «Работы много, поросята ведь как дети: один голову куда-то затолкает, другой ногу повредит», – улыбается Галина Маркова

Около 70 тыс. поросят находятся сейчас на свинокомплексе «Томский» на самой последней производственной стадии – откорме. В июне, когда они уйдут на реализацию, все пустые цеха будут продезинцифированы. К августу начнется заселение нового поголовья – чистопородных поросят из Дании. Первая продукция, произведенная по новой технологии, появится к следующему лету. Томичи получат к столу свинину нового качества. Но в нетерпении и сотрудники свино­комплекса: условия их труда тоже качественно изменятся. Поэтому они готовы терпеть неудобства реконструкции.

современный сивнокомплекс

Расти, брюшко

Полный цикл мясного производства выглядит так: на первом участке происходит осеменение свиноматок, на следующем – опорос, затем поросят доращивают и, наконец, отдают на откорм перед реализацией. Каждый этап – отдельные цеха. Помещения первых трех участков уже пусты. В работе только цеха четвертого этапа: недавно на откорм переселили последние 5300 голов – к 65 тыс. уже имеющихся там. Четыре месяца свинкам отведено на то, чтобы отъесть брюшки.

– С доращивания они поступают на откорм в возрасте 70–75 дней и 40–50 кг весом, – рассказывает оператор по уходу за животными Галина Маркова. – Уже который месяц у нас очень хороший привес – 700–800 г в день при норме 646г. Все благодаря уходу: стабильный температурный режим, вентиляция, уборка, правильный корм… В советское время (я работаю на свинокомплексе 31-й год) было жидкое кормление: мужчины заваривали корм в пятитонных чанах. Сейчас у нас работает немецкая автоматическая линия сухой раздачи. Она удобнее в обслуживании, а пища переваривается медленнее, и она идеально сбалансирована.

Реконструкция всего производства, а не только отдельных участков напрашивалась давно: за 37 лет и железо сгниет. Вчера ходила ради интереса в цеха опороса и доращивания: остались одни голые стены. Абсолютно новое все будет! Фуры с оборудованием уже на подходе.

За четыре месяца содержания на откорме один поросенок набирает 80–90 кг. На реализацию он уходит весом 120–130 кг
За четыре месяца содержания на откорме один поросенок набирает 80–90 кг. На реализацию он уходит весом 120–130 кг

Потянем!

Реконструкцию можно проводить по-разному. Проще всего полностью остановить производство на год, сократив большую часть сотрудников. Но это повлекло бы значительные социальные риски для региона. Руководство «Сибирской Аграрной Группы» выбрало прогрессивный (или интенсивный) вариант: ремонт стартует в разное время на разных участках – по мере их освобождения. Как только в июле прошлого года закончилось осеменение животных, работники цеха принялись вывозить старое оборудование и скоблить стены.

– Сотрудники привлекаются к ремонту в качестве разнорабочих: мужчины выполняют тяжелую работу, женщины – по мере сил. Подавляющее большинство соглашаются трудиться не по основной специальности. Они понимают, что это временно, – рассказывает Галина Маркова. – Кто-то, конечно, потерял в зарплате, некоторые решили уволиться. Но я уверена, что они вернутся. За мою бытность на комбинате многие уходили в поисках лучшей доли, но почти все возвращались. В деревнях (у нас трудится много жителей Томского района) им все равно не готовы платить больше 5–7 тыс. в месяц. А здесь – соцпакет, больничный лист, отпуск, белая зарплата. Летом прошлого года, когда реконструкция стартовала, было страшновато: как что будет? Но в прошлом же году холдинг успешно провел обновление свинокомплекса «Шуваевский» в Красноярске, который очень похож на наш. Так что верим: самим легче и приятнее будет потом работать.

Полностью реконструкция завершится в апреле 2017 года, свинокомплекс сразу выйдет на месячную проектную мощность. Даже по пессимистическим ожиданиям мощность увеличится на 30% – до 34–37 тыс. тонн свинины в год. Рентабельность предприятия вырастет в два раза.

современный сивнокомплекс2

Современный свинокомплекс – это не продуваемый всеми ветрами деревянный загон. Микроклимат в помещении регулируют специальные датчики. Для маленьких поросят температура должна поддерживаться на уровне 22–26 градусов, для тех, что постарше, – 18–20. В апреле на «Томском» начнется монтаж нового немецкого оборудования для поддержания микроклимата. Даже полы в обновленном свинокомплексе будут особенные – из прочного пластика и металла в виде решетки, чтобы фекалии животных сразу поступали в систему навозоудаления и не загрязняли загон

ЦИФРА

4 млрд рублей – общая стоимость обновления свинокомплекса «Томский». Основные вложения собственные. Часть средств (кредит на 1,5 млрд рублей) предоставил «Альфа-банк» под 13% годовых. Областная власть компенсирует 30% затрат на техническое оснащение комплекса в течение трех лет с момента покупки оборудования и субсидирует процентную ставку по восьмилетнему инвестиционному кредиту.

Нашему предприятию в этом году исполнится 37 лет. Это самый старый свинокомплекс «Сибирской Аграрной Группы», и из-за этого он сильно про­игрывает по эффективности новым объектам холдинга. Производственные показатели в Томске на 30–40% хуже, чем на Урале или в Бурятии. В 2006–2007 годах часть цехов была реконструирована, но оставшиеся производственные помещения, а также системы вентиляции, кормления и поения действуют еще с советских времен. Конечно, оборудование давно устарело и морально, и физически. Элементарный пример: для современных пород свиней наш станок опороса слишком мал. Современная свиноматка в него не помещается.

Анатолий Баталов, директор свинокомплекса «Томский»

После обновления свинокомплекс «Томский» увеличит производство свинины на треть

Станок опороса
Станок опороса

Реконструкция свинокомплекса «Томский», которая уже активно ведется, полностью завершится в 2017 году и будет стоить около 4 млрд рублей. В 2018-м предприятие выйдет на годовую проектную мощность, которая даже по пессимистическим ожиданиям увеличится на 30%. Для области это один из самых крупных инвестиционных проектов в агропромышленном секторе, для «Сибирской Аграрной Группы» – еще и возможность закрепиться в числе самых эффективных сельхозпредприятий страны.

Кризис отменяется

TNews815_12_CMYKВ 2016 году свинокомплекс «Томский» отметит 37-летие. Это самый старый свинокомплекс «Сибирской Аграрной Группы», и из-за этого он сильно проигрывает по эффективности новым объектам холдинга: производственные показатели в Томске на 30–40% хуже, чем на Урале или в Бурятии. В результате обновления полностью сменится и старое поголовье, и технологическая начинка производства, например будет установлено современнейшее немецкое оборудование для поддержания микроклимата на участках содержания животных.

– Затраты непосредственно на реконструкцию – около 2,3 млрд рублей, из них 1,5 млрд пойдет на реконструкцию, 350 млн на убойный цех, 100 млн – на цех технической переработки и 350 млн – на приобретение нового поголовья. Плюс еще 1,7 млрд потребуют операционные затраты в инвестиционной фазе – зарплата сотрудникам, налоги, кормление и содержание стада, – рассказал «ТН» генеральный директор «Сибирской Аграрной Группы» Андрей Тютюшев. – Кредит на 1,5 млрд рублей предоставил «Альфа-банк» под 13% годовых. Областная власть компенсирует 30% затрат на техническое оснащение комплекса в течение трех лет с момента покупки оборудования, а также субсидирует процентную ставку по восьмилетнему инвестиционному кредиту. Надо сказать, что у нас было несколько вариантов реконструкции, например полностью остановить производство на год с сокращением большей части сотрудников. Но это повлекло бы значительные социальные риски для региона. При поддержке администрации области мы выбрали самый прогрессивный (или интенсивный) вариант: люди сохраняют рабочие места, потому что обновление идет ускоренными темпами.

Схема примерно такова: в то время как на некоторых участках еще ведется операционная деятельность (в частности, на откорме и доращивании животных), участки осеменения и опороса уже освобождены, и там начались ремонтные работы. Последний забой животных из старого поголовья произойдет в июне 2016 года, завоз новых животных и репродукционные работы запланированы на июль того же года. Выпуск первой партии продукции, произведенной по новой технологии, состоится в мае 2017-го. Обыватель может задаться вопросом: «А как же мы будем жить это время без колбасы?» Но потребитель вообще не заметит каких-либо изменений. Недостающие объемы быстро заполнят другие поставщики, возможно, с других регионов. Например, мясоперерабатывающий комбинат в Томске обеспечат сырьем три других свинокомплекса холдинга: «Красноярский», «Уральский», «Восточно-Сибирский».

Размер не главное

Выход на годовые проектные мощности – 34–37 тыс. тонн свинины – случится уже в 2018 году. Увеличится не только мощность производства – будут улучшены все основные показатели, так, среднесуточный привес свиней – на 28%, многоплодие – на 20%, при этом сроки содержания животных должны сократиться на 14% – до 180 дней.

– Рентабельность предприятия увеличится в два раза, а это особенно важно в свете того, что в будущем не ожидается ничего хорошего с точки зрения стоимости мяса, – говорит Андрей Тютюшев и поясняет: – В России уже сегодня выпускается 90% необходимой рынку свинины, дефицит – всего 10%. Года через 2,5, я уверен, наша страна полностью его закроет, и мы получим ситуацию, как с мясом птицы: последние два года цены на него не растут (в отличие от издержек) из-за перепроизводства. Думаю, в следующем году стоит ожидать банкротства некоторых птицефабрик в России, как это уже случилось с красноярским производителем «Сибирская губерния». Свиноводство тоже к этому придет, просто позже. Поэтому у нас нет задачи быть самыми крупными – нам нужно быть самыми эффективными. И если по объемам производства мы входим в топ-5 по России, то по эффективности я поставил бы наше предприятие в первые строчки рейтинга.

«Инвестора ценим»

Руководство региона готово к тому, что на несколько месяцев размер налогов, которые платит в бюджет области «Сибирская Аграрная Группа», сократится, поскольку в 2017 году свинокомплекс «Томский» будет выпускать только полугодовой объем продукции.

Андрей Кнорр
Андрей Кнорр

– Значимость нашего свинокомплекса сложно переоценить – это одно из стратегических предприятий не только для Томской области, но и для всего Сибирского региона. Да, в следующие два года мы получим определенные экономические издержки в валовых показателях и в виде налоговых отчислений, зато уже в 2018 году у нас будет больше мяса, больше налогов, больше рабочих мест, – говорит заместитель губернатора Томской области по агропромышленной политике и природопользованию Андрей Кнорр. – Свинокомплекс «Томский» станет одним из самых современных в России и по технологиям производства, и по его эффективности. Например, 12,5 поросенка на одну свиноматку (вместо прежних 10,4) – это очень высокий показатель! Областная администрация также окажет поддержку этому проекту – мы компенсируем часть затрат на новое оборудование (это около 240–250 млн рублей), плюс субсидируем процентную ставку по инвестиционному кредиту. Мы всегда перед инвесторами выдерживаем все обязательства.

По словам Андрея Кнорра, обновление свинокомплекса будет одним из крупнейших инвестиционных проектов в агропромышленном секторе Томской области. Кроме того, в 2016 году агрофирма «Межениновская» начнет строительство молочно-товарной фермы на 1?800 голов дойного стада в селе Рыбалове. Объем инвестиций составит, как и в случае с «Аграрной Группой», около 2 млрд рублей. Также должна быть сдана первая очередь животноводческой фермы в Турунтаеве, которую строит ООО «Спас». Китайский инвестор планирует начать реанимацию обанкротившегося фермерского хозяйства в Кисловке, которое область чуть было не потеряла. Планируется увеличить поголовье с 600 минимум до 1?000. По информации областной администрации, в 2015 году объем произведенной в Томской области сельхозпродукции впервые превысит 30 млрд рублей. Сумма, направленная регионом на поддержку АПК, составила 2,2 млрд рублей.

согласованный портретПоказатели, которые мы имеем сейчас по свинине в России, были заложены пять лет назад благодаря целенаправленной государственной поддержке агропромышленного комплекса – компенсации процентной ставки по инвестиционным кредитам. А это миллиардные дотации. Они объясняются просто. Например, наш новый свинокомплекс «Красноярский» стоил более 6 млрд руб­лей (кредит составил более 5 млрд). Ставка по кредиту на строительство – около 13% годовых. То есть одних только процентов мы должны были платить 650 млн руб­лей в год. Федеральная и местная власти компенсировали нам все эти расходы, то есть 1,6 млрд рублей за восемь лет. Компенсацию процентной ставки получает каждый сельхозпроизводитель России, просто кто-то строит объекты на 5 млн, кто-то – на несколько миллиардов.

ЦИФРА

По итогам 2015 года четыре свиноводческих комплекса, входящих в «Сибирскую Аграрную Группу», суммарно произведут >100 тыс. тонн свинины.

Как крупнейшие предприятия Томской области стимулируют сотрудников футболом, курортами и пенсиями

TNews782_08_CMYK

«Какие труды, такие и плоды» – эта поговорка справедлива не только для работника, но и для работодателя: какова его забота о людях, такова и их отдача в труде. В Праздник Весны и Труда «ТН» выяснили, чем крупные томские предприятия готовы поощрять и вдохновлять своих сотрудников.

Сети для сотрудников

– Каждый день я подписываю разные документы, но приказы на увольнение крайне редки, – говорит генеральный директор ООО «Горсети» Владимир Резников. – У тысячи человек, работающих в «Горсетях», средняя зарплата около 40 тыс. рублей. Средний возраст в коллективе не достигает и 40 лет, мне нравится работать с молодежью. Многие из них не помнят советского времени, но мы постарались взять оттуда лучшее. В компании мощная профсоюзная организация, которая контролирует условия труда, организует досуг.

Владимир Резников называет социальные выплаты на предприятии небольшими, но стабильными: каждому работнику на питание ежедневно выдается 100 рублей. В выходной – двойное питание. В последнее время на первое место по затратам выходит медицинское обслуживание сотрудников: «Горсети» помогают оплачивать высокотехнологичные операции. В компании открыт здравпункт. Для того чтобы там было как можно меньше посетителей, руководство всячески пестует спорт: желающим арендует стадион для тренировок и фитнес-зал, спортивный зал для волейболистов, бассейн для пловцов. Футбольная сборная «Горсети» – чемпион любительских турниров, например, в прошлом году победила в футбольном турнире среди команд предприятий топливно-энергетического комплекса Сибири. Который проводился под красноречивым девизом «Докажите, что ваша команда успешна как в бизнесе, так и в спорте».

Мест нет!

– В моем цехе нет свободных ставок, и я этим горжусь, – говорит Лариса Тарасова, начальник животноводческого цеха №3 свинокомплекса «Томский». – Люди знают, что предприятие заботится о сотрудниках. Ведь что такое, скажем, для жителей отдаленных населенных пунктов бесплатный служебный транспорт? Я сама живу в Светлом, на работу выхожу в 07.35, а мой рабочий день начинается в 08.00. Я доезжаю до работы быстро и с комфортом, вместо того чтобы толкаться в общественном транспорте. Предприятие соб­людает коллективный договор, рабочие обеспечены всем необходимым.

За год «Сибирская Аграрная Группа» тратит на социальную работу несколько десятков миллионов рублей, так, в 2014 году сумма составила около 35 млн. Чуть меньше половины – 19 млн рублей – пришлось на мясные наборы: абсолютно каждый из почти 6 тыс. сотрудников ежемесячно получает набор из свинины, мяса птицы, полуфабрикатов, колбас («Мы сами с удовольствием едим то, что производим», – гордятся на свинокомплексе).

Среди масштабных корпоративных программ лидируют соцстрахование, медобслуживание и отдых – на них ушло 9 млн руб­лей. Сюда входит и профосмотр дважды в год, и лечение профзаболеваний, и комплектование аптечек, и обустройство комнат отдыха…

Еще 3,2 млн были направлены на единовременные выплаты, например при возвращении работника из армии (2 тыс. защитнику Родины!), рождении ребенка, при сложных заболеваниях… Есть также масса стимулирующих премий: лучший работник года получает 10 тыс. рублей, почетная грамота от имени компании сопровождается конвертом с 4 тыс., а если грамотой наградил, скажем, Минсельхоз, премия увеличивается до 7 тыс.

Эксклюзивная в масштабах города и очень популярная на предприятии мера поддержки – в решении квартирного вопроса. Иногородним сотрудникам возмещается 80% стоимости аренды жилья! А ипотечникам «Сибирская Аграрная Группа» помогает оплачивать кредит – в 2014 году на это было направлено более 1 млн рублей. Не забывают и тех, кто много лет трудился на благо компании: работники со стажем от 20 лет и руководители со стажем от 10 лет получают по выходу на пенсию 15% от средней зарплаты за год. Ветераны предприятия шутят: на пенсии они здоровее среднестатистического человека, потому что об их здоровье тоже заботились: на аренду залов для футбола, волейбола, стрельбы, тенниса и даже дартса «Аграрная Группа» за один только 2014 год потратила 1,7 млн рублей.

Вахта как санаторий

– Очень приятно слышать от вахтовиков слова о том, что общежитие для них – это второй дом, – признается начальник участка социального обеспечения ОАО «Томскнефть» ВНК Лариса Зав­городняя. – То есть жизнь на промыслах для людей не в обузу. В свободное от работы время они могут найти занятие по душе: сходить в тренажерный зал, сразиться с коллегами за теннисным столом или просто почитать интересную книгу.

Полисы ДМС, премии, бесплатное санаторно-курортное лечение раз в два года, расходы на спорт – в компании «Томскнефть», в общем, стандартно хороший набор для крупной, богатой и сознательной компании. Интересна структура корпоративных расходов на «социалку»: из более чем миллиарда руб­лей, выделяемых на социальные гарантии, около 700 млн приходится на содержание, строительство и капитальный ремонт общежитий в вахтовых поселках. Если 30 лет назад на месте, например, поселка Вах находились лишь несколько рубленых балков, которые отапливались буржуйками, то сейчас там современный городок: оборудованные по последнему слову производственного дизайна общежития, модульная столовая итальянского производства, собственная прачечная, магазин, пекарня, библиотека, котельная, очистные сооружения. Чтобы вахтовики вдали от родной земли чувствовали себя комфортно. И в безопасности.

Работники равнодушными к вниманию работодателя не остаются, например, в «Сибирской Аграрной Группе» они активно участвуют в проектах по малым улучшениям, вносят рацпредложения, занимаются корпоративным волонтерством (субботники, фонд для детей)

Повышенные социальные обязательства предприятия фиксируются в коллективном договоре, где работодатель официально декларирует свои намерения. На 1 января 2015 года в Томской области действовало 1113 коллективных договоров. Годом ранее их было на 5% меньше. Действие коллективных договоров распространяется на 169075 работников. Примерно 58% КД приходятся на муниципальную форму собственности, около 25% – государственную, чуть больше 16% – частную (из них в малом бизнесе всего 6,3%, то есть повышенную «социалку» в подавляющем большинстве случаев предлагает именно крупный бизнес).

Мнения

 Светлана Грузных, начальник Департамента труда и занятости населения Томской области
Светлана Грузных, начальник Департамента труда и занятости населения Томской области

Светлана Грузных, начальник Департамента труда и занятости населения Томской области:

– В Томской области много социально ответственных работодателей, которые не только уделяют большое внимание социальным программам, обеспечивающим достойный уровень жизни своих работников и их семей, но и активно участвуют в реализации социально значимых проектов Томской области – мероприятиях в сфере охраны труда, социального партнерства, профессиональной ориентации школьников, стажировки молодежи и многих других. К таким социально ответственным предприятиям можно отнести «Сибирскую Аграрную Группу», «Томскнефть» ВНК, «Горсети», «Микран», «Газпром трансгаз Томск», «Востокгазпром», ТДСК, «Томскнефтехим», «Томское пиво» и многие другие.

брекотнин
Петр Брекотнин, председатель Федерации проф­союзных организаций Томской области

Петр Брекотнин, председатель Федерации проф­союзных организаций Томской области:

– Конечно, грамотный хозяин в первую очередь заботится о том, чтобы получить максимальную прибыль. Но для этого обязательное условие – чтобы человек, руками которого прибыль добывается, ХОТЕЛ работать именно на этого хозяина. Ему нужно поощрение – материальное и не материальное. И, конечно, он должен уйти с работы живым, здоровым и непокалеченным. В свою очередь, профсоюзная организация – это важная «прослойка», медиатор, который имеет основной своей задачей доносить актуальные нужды сотрудников до руководства.

Мясная добавка

По итогам 2014 года совокупный объем производства свинокомплексов «Аграрной Группы» составил 91,1 тыс. тонн. Годом раньше этот показатель находился на уровне 67 тыс. тонн.

Столь высокие показатели позволили холдингу укрепить свои позиции в ежегодном рейтинге Национального союза свиноводов и выйти на пятое место. На сегодняшний день, по данным этого союза, в России действует более 400 крупных, средних и мелких свиноводческих предприятий. Причем 20 из них, входящих в рейтинг, обеспечивают до 60% всего производства свинины в России. Продукция, выходящая под брендом «Сибирская Аграрная Группа», пользуется активным спросом не только в Томске, но и в Свердловской и Кемеровской областях, Красноярском крае, Бурятии.

По словам генерального директора АО «Сибирская Аграрная Группа» Андрея Тютюшева, объемы производства российских свиноводческих предприя­тий показывают стабильный рост, что свидетельствует о постепенном замещении импортного мяса в рационе россиян отечественным. И тот факт, что холдинг занимает в этом рейтинге одну из лидирующих позиций, говорит о безопасности, качестве и востребованности местной продукции у потребителей.

Три эпохи свинокомплекса «Томский»

Екатерина Кайгородова

Фото: из архива «Сибирской Аграрной Группы», Сергей Захаров

саг01

Первый в области. Крупнейший в Сибири. Единственный в своем роде за Уралом. Свинокомплекс «Томский» отметил юбилей – 35 лет. Треть века назад его построили, чтобы у томичей на столе наконец появилась своя, а не привозная свинина. Сегодня он по-прежнему является ее основным производителем в регионе. За эти годы предприятие пережило разные времена. И сегодня, подводя промежуточные итоги, смело строит планы на будущее.

– Историю предприятия можно разделить на старую, новую и новейшую, которую мы все вместе, я уверен, еще увидим, – говорит Андрей Тютюшев, гендиректор «Сибирской Аграрной Группы».

Взлет и падение

«Томский» – один из первых промышленных свинокомплексов современного типа, призванных прокормить население растущих городов. Справедливости ради надо сказать, что большие свинофермы строились и раньше. Например, в Тверской области был построен многоуровневый комплекс, в котором животных перевозили на специальных лифтах. Но многоэтажная конструкция оказалась неэффективной, здесь постоянно возникали проблемы с системой вентиляции и навозоудаления. Свинокомплекс «Томский» был выстроен с учетом прежних ошибок, и все системы жизнеобеспечения животных работают здесь как надо. Все следующие свинокомплексы Советского Союза строились по тому же проекту.

На новое предприятие пригласили молодых специалистов, окончивших профильные институты Новосибирска и Омска. Кстати, семь человек из тех, кто пришел сюда в 1979 году, продолжают работать на свинокомплексе по сей день. Есть и такие, кто привел на родное предприятие своих детей, сформировались уже трудовые династии.

До 1990-х годов предприятие стабильно развивалось. В 1980 году на нем содержалось 108 тыс. свиней, в 1994 году – уже 128 тыс. Максимум выпуска продукции, достигнутый в советские времена, – 12,5 тыс. тонн свинины в год при коллективе 800 человек.

Кризисные времена для свиноводческого комплекса наступили несколько позже, чем для других отраслей. В начале 1990-х предприятие жило припеваючи и даже наращивало объемы производства. Только в 1993 году, когда открылся рынок и в Россию хлынуло дешевое и не всегда качественное импортное мясо, на предприятии наступил серьезный кризис.

К 2000 году состояние свинокомплекса было плачевным. Поголовье снизилось в два раза, среднесуточный привес поросят составлял всего около 200 граммов (теперь свинки каждый день прибавляют более 500 граммов), а средний вес свиньи на убой всего 60 кг (против 113 кг в 2013 году). Сложная ситуация сказалась и на положении работников. Средняя зарплата на предприятии тогда составляла всего 1 882 рубля – заметно меньше, чем в среднем по России. В пересчете на нынешние цены это что-то около 4 тыс. рублей. Зато долги были колоссальными – 193 млн рублей, или полмиллиарда (!) в нынешних деньгах.

Стратегия, которой не было

Вот в таком состоянии свинокомплекс приобрела команда молодых менеджеров во главе с генеральным директором «Сибирской Аграрной Группы» Андреем Тютюшевым.

– Представляю, с каким скепсисом смотрели на нас старые работники, когда мы первый раз, в костюмах и при галстуках, приехали осматривать свиноводческий комплекс, – с улыбкой вспоминает Андрей Петрович почти 15 лет спустя. – Но мы были молоды, полны оптимизма и ничего не боялись. Хотя сталкиваться приходилось с самыми неожиданными ситуациями. В самом начале я обратил внимание на то, что отчеты о привесе поросят не сходятся друг с другом. Начал разбираться, как же они так их взвешивают? Работники мне отвечают: «Мы их и не взвешиваем». – «Как так, не взвешиваете?» – «А у нас есть человек, который во внешнему виду определяет вес поросят с точностью до полукилограмма!»

Тогда молодым директорам предстояло много тяжелой работы. Не для того, чтобы выжить, а чтобы развиваться и повышать производительность.

– Многие спрашивают теперь: «Какова была ваша стратегия развития?» – говорит Андрей Тютюшев. – На самом деле никакой стратегии в то время не было, мы тогда и слова-то такого не знали. Мы учились у тех, кто работал на производстве с самого его основания, параллельно набираясь опыта у ведущих зарубежных свинокомплексов. Выбирали лучшее и применяли у себя.

В итоге стратегия, которой не было, привела предприятие к успеху. Уже в 2006 году, после масштабной реконструкции предприятия и ввода нового цеха, «Сибирская Аграрная Группа», в составе которой на тот момент был только один свинокомплекс – «Томский», заняла пятое место по поголовью свиней и производству свинины в России.

Особенный, потому что первый

Сейчас холдинг «Аграрная Группа» имеет в собственности уже четыре свиноводческих комплекса – от Урала до Бурятии, птицефабрику, комбикормовый завод и другие сельхозпредприятия. Но свинокомплекс «Томский» остается особенным, ведь с него все начиналось.

– Я считаю предприятие своим родным, – признается Андрей Тютюшев. – Ведь это был мой первый производственный опыт.

Здесь обкатывались технологии управления, здесь впервые была создана уникальная система учета и отчетности «Сибирской Аграрной Группы». В 2011 году Министерством сельского хозяйства свинокомплексу присвоен статус селекционно-генетического центра – единственного за Уралом. Данный статус позволяет осуществлять разведение в чистоте и реализацию племенных животных трех пород: дюрок, ландрас и крупная белая. Скрещивая их, свиноводы получают поголовье крупных животных, устойчивых к заболеваниям и приносящих большой приплод. Мясо такого гибрида качественное, не слишком жирное и, как говорят свиноводы, с высокой беконностью, когда слои мяса чередуются с тонкими прослойками сала.

Свинокомплекс был и остается крупнейшим в регионе производителем свинины. Ежегодно здесь производят 28 тыс. тонн мяса, обеспечивая этим продуктом несколько областей. Это более чем в два раза выше рекорда советского времени. Говоря языком простых аналогий, каждый житель Томской области может ежедневно получать по хорошему стейку производства свинокомплекса «Томский».

Что важно, свиньи выращиваются на качественных кормах и без стимуляторов роста, а в готовой продукции не используются консерванты химического происхождения. К тому же свинокомплекс в области – это возможность покупать не замороженное, а охлажденное мясо, более вкусное и полезное.

Кроме производства качественного продукта свинокомплекс вносит свой вклад в экономику Томской области. Это налоги, которых в 2013 году было выплачено более 113 млн рублей; это около тысячи рабочих мест, причем большинство – для жителей сельской местности; это высокая социальная ответственность.

В ближайших планах предприятия – обновление поголовья свиней, реконструкция системы вентиляции и перевод цеха на местное отопление. Кроме того, запланирована замена автопарка, и начало этому было положено на юбилейном празднике. Работники предприятия бурными аплодисментами приняли подарок от «Сибирской Аграрной Группы» – новенький служебный автобус.

саг03

саг02

Рецептуры кормов для Томского свинокомплекса составят канадские ученые

КормаРуководство «Сибирской Аграрной Группы» подписало договор о сотрудничестве с канадской компанией «Gowan’s Feed Consulting». Иностранные специалисты будут оптимизировать рецептуры кормов для свиней и консультировать томичей по вопросам кормления скота.

По данным статистики, порядка семи миллионов свиней по всему миру уже питаются с учетом рекомендаций специалистов канадской компании. Недавно предприятия агрохолдинга в Томском районе посетил ее консультант Марио Рамирез. Он ознакомился с технологиями кормления, которые сегодня применяются на Томском свинокомплексе, а также побывал на комбикормовом заводе в Асино, чтобы оценить мощности и возможности производства.Задача команды канадских специалистов – проанализировать применяемые рецептуры кормов и улучшить их: пересмотреть соотношение компонентов, скорректировав их в соответствии с актуальными мировыми стандартами.– Ваши комбикорма высокого качества, но в России сейчас используются, преимущественно, устаревшие рецептуры, – объясняет Марио Рамирез. – Какого-то вещества, например, витаминов, вы вносите 1 грамм на килограмм корма. А по последним исследованиям его будет достаточно 0,95 грамма. Каждая лишняя сотая грамма – это гигантские расходы для предприятия. Моя задача – добиться для вас максимальной эффективности при минимальных затратах.Объектом пристального изучения канадца стали также и технологии кормления непосредственно в цехах. На усвоение корма влияет множество факторов. Например, климат. Это и другие условия специалисты компании также оценят и предложат варианты улучшения.– Мы будем работать напрямую с крупнейшими исследователями в области свиноводства, – говорит Евгений Лазарев, главный зоотехник «Сибирской Аграрной Группы», – и применять их разработки одними из первых в мире.

Андрей Тютюшев: Свинокомплекс – это не печатный станок

Тютюшев

Продуктовые санкции сейчас предмет горячих дискуссий. Потребители возмущены ростом цен: с начала года куриное мясо и так подорожало на 25%, свинина – на 35%, говядина и того больше. Производители же видят в эмбарго реальный шанс для отечественной пищевой промышленности: самое время заняться импортозамещением в стране, завозящей извне 50% продуктов.

Почему все-таки дорожает мясо? Что нужно сделать, чтобы бизнес поверил в серьезность политики правительства? Может ли сельское хозяйство в России быть рентабельным? Об этом «ТН» поговорили с генеральным директором холдинга «Сибирская Аграрная Группа» Андреем Тютюшевым.

Без паники!

– Реально ли быстро покрыть дефицит мяса в стране, который образовался из-за введения продуктового эмбарго? Доля импорта в потреблении свинины составляла как минимум четверть…

– Свинокомплекс – это не печатный станок, к сожалению. Любое производство, связанное с животноводством, – это затратный по времени процесс. По курице дефицит закрывается достаточно быстро, потому что, во-первых, сам дефицит небольшой (экспортировалось всего 10% от общего рынка), во-вторых, производственный цикл довольно-таки быстрый: вылупившийся бройлер идет на убой через 40 дней. В свиноводстве этот процесс более длительный: от задумки проекта по увеличению мощностей до получения конечного продукта должно пройти порядка трех-четырех лет.

– То есть за три-четыре года страна может полностью закрыть внутреннюю потребность в мясе?

– По свинине – да. По говядине все гораздо сложнее: если свинья беременна 4 месяца и приносит 14 поросят, то корова ходит год и приносит одного теленка. Поэтому вопрос резкого увеличения производства – это перспектива десятилетия, как минимум. Понятно: чтобы затевать такие долгосрочные проекты, фермеры должны быть уверены, что эмбарго – это начало планомерной политики, а не разовая акция в ответ на санкции Запада. Тогда им будет выгодно и интересно оставлять поголовье для размножения, а не отправлять его на бойню сейчас.

– Увеличилась ли себестоимость производства мяса за последний месяц? Может быть, зерно подорожало… Хочется понять, есть ли объективная причина такого скачка цен.

– Что мясо, что зерно – это абсолютно рыночный товар, его цена зависит не только от себестоимости производства. Именно сейчас стоимость зерна падает, и достаточно сильно: урожай в этом году существенно больше, чем в прошлом, а потребление осталось на том же уровне. Причины повышения цен по большей части субъективные. Спекуляцией это назвать сложно, скажем так: это результат реакции людей на информацию из СМИ. Ведь что такое цена на мясо? Это баланс между спросом и предложением. Но иногда в головах потребителей и продавцов происходит дисбаланс. Покупатели думают: «Наверняка мясо поднимется в цене, надо запасаться». И в ажиотаже бегут в магазины. Продавцы думают: «Наверняка мясо поднимется в цене, так зачем его продавать сейчас, если через несколько месяцев можно продать выгоднее». И искусственно уменьшают предложение. Цена, понятно, растет, поскольку баланс смещается в сторону спроса.

– Ну а вы, как производители, разве не воспользовались ситуацией и не накрутили отпускные цены?

– Сами по себе мы цены поднять не можем. Если бы мы были монополистами, как Газпром, который раз в году прибавляет к стоимости газа 25%, жили бы, наверное, по-другому. Но в нашем секторе цена формируется рынком, и только им. «Аграрная Группа» года три-четыре назад перешла на электронные торги. И когда нас спрашивают, почему мы большую часть мяса продаем за пределы области, то ответ простой: мы не делим потребителей на своих и чужих. Хотите купить у нас мясо – пожалуйста: зарегистрируйтесь на торгах, предлагайте цену и забирайте. И нам все равно, куда вы его повезете: на Ямал или в Томск. В целом наш регион завозит извне примерно 200 тонн свинины в месяц, а «Сибирская Аграрная Группа» вывозит порядка 1 тыс. тонн. Казалось бы, почему бы нам не заместить эти 200 тонн? Но есть перерабатывающие производства, которые потребляют определенные части туши: только корейку, только вырезку и так далее. А мы продаем полутуши. Вторая причина – цена. Экономным производителям выгоднее покупать замороженную продукцию с Запада, хотя она хуже по качеству.

– В августе появилась информация, что компания METRO приняла положительное решение по вашей продукции, и она должна появиться на полках METRO Cash & Carry во всех регионах присутствия, в том числе в Москве и Московской области. Это тоже результат санкций? Вас призвали заполнить опустевшие мясные полки?

– Нет, конечно. Это результат нашей постоянной и планомерной работы по продвижению продукта на новые рынки. METRO проводила аудит на нашем предприятии еще в июле, а решение об эмбарго было принято правительством в начале августа. Думаю, эффект от санкций мы узнаем только через год. В целом могу сказать, что потребитель, конечно, пострадает: он будет тратить больше денег на еду. Но если мы будем мыслить глобальными государственными масштабами, то лучше год-два потерпеть и переориентировать рынок на отечественного производителя, чем продолжать платить за продукты, которые мы ввозим из-за границы. Глупо стране с таким огромным сельскохозяйственным потенциалом импортировать мясо и экспортировать зерно. Продавая то же зерно на внешние рынки, мы другому государству обеспечиваем рабочие места, налоги – словом, все блага. Лучше подумать о своей стране.

Впереди Сибири всей

– Какую долю от продукции свинокомплекса «Томский» потребляют томичи и кто самый крупный потребитель вне Томска?

– Томичи потребляют половину производимого нами, остальное вывозится за территорию области. Основной объем уходит на Восток: Красноярск, Иркутская область. Но в июне следующего года, когда на полную мощность запустится свинокомплекс «Красноярский», этот баланс сместится. Красноярцам, естественно, станет выгоднее покупать в Красноярске, как минимум потому, что из цены исчезнет стоимость доставки из Томска. Вообще же география прямых поставок – от Урала до Байкала.

– А по ту сторону Урала? Есть планы строить свинокомплексы в центральной части России?

– Экономически это бессмысленно. Для того чтобы идти на рынки Центральной России, необходим огромный капитал. «Сибирская Аграрная Группа» находится в пятерке крупнейших производителей России по свинине. И если посмотреть, кто стоит впереди нас, то это будут сплошь российские миллиардеры. У нас нет финансовой возможности с ними соперничать. Поэтому стратегия развития нашей компании нацелена на строительство предприятий в СФО, мы крупнейший производитель в Сибири, и нам этого достаточно.

– О рынках Европы вообще, значит, не думаете?

– Нет, потому что там мы неконкурентоспособны по цене. Себестоимость продукции кардинально не отличается, по качеству мы соответствуем высоким европейским стандартам, но у сельхозпроизводителей в Европе есть очень большое преимущество, которое в конечном итоге выражается в разнице цен: их очень сильно поддерживает государство. В Европе 50%-е дотации на импортируемое мясо. Скажем, если фермер продал в России свинину на 100 евро, еще 50 ему доплатит государство. Если в России поддержка сельского хозяйства составляет 7 млрд долларов в год, то только в одной Германии, где проживает в два раза меньше людей, сельхозпроизводители получают из бюджета 60 млрд евро. Ну и как с ними конкурировать?.. В Евросоюзе сельское хозяйство для государства работает примерно на нулях, то есть налоговые поступления, которые идут в бюджет из села, возвращаются фермерам в виде дотаций. И это правильно – так страна осуществляет продовольственную безопасность.

– По России знаете соотношение дотаций производителям сельхозпродукции и уплачиваемых ими налогов?

– Нет, но уверен, что государство получает назад гораздо больше, чем 7 млрд долларов.

– А зачем тогда государству увеличивать поддержку? Если и так выживаете…

– Я всегда говорю, что государство – это, в принципе, тот же бизнес. Недавно прочитал, что, оказывается, НиколайII был на втором или третьем месте среди самых богатых людей мира, если пересчитывать его капиталы на сегодняшний день. Почему? Потому что относился к государству как к бизнесу, который приносит доход. Например, построил Транссибирскую магистраль – появились сотни предприятий, которые стали платить налоги в казну. В наше время государственные чиновники считают, что они социальные работники, что их основная задача – правильно распределять бюджетные средства, а не зарабатывать их. Они как будто не понимают, что чем лучше условия для бизнеса, тем больше доход, на который можно качественнее осуществлять социальные функции. Хотя, кстати, есть территории, где подход именно такой. И они – самые быстроразвивающиеся в России.

– Это какие, например?

– На меня большое впечатление произвела Тюменская область. Ее руководство понимает: сегодня мы построили дорогу, потратив 200 млн рублей, а завтра нам в бюджет пришел миллиард руб­лей. Мало того что дорога окупилась, так власти еще и заработали политические дивиденды («Надо же, – думает народ, – какие молодцы, дорогу построили!») Только дорогу нужно строить не в небеса, а там, где бизнес реально будет ею пользоваться.

– Где же в Томской области построить дорогу, чтобы сельское хозяйство рвануло вверх?

– Ну, в Томской области вообще сложно развивать сельское хозяйство. В сравнении с тем же Красноярским краем это небо и земля! Там поля – один день в одну сторону едешь… А что такое маленькое поле, которых большинство в Томской области, исключая разве что Кожевниковский район? Это трактору надо много раз развернуться, повернуться, а любой разворот-поворот – это и солярка, и время, которое тоже стоит денег. Затраты на 1 кв. м в Томской области раза в три больше, чем в Красноярском крае. При этом государство не делит регионы с точки зрения перспективности: дотации всем даются одинаковые. Поэтому производить зерно в Томской области крайне непросто. В советские времена все равно производили, главное, чтобы сеяли. Но особенно меня удивляет Бурятия: наш свинокомплекс «Восточно-Сибирский» стоит, по большому счету, на песках. Но и на них в советское время были «пашни». Собирали три центнера с гектара, сеяли пять.

Деньги любят счет

– В Бурятии мы на следующий год запланировали сдачу второй очереди свинокомплекса. Также закладываем основание будущего предприятия в Тюменской области: будем строить большой комплекс в 90 км от областного центра. Кроме того, стратегия развития предполагала возведение свинокомплекса в Иркутске, но, видимо, уже не получится. В этом году правительство формирует окончательный список приоритетных проектов в свиноводстве, которые должны быть реализованы при государственной поддержке. Мы включены в этот список с тремя проектами: строительство в Бурятии и Тюмени, о котором я говорил, а также обновление свинокомплекса «Томский». Иркутского проекта в нем нет.

– Что подразумевает обновление в Томске?

– Это проведение ремонтных работ, с одной стороны, и репродукционных – с другой: нам нужно полностью заменить поголовье. Сегодня свинокомплекс живет со шлейфом санитарного и ветеринарного наследия, которое копилось с 1976 года. В связи с этим производственные показатели на 30–40% хуже, чем на наших новых объектах на Урале или в Бурятии. По сравнению со строительством новых свинокомплексов обновление не такое уж затратное мероприятие: потребуется 700–800 млн рублей. Теперь осталось дождаться, чтобы Федерация и область подтвердили ­господдержку этому проекту (компенсации по процентной ставке и на приобретение племенного скота) и юридически закрепили свое решение.

– Но неужели такая небедная компания, как «Сибирская Аграрная Группа», не может реализовать относительно недорогие проекты за свой счет?

– Может. Мы вообще можем эти деньги подарить народу. Только это уже не бизнес. Любой проект в сельском хозяйстве требует затрат от государства. Не потому, что мы жадные и хотим больше денег, речь идет об элементарной окупаемости. Допустим, строительство свинокомплекса в Красноярске обходится примерно в 6,5 млрд рублей. Зарабатывает данный комплекс 1 млрд рублей в год. В принципе, этого достаточно. Но если на 6,5 млрд начислить 14% годовых, под которые банк дает деньги, то вся прибыль будет уходить на уплату процента. Поддержка государства выражается в том, что оно компенсирует процентную ставку – не всю, конечно, а 8,25% годовых. Но в таком случае уже можно говорить о бизнесе: проект окупается хотя бы в течение 9 лет. Кстати, разница в цене денег тоже есть: «длинные» кредиты в Бурятии мы получали под 13%, на Урале эта ставка была около 11,5%.

– То есть вы еще и выбираете между регионами внутри Сибири…

– Патриотизм – это здорово, но бизнес всегда рассуждает несколько иными категориями. Хотя при прочих равных мы отдаем предпочтение Томской области. Потребитель ведет себя точно так же: он купит томскую картошку или кемеровскую, если они будут одинакового качества, но томская при этом в два раза дороже?.. Бизнес вкладывает туда, где получит наибольший результат. И это интерес региона, чтобы проекты оставались на его территории. Например, «Сибирская Аграрная Группа» с 2000 года получила порядка 1 млрд рублей государственных дотаций (за что нас и критикуют: мол, и так богатые, а еще госденьги получают). Но за этот миллиард мы обеспечили занятость порядка 4 тыс. человек. А, например, за 2013 год по нашим томским предприятиям мы заплатили налогов и страховых взносов более 520 млн рублей. То есть какова окупаемость миллиарда? Меньше чем два года. Это эффект от тех денег, которые мне дали. А теперь представим, что 1,5 млрд рублей, которые Томская область выделяет в год на поддержку сельского хозяйства, давали бы не всем подряд, а таким, как мы, область получала бы серьезные средства в бюджет от сельского хозяйства.

– Вы только что нарисовали реальный план того, как области получать дополнительные несколько миллиардов рублей. Если это лежит на поверхности, почему план не реализован? Тем более вы – депутат Законодательной думы.

– Басню «Лебедь, рак и щука» читали? Вот вам и ответ на вопрос. Очень сложно скооперировать в одно русло людей, которые представляют интересы разных групп избирателей. Для меня поход в Думу – это попытка посмотреть на государство с другой стороны, на то, как изнутри работает система гос­устройства. Было интересно посмотреть, что это такое. Да, поначалу был идеалистом, думал, что смогу мир улучшить. Но со временем понял, что возможность изменять мир есть только в том случае, если ты во главе всех процессов.

Дорогу осилит идущий

– Вы были назначены директором свинокомплекса «Томский», находившегося до этого в госсобственности, в конце декабря 2000 года. Как говорят, не было даже запасов комбикорма на следующий день, долг предприятия составлял 250 млн руб­лей. Зачем вообще взялись за него?

– На тот момент мы с партнерами были молодыми финансистами, без больших денег, поэтому покупать успешные активы возможности не имели. Все этапы нашего бизнеса на самом деле были очень логичны. Первым нашим проектом стал пивзавод «Старая ратуша» в Асине. Потом, видя некоторые успехи нашей команды, нам предложили Асиновский комбикормовый завод – он стоил копейки, поскольку был банкротом. Начали его развивать – поняли, что комбикорм продавать некому. В администрации области предложили взять свинокомплекс, который много лет был сильно убыточным, хотя получал дотации 2–3 млн долларов ежегодно. Потом увидели, что у свинокомплекса маленькая переработка – начали развивать мясопереработку. Естественно, 15 лет назад не думали, что можем добиться того, чего добились сейчас. Но дорогу осилит идущий. Жизнь открывает двери перед каждым. Вопрос, пользуется ли человек ситуацией и умеет ли видеть перспективу.

– Сейчас есть вещи, от которых у вас опускаются руки?

– Сейчас – нет. Но год назад непоследовательность государства порой удручала. Тогда разорились порядка 40% мелких предпринимателей, занятых производством свинины… Нам тоже пришлось очень сложно, учитывая, что незадолго до этого мы купили птицефабрику «Томская». Нужно было заново формировать коллектив, неэффективно работало производство, требовались кардинальные изменения. Это и так стоило больших денег, а тут еще случился резкий рост цен на зерно, что в принципе не позволяло производить рентабельный продукт в животноводстве и птицеводстве. А еще пожар в инкубаторе, принесший 125 млн убытков… В этом году, к счастью, птицефабрика вышла на производственные показатели, которые мы считаем нормальными. Так что это в любом случае полезный для нас опыт. Дорога к любому достижению вымощена маленькими неудачами.

Как свинокомплекс «Томский» обеспечивает безопасность производства

Марина Трубникова

ат

Грозит ли африканская чума томским свинкам?

При выборе мяса мы, как правило, смотрим на его свежесть, внешний вид, срок годности. Редко кто из покупателей просит показать документы, подтверждающие его ветеринарную безопасность, даже если выбирает мясо на рынке. На самом деле производство свинины – сложный технологический процесс, в котором безопасность является ключевым принципом.

 Сплошные неизвестные

Деревенское мясо – это как уравнение со множеством неизвестных. Нельзя узнать, чем питалась свинья: безобидным комбикормом или смесью продуктовых отходов, среди которых могли быть и испорченные. Неизвестно, болела ли свинья, как за ней ухаживали, получала ли она нужное количество витаминов. А самое главное, что вы никогда не узнаете, как именно был осуществлен убой, в каких санитарных условиях.

– На свинокомплексе этих рисков просто не существует. Мы строго подходим к подбору комбикорма, выбору витаминов и кормовых добавок, – рассказывает Андрей Шкрылев, первый заместитель генерального директора по животноводству «Сибирской Аграрной Аруппы». – На свинокомплексе «Томский» применяется строгая схема профилактических мероприятий. Все это гарантирует экологическую и ветеринарную безопасность мяса, которое мы производим.

Выступая на сельском сходе «Ресурсы развития агропромышленного комплекса Томской области», прошедшем 15 апреля в областной администрации, генеральный директор «Сибирской Аграрной Группы» Андрей Тютюшев рассказал, что в последнее время введены дополнительные профилактические меры на предприятии. Это связано с распространением вируса африканской чумы свиней.

 Страшная аббревиатура

АЧС или африканская чума свиней, – это вирус, который неизлечим, устойчив к влиянию окружающей среды, может сохраняться в продуктах без термической обработки на протяжении нескольких месяцев. Его переносчиками могут быть птицы, грызуны, домашние и дикие животные, в частности дикие кабаны. Вирус АЧС может распространяться за счет использования сборных пищевых отходов домашней кухни (еще раз спросите себя, чем кормили деревенскую свинку) или использования комбикормов и зернопродуктов без термической обработки.

Вирус АЧС проник на территорию России в конце 2007 года благодаря диким кабанам, мигрировавшим между Грузией и Чеченской Республикой. Скорость распространения вируса составляет до 300 км в год, а направления его распространения невозможно предугадать. За период с 2007 года по настоящее время АЧС зарегистрирована на территории 37 субъектов РФ.

Средства профилактики этой болезни отсутствуют, а лечение запрещено. Единственный способ борьбы с распространением инфекции – полное уничтожение поголовья свиней. Кроме того, должны быть уничтожены остатки кормов, тара, инвентарь, кормушки, перегородки – в общем, все, что находилось в помещениях животноводческих хозяйств. А сами помещения подвергаются полной дезинфекции. При ликвидации очагов АЧС в неблагополучных субъектах в общей сложности было уничтожено и отчуждено более 909 тыс. голов свиней. Компенсация за отчужденных животных составила более 2,3 млрд рублей. Вирус выкашивает российское свиноводство.

– Сегодня на территории России сложилась крайне неблагополучная обстановка по АЧС. В некоторых регионах существует угроза закрытия отрасли свиноводства. Прямой ущерб для свиноводства исчисляется миллиардами рублей, непрямой – десятками миллиардов. Это резко отрицательно влияет на состояние свиноводства – одной из важнейших отраслей сельского хозяйства. Прогноз в отношении дальнейшего распространения АЧС негативный. Новые очаги болезни могут появиться в любом регионе Российской Федерации, – констатирует Андрей Тютюшев.

 Вирус не проникнет

На свинокомплексе «Томский» действует строгий ветеринарный режим. Сотрудники, которые работают на одной из площадок, никогда не допускаются на другие. Каждое утро работники моются, надевают спецодежду и только после этого попадают на свой производственный участок. Они не выходят за ее территорию в течение всей рабочей смены.

Строгий режим действует не только для людей, но и для машин. Колеса тех автомобилей, которые все же допущены к въезду на какую-либо из площадок, обрабатывают специальной дезинфицирующей жидкостью. Передвижение машин по территории свинокомплекса тоже ограничено. Например, для свиней, которые уже готовы к продаже, есть специальная машина с очень коротким рейсом: она лишь вывозит животных за территорию свинокомплекса. Это делается для того, чтобы не пускать внутрь машины покупателей и не нарушать тем самым ветеринарный режим.

В связи с распространением вируса АЧС на территории России все эти меры дополнительно ужесточились.

– Мы усилили требования к кормам. Во-первых, закупаем собственный транспорт для их перевозки, что позволит тщательнее контролировать санитарное состояние. Во-вторых, отказались от закупок сырья и кормовых добавок из подозрительных регионов России, несмотря на более низкую цену, – рассказывает Андрей Тютюшев. – Отказываемся от закупки не только в тех регионах, где был зафиксирован вирус АЧС, но даже в тех, где карантин уже снят. Усилили дезинфекционную обработку входящего транспорта, еще более минимизировали передвижение сотрудников и транспорта по территории свинокомплекса. Например, после командировок сотрудники не допускаются в цеха с животными в течение трех суток.

Но распространение вируса АЧС сложно предугадать. Конечно, невозможно обнести забором все заказники Томской области, куда время от времени забредают дикие кабаны из других регионов. В Белгородской области, например, поступили именно так. Невозможно поставить и шлагбаумы на каждой дороге, чтобы запретить нецивилизованный завоз мяса и животных, как, например, недавний несанкционированный ввоз тощих свиней из Кемерова.

Поэтому контролирующие органы в Томской области усиливают профилактические и контрольные мероприятия, в том числе рассматривается возможность диагностического отстрела диких кабанов. Хотя в нашем регионе это животное не проживает постоянно, зато мигрирует из соседних областей, где их достаточно много.

А на свинокомплексе «Томский» мыслят на перспективу: идет внедрение на производстве требований международного стандарта безопасности продукции (ISO 22000:2005). Это не только стандартный контроль качества на этапе производства, как это было на предприятии всегда, но и дополнительные меры безопасности: оценка и заблаговременное предупреждение неочевидных рисков. Ведь микробный фон в старых свинокомплексах (а свинокомплекс «Томский» открыт в 1979 году) объективно выше, чем в новых. Поэтому необходимы усиленные меры профилактики и дезинфекции. В планах предприятия – полная дезинфекция всех помещений, а также замена поголовья, что повлияет на эффективность производства.

– В конечном итоге от этого зависит продовольственная безопасность Томской области и даже соседних регионов. Сегодня свинокомплекс «Томский» производит 21,1 тыс. тонн свинины, обеспечивая мясом несколько областей. А собственное мясо для жителей всегда преимущественнее привозного по многим параметрам, – говорит Андрей Шкрылев.

Привозное мясо обладает рядом существенных недостатков. Если речь идет о более дешевом мясе из Европы и Америки, значит, страдает качество. Ведь там принято использовать добавки и стимуляторы роста, которые законодательно запрещены в России. Привоз мяса из других регионов РФ – это более высокая цена и снижение контроля при его транспортировке. А еще – потеря вкусовых качеств, поскольку доставляется преимущественно замороженное мясо.

ат2

ЦИФРА

  • 18,7 тыс. тонн составляет потребление свинины в Томской области.
  • 21,1 тыс. тонн состовляет производство свинины свинокомплексом «Томский»

На территории свинокомплекса «Томский» действует строгий ветеринарный режим, сотрудники и автотранспорт проходят ежедневную дезинфекцию и ограничены в передвижении по территории производства.

За период с 2007 года по настоящее время вирус африканской чумы свиней зарегистрирован на территории 37 субъектов РФ. При ликвидации очагов АЧС уничтожено и отчуждено более 909 тыс. голов свиней.

Жители Северска жалуются на неприятный запах от свинокомплекса в поселке Светлом

В связи с многочисленными обращениями горожан по поводу неприятных запахов в городе комитет охраны окружающей среды и природных ресурсов администрации ЗАТО Северск доводит до сведения населения следующую информацию. Согласно данным специалистов Росприроднадзора источником запахов является свинокомплекс в поселке Светлый. При восточном и северо-восточном ветре этот запах достигает Томска и Северска. В настоящее время на данном объекте работают специалисты Росприроднадзора и департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Томской области по выявлению и устранению причин нарушений природоохранного законодательства.

Радио Северска

Суд назначит наказание Межениновской птицефабрике и свинокомплексу Томский

Росприроднадзор завершил проверку по факту неприятного запаха в Томске. Зловоние жители города начали ощущать ещё месяц назад. Специалисты департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды тогда взяли пробы с места сброса отходов Межениновской птицефабрики и свинокомплекса. В результате, в пробах свинокомплекса обнаружено превышение по аммиаку. Кроме того, это предприятие без разрешения сбрасывало отходы на поля орошения. Нелицензированным оказалось и помётохранилище Межениновской птицефабрики. Сейчас все данные переданы в суд. Согласно административной статье «Осуществление деятельности без специального разрешения на выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух», наказанием может быть штраф до 50 тыс. рублей или приостановление производства на срок до 90 дней.

 Государственное радио «Томск»

Бизнес в стадии тиражирования

Холдинг «Сибирская аграрная группа» демонстрирует уверенный рост существующих мощностей и заявляет о реализации новых проектов

Успехи и потери

По итогам 2011 года чистая прибыль холдинга ЗАО «Сибирская Аграрная Группа» увеличилась на 60% –

1,25 млрд рублей относительно 857,686 млн рублей в 2010 году.

– Выручка ЗАО «Сибирская Аграрная Группа» без учета НДС в 2011 году составила 6,875 млрд, в 2010-м – 3,5 млрд, – рассказал генеральный директор Андрей Тютюшев. – Мы увеличили объемы реализации по томскому отделению на 12%, по уральскому – на 20%.

В общую статистику итогов не вошли два крупных отдельных подразделения: фирменная торговая сеть «Мясной ряд» (60 магазинов и 30 торговых точек в Томске и Красноярске с оборотом почти 1 млрд рублей) и северский гормолзавод (бренд «Деревенское молочко»). Рост продаж в фирменной сети в 2011-м

– 14%, у «Деревенского молочка» увеличение продаж на 60%.

А вот птицефабрика «Томская», приобретенная холдингом в 2011 году, – пока слабое звено.

– Убытки птицефабрики по итогам года составили около 60 млн рублей, но думаю, что уже во втором полугодии ситуация изменится, – говорит Тютюшев.

Негативное влияние оказал и рост себестоимости кормов: за последний год цена зерна выросла почти вдвое, с 3–4 до 6–7 руб./кг. Но расширять в Сибири собственные посевные площади компания не планирует. На Урале другая картина: из-за более высокой урожайности площадей в 2012-м там станет больше на 1,5 тыс. га.

Планы на 6 млрд

В ближайшие 2-3 года агрохолдинг намерен инвестировать в новые проекты около 6 млрд рублей. По 600 млн планируется вложить в реконструкцию молочных ферм в Турунтаеве и Новокускове. Есть интерес создать высокотехнологичное производство комбикормов и премиксов. Есть задумка построить первый за Уралом селекционно-генетический центр стоимостью около 2 млрд рублей.

– Не секрет, что ряд регионов обладают большими финансовыми возможностями, чем наш, так что решение о выборе места будет зависеть от желания нашей области. То есть речь пока не идет о том, что селекционный центр появится именно на территории Томской области, – пояснил Андрей Тютюшев.

В мае – июне планируется начать строительство свинокомплекса в Красноярске (5 млрд рублей) с привлечением кредита от Внешэкономбанка. Продолжится реконструкция птицефабрики (около 900 млн рублей). Ведется строительство свинокомплекса в Бурятии, уже в апреле туда завезут первое поголовье.

– В целом бизнес вырос в стадию тиражирования: в прошлом году построили вторую очередь на Урале и начали в Бурятии, в этом начнем в Красноярске, в следующем – в Тюмени или Иркутске. По сути, это ничего не меняет – количество нулей увеличивается, команда слаженная, система работает.