Архив рубрики: Культура

Байкальская самба на берегах Томи

Денис Мацуев и его друзья поделились с томичами целительным средством от осенней хандры

На целых три дня Томск превратился в музыкальную Мекку для почитателей симфонической музыки и любителей джаза. Шестой раз подряд музыкальная осень в нашем городе начинается с фестиваля «Денис Мацуев и друзья», и одновременно с ним открывается новый филармонический сезон, нынче уже 76-й.

Великая сила музыки

Фестиваль традиционно проходит по инициативе и под патронажем губернатора Томской области Сергея Жвачкина, который называет его незабываемым праздником для слушателей, и это действительно так. В первый день фестиваля, 20 сентября, на сцене БКЗ в исполнении Томского академического симфонического оркестра под руководством главного дирижера Михаила Грановского прозвучали Концерт для виолончели с оркестром Гайдна, Концерт для фортепиано с оркестром № 1 Прокофьева, Фантазии на темы из оперы Н. А. Римского-Корсакова «Золотой Петушок» Цимбалиста. Завершал вечер Концерт № 3 для фортепиано с оркестром Рахманинова, где солировал народный артист России Денис Мацуев. Он показал такую мощь и силу, что публика, не жалея ладоней, также жарко рукоплескала виртуозу.

– Рояль выдерживает нагрузки, – заметил после продолжительных оваций пианист, каждый раз напоминая историю о том, что только благодаря личной поддержке Сергея Жвачкина для филармонии был приобретен этот дорогостоящий инструмент фирмы Steinway & Sons.

Денис Мацуев поблагодарил губернатора за поддержку культуры и замечательного оркестра во главе с маэстро Грановским и тут же раскрыл публике маленький секрет:

– В ноябре нам предстоят очень серьезные гастроли – это Рахманиновский зал филармонии в Москве и Мариинский театр в Петербурге в рамках международного культурного форума. Мы поедем на гастроли с этим замечательным томским оркестром.

Во второй день фестиваля вместе с пианистом выступали молодые, но уже известные музыканты Сергей Догадин (скрипка), Екатерина Мочалова (домра), Андрей Иванов (контрабас) и Александр Зингер (ударные). Артисты исполнили одно из ранних джазовых произведений Гершвина – Рапсодию в стиле блюз с джазовыми каденциями, Концерт для скрипки с оркестром Брамса и Концерт для домры и контрабаса с оркестром Подгайца.

Но если имена Екатерины Мочаловой, Сергея Догадина, Нарека Ахназаряна, выступавшего в понедельник, томской публике уже знакомы, то новым открытием нынешнего фестиваля стало выступление юного дарования – пианиста Даниила Тюрина. 14-летний музыкант покорил слушателей исполнением Первого концерта Прокофьева, а маэстро Грановский емко заметил: «Молодец!»

Четыре счастливых билета

Чтобы достичь подобного мастерства, нужны годы и годы усердных репетиций. Но радует и тот факт, что даже в нашем «цифровом» обществе не ослабевает интерес к классической музыке. Фишка фестиваля Дениса Мацуева в том и состоит, что помимо концертной деятельности в Томске идет прослушивание, а затем проводятся мастер-классы от известных московских педагогов, в которых участвуют ученики и преподаватели музыкальных школ из областного центра, Северска, Стрежевого.

Томичке Марии Бутыриной только десять лет, шесть из них она занимается на фортепиано. Именно столь «солидный» опыт позволил ей быть спокойной и уверенно играть на рояле Steinway & Sons в органном зале Томской филармонии. Маше, как и еще шести претендентам, посчастливилось пройти мастер-класс у преподавателя Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского Эльмара Гасанова. Лауреат многочисленных международных конкурсов уже не первый год выступает наставником у юных дарований.

– Я смотрю в зависимости от наученности ребенка, его таланта и способностей, – раскрывает секреты своего подхода в отборе начинающих музыкантов педагог. – Если вижу слабые стороны, стараюсь больше акцентировать внимание на них. И еще пытаюсь привлечь ребенка в процесс репетиции, чтобы он понимал, что и как он делает.

Подобных мастер-классов для воспитанников музыкальных школ области всегда ждут, к ним усердно готовятся, ведь несколько юных томичей ранее уже становились стипендиатами благотворительного фонда «Новые имена» имени И. Н. Вороновой, педагога Дениса Мацуева.

– Только в триумвирате может быть успех у этого маленького чада: он сам, родители и педагоги, – делится формулой успеха пианист-виртуоз. – Если все вместе это работает, тогда есть и развитие этого таланта.

По итогам трехдневного образовательного марафона стипендиатами благотворительного фонда «Новые имена» стали Алина Афанасьева (фортепиано), Мария Бутырина (фортепиано), Тихон Ивашковский (труба). А путевку в международную школу «Новых имен» в Суздале получила домристка Анна Воронкова. Ученица детской школы искусств № 1 им. А. Г. Рубинштейна хочет походить на своего педагога Лилию Отаровну Усупову и мечтает тоже учить музыке малышей.

– Школа в Суздале – легендарная, в следующем году она отмечает свое 30-летие, – рассказывает вице-президент благотворительного фонда «Новые имена» Александр Петросян. – Она является родоначальником всех школ в нашей стране, при ней выросло все то золотое поколение, которое сейчас к вам приезжает в качестве знаменитых музыкантов.

Его слова полностью подтвердились, когда на сцену вышла Софья Тюрина (саксфон). Томичи помнят ее совсем ребенком, и вот перед ними предстала уже уверенная в себе девушка. Вместе с командой музыкантов она исполнила в третий день фестиваля «Полет шмеля» и «Танец с саблями». Тот концерт был полностью посвящен джазу. Вел вечер и играл на рояле сам Денис Мацуев. Кстати, он показал публике и несколько своих произведений, в том числе «Байкальскую самбу».

Завершая концерт, знаменитый пианист еще раз поблагодарил главу региона за поддержку культуры, а также поздравил коллектив симфонического оркестра, отметив, что в свой юбилейный год музыканты находятся в отличной форме.

– Мы видим, как оркестр растет, с каким энтузиазмом играют музыканты, – подчеркнул пианист. – Это огромное счастье музицировать вместе, и все, кто приезжал к нам в Томск, в течение этих дней ощущали эту поддержку. А программа была сложнейшая. Я поздравляю оркестр и уверен, что мы еще не раз встретимся на разных сценах.

Денис Мацуев также добавил, что уже не представляет свой осенний график без своего любимого Томска, вновь сорвав бурю благодарных аплодисментов от слушателей.

Автор: Татьяна Александрова
Фото: Игорь Крамаренко, Евгений Тамбовцев,
архив редакции

Чур, я в домике

Да не в простом, а в «Скворечнике»

Все началось с творческого объединения «Мамы Карло». Женщины познакомились на одной из городских выставок рукоделья. Одна занималась текстильными куклами, другая мастерила мягкие игрушки, третья великолепно вышивала… Сначала их встречи были эпизодическими. Потом захотелось собираться почаще и под одной крышей. Да и круг общения очень хотелось расширить, ведь среди томичек очень много увлекающихся рукоделием.

Кто-кто в теремочке живет?

– И тут на глаза попалось это здание, которое как нельзя лучше подходило под наш будущий дом, – рассказывает Наталья Сахарова, одна из основательниц клуба. – Оно много лет пустовало, и его надо было приводить в порядок. Хозяин помещения нас серьезно поддерживал – парковку автомобильную сделал, лестницу, какую мы хотели, помог приобрести и поставить. Где только не находили мы детали будущего интерьера! Даже на свалке! Все привели в идеальное состояние. И вот он – дом нашей мечты! Над названием долго не думали, строение само по себе напоминает скворечник. Но обсуждались и другие варианты, например «Перламутровая пуговица». Весной 2018 года здесь прошли первые мастер-классы рукодельниц. Собственно, ради этого и собрались энтузиастки вместе.

Здесь у каждой мастерицы свое дело. Галина Сергиенко – мастер плетения. Узнав о появлении в городе «Скворечника», где с удовольствием принимают под крышу самых разных мастеров, тоже постучала в дверь теремка. Ей с радостью открыли.

– Доброжелательность хозяек, прекрасное пространство, – вспоминает Галина, – меня буквально очаровали – я нашла дом для моих работ и место, где могу передавать свои знания и навыки желающим. Мой отец плел корзины, и я с ним бегала на заготовку лозы, кое-что знала, но всерьез к этому делу не относилась. Только позднее меня плетение зацепило. Да так, что стало большой частью жизни.

А еще я крестиком вышиваю

Каждый мастер желает, чтобы его работы увидел мир. Ну, пусть не весь, но как можно больше людей. Наталья Сахарова завела Instagram и шутя набрала… 25 тысяч подписчиков! Сегодня ее куклы уже «живут» на всех континентах. Последний заказ на куколку был из Германии, она вот-вот отправится в дорогу.

Работы мастериц из «Скворечника» «гуляют» по всему Интернету: в Facebook, Instagram, во «ВКонтаке». Ну и сарафанное радио в Томске очень эффективное. Так и получилось «раскрутиться».

– Нам не надоедает творить. Меняем направления, сами учимся друг у друга. Вчера вязали, сегодня вышиваем, а завтра за лепку возьмемся, – улыбается Галина.

И все же одна из главных целей этого женского коллектива – организация мастер-классов для всех желающих. И по любой теме, что делает «Скворечник» очень популярным.

– По желанию томичей мы ищем мастера, который может провести занятие по определенной теме. Таким образом у нас и появляются новые проекты, – рассказывает Галина Сергиенко. – При отборе мастеров мы обязательно знакомимся поближе с мастером, с его работами, потому что чувствуем ответственность перед людьми, которые к нему придут учиться.

Здесь тыквы не становятся каретами

Найти таких эксклюзивных мастеров помогают творческие ярмарки. Это настоящие праздники и для участников мероприятий, и для их гостей. На счету коллектива, например, уникальное мероприятие «За восемь дней вокруг света». Каждый день был посвящен определенной стране. Когда был день Индии, в «Скворечнике» и антураж на индийский поменялся, и танцовщица индийских танцев выступала. А в «Мексику» все отправились в сомбреро. Да и угощенья были в тот день сугубо мексиканскими. В Хеллоуин гостям предстояло пройти через занавес-паутину. Тыквы со свечами горели, летучие мыши летали по всему «Скворечнику», а обычные мышки прятались по углам. Конечно, каждое такое мероприятие – это много ресурсов: подготовка, программа, украшения…

Здесь многие проводят свои дни рождения. Недавно девчушки 12 лет праздновали. Сначала из шерсти валяли брошечки, а потом пировали пиццей с чаем. Творческие девичники здесь тоже очень популярны – девушки приходят, работают с мастером, творят, общаются.

Ты – мне. Я – тебе

– Мужчин у нас не так много, – вздыхает Наталья, – но они тоже заглядывают на огонек. Мы даже как-то устраивали сугубо мужскую ярмарку, когда у нас солировали мужчины-мастера. Никто в городе такое никогда не проводил. Есть у нас и различные обмены. Последний был по рукоделию. Много тех, кто занимается творчеством, и у них остаются разные куски тканей или ненужные пуговицы. Они приходят к нам. У нас все свои богатства можно поменять на что-то другое или просто подарить.

Двери «Скворечника» открыты для всех: детишек, мамочек, сидящих в декретах, школьников, студентов, людей среднего возраста и пенсионеров. Каждый найдет здесь для себя занятие или захочет научиться тому, что никогда в жизни еще не пробовал сделать своими руками.

Когда ошибки исключены

– Наша миссия – собрать замечательных томских мастеров под одной крышей, – в голос говорят Галина и Наталья. – Сегодня каждый работает сам по себе, варится в собственном соку, а творческим людям ох как необходимо общение. Необходимо показывать свои работы и получать оценки. Значимость творческой ручной работы в нашем обществе пока недооценена. И мы призваны это исправить.

Прежде всего, считает этот творческий дуэт, необходимо преодолеть робость и прийти в «Скворечник». Здесь вы обязательно поймете, чем бы хотели заниматься, в чем себя попробовать.

– Многие звонят нам и признаются, что вообще не умеют рисовать, но очень хотят научиться этому, – рассуждает Галина. – И мы со стопроцентной уверенностью отвечаем: «У вас обязательно получится!» Когда мастер рядом, то непременно получится! Чем взрослые отличаются от детей? Детки не боятся сделать ошибку, а взрослые зажаты, они думают, что если какой-то мазок ляжет неправильно, то всё – картина испорчена! А мастер подскажет, направит. Я всегда говорю на своих уроках плетения: «У нас вообще ошибок быть не может!» Потому что в творчестве ошибки исключены. Есть самовыражение и собственный почерк.

Автор: Нина Волощенко
Фото: Евгений Тамбовцев

Секреты закулисья

В дни своего 75-летия томская филармония допустила журналистов до самых потайных уголков БКЗ

Забраться на колосники, спуститься в оркестровую яму, постоять на сцене, а еще побывать в звуковой и серверной – представители филармонии организовали для местных СМИ почти двухчасовую экскурсию по лабиринтам самой крупной зрительной площадки – Большого концертного зала. Впечатлили, нечего сказать!

Кассовый сбор

– Все тайны, которые мы накопили за 75 лет, будем вам раскрывать, – интригует с порога музыкальный редактор филармонии Татьяна Веснина. – И первая начинается с кассового зала.

Сегодня около 80% билетов зрители покупают онлайн. Но мимо кассы они все равно не проходят, ведь там им меняют виртуальные билеты на традиционные бумажные.

– Раз в три часа мы мониторим все наши мероприятия – как зрители рублем голосуют за них, – вступает в разговор руководитель PR-отдела Ольга Суходолина. – Исходя из этого, корректируем свои дальнейшие действия.

Она также пояснила, что сейчас стало меньше отмен или переносов концертных выступлений из-за пандемии – публика постепенно возвращается к привычной для себя культурной жизни. Для них на год вперед уже расписан весь филармонический сезон, в том числе и через систему абонементов.

Совсем недавно в кассовом зале прописались две картины заслуженного художника Дагестана Клары Власовой. На одной – выступление Томского симфонического оркестра в органном зале в 1983 году, на другой отражено важнейшее событие для всего томского региона – гастроли в рамках областного фестиваля «Северное сияние». На ярком полотне запечатлен момент концерта под открытым небом, когда селяне слушают музыку на длинных досках вместо сидений. В период пандемии картины были отреставрированы, атрибутированы и вывешены на всеобщее обозрение. Тут же от журналистов поступает предложение: сопроводить каждую исторической справкой для полноты информации.

Бах и Моцарт – томским первооткрывателям недр

А затем через неприметную дверь мы попали в фойе первого этажа БКЗ. Здание было построено в 1986 году и подарено филармонии на ее 40-летие. Соблюдая все требования санитарной безопасности, нам измеряют температуру и обрабатывают руки. Исполнив все формальности, направляемся в камерный зал-трансформер, где репетирует набирающий популярность молодой коллектив «Фаэтон». Свой первый концерт этот струнный квартет дал в Совете Федерации в 2019 году.

На протяжении всей 75-летней истории в филармонии всегда существовал подобный коллектив, менялся лишь его состав. По словам Татьяны Весниной, участники квартета были свидетелями открытия нефтяных и газовых месторождений: куда не мог добраться симфонический оркестр, выезжали одни струнники. Как же необычно звучала в тайге музыка Баха, Моцарта и Генделя! Долгое время квартетом руководил народный артист России Сергей Зеленкин. Сейчас пальму первенства перенял участник международных конкурсов Семен Промое.

Посидеть в яме

Первоначально здание БКЗ проектировалось как киноконцертный зал, поэтому звучание живой музыки и постановок балетных выступлений в нем не предполагалось совсем, а значит, отсутствовала и оркестровая яма. Когда же было принято решение о передаче этого зала филармонии, ее пришлось срочно монтировать.

– Яма предназначена для небольшого состава оркестра, – поясняет Татьяна Веснина. – И вот представьте себе, как нужно рассадить почти 70 музыкантов, чтобы ударные не заглушали струнную группу, чтобы сохранились все оттенки звучания духовых инструментов.

– 13 декабря 2013 года впервые после долгого перерыва здесь ставилась опера Моцарта «Волшебная флейта», и с тех пор оперы на сцене Томской филармонии шли если не часто, то регулярно, – подхватывает разговор органист Дмитрий Ушаков. – В их числе моноопера «Ожидание» Таривердиева, «Алеко» Рахманинова, «Кармен» Бизе и многие другие.

– А еще оперы «Ермак», «Иван-Солдат», – добавляют искушенные журналисты и интересуются, где находится дирижер во вовремя выступления.

– Вот здесь, по центру, – поясняет музыкальный редактор филармонии, – дирижер должен видеть, что происходит на сцене, и слышать, что происходит в яме. Например, в сопровождении нашего оркестра выступал московский балет «Лебединое озеро» и «Щелкунчик».

По ту сторону рампы

Прежде чем очутиться на сцене, проходим сквозь длинные коридоры, где организаторы обращают внимание журналистов на довольно оригинальные устройства, напоминающие мягкие привязи. Коллеги попали в самую точку, сказав, что они предназначены для фиксирования грифов струнных инструментов: ожидая своего выхода, виолончелисты пристегивают к ним свои дорогие инструменты. Новшество появилось здесь совсем недавно.

Тем временем на сцене идет расстановка инструментов – эту работу за час до начала репетиции проводят сами оркестранты. Дальше всех к зрителю находится ударная группа – литавры, тарелки, барабаны. Среднюю часть оркестра занимают медные духовые и деревянные духовые инструменты. Но ближе всех к публике расположена струнная группа. Существует американская и немецкая рассадка оркестра, поясняет Татьяна Веснина. Но все решает дирижер. Кстати, на Пасхальном фестивале этого года Валерий Гергиев впервые представил томичам именно американскую рассадку.

А между тем в разных местах сцены уже вовсю шел репетиционный процесс. К примеру, музыканты арт-проекта #SONORE в очередной раз проигрывали фортепианный квартет № 3 Ре мажор – за роялем была Светлана Чудакова, рядом ее супруг – альтист Андрей Чудаков, изумивший своей игрой самого Юрия Башмета.

Рядом демонстрирует флейту-пикколо Евгений Багмут. Самый маленький деревянный духовой инструмент отличается высоким звучанием. Миниатюрная флейта весит чуть больше килограмма. Любопытным журналистам дозволили даже подержать ее в руках. Трепетное чувство!

Здесь же они увидели мобильный цифровой орган весом 230 килограммов, он впервые появился на сцене БКЗ. Филармония арендовала его в ТГУ для главного юбилейного концерта. Но совсем скоро у заведения появится свой собственный орган – сертификат на его приобретение вручил в конце августа и. о. губернатора Анатолий Рожков.

Занавес открывается

К своему солидному юбилею, а таких коллективов в России, по словам маэстро Грановского, не так уж и много, Томская филармония получила множество подарков. Кроме обновления различных групп инструментов, сцену БКЗ украсила новая «одежда» – наряд сшили мастера из Екатеринбурга. На индивидуальный заказ томичей у них ушло четыре месяца.

– «Одежда» сцены, или кабинет, – это кулисы, падуги (верхние кулисы) и задник. У «одежды» сцены две задачи. Первая – техническая: она скрывает механику, световое оборудование и прочее закулисье. Вторая – декоративная: именно внешний вид сцены создает первое впечатление и настроение у публики, – подробно рассказывает о новинке заведующий постановочной частью Томской филармонии Аслан Кипов.

Еще одно приобретение – новый антрактно-раздвижной занавес из итальянского бархата фирмы Redaelli. Коричневый занавес (в тон кресел зрительного зала) не только нарядный, но и отвечает всем требованиям безопасности: материал выполнен из негорючих нитей.

Длина одного полотна составляет 16 метров и 8 метров в высоту, а его вес – 170 килограммов. Два огромных полотна специалисты фирмы-производителя монтировали более суток.

На вопрос о стоимости сценической «одежды» Аслан Кипов ответил довольно образно: 2,5 контрабаса.

– Ладно, мы сами подсчитаем, – удовлетворились журналисты. Как оказалось, на «одежду» сцены и занавес ушло 4 млн рублей.

Волшебство звука и света

В звуковом кабинете на втором этаже совсем по-особому видится сцена: здесь сводится и разводится звук. Уже 40 лет за столь хлопотную работу отвечает звукорежиссер Михаил Митяев. В его ведении находится цифровая начинка, а вся ее тяжелая часть сосредоточена на колосниках. Там же установлено техническое оборудование для света и смонтирована инженерная система кулис.

Дальше мы направляемся в световую и… попадаем в полную темноту – чтобы лучше видеть происходящее на сцене, поясняют осветители. Но если симфоническому концерту свет особо не требуется, то эстрадным исполнителям или сказкам с оркестром фантазия специалистов будет только на руку.

Наша познавательная экскурсия по лабиринтам БКЗ завершилась в серверной. В этой комнате хранится тайна онлайн-концертов. Именно отсюда полтора года назад специалисты филармонии одними из первых в стране стали работать для виртуального зрителя. Первый концерт состоялся 19 марта 2020 года. Кроме томичей его посмотрели зрители СНГ, а также Германии, Японии, Китая. На сегодняшний день уже показано более 300 концертов, а количество зрителей приближается к миллиону.

Из этой же серверной ведется управление тремя светодиодными экранами, за их работу отвечает Никита Мельников. Именно он ежедневно определяет порядок анонсов и афиш предстоящих гастролей. Будем с нетерпением ждать выступлений артистов нашей филармонии и открывать новые таланты.

Юбилейный пресс-тур состоялся при поддержке Томского регионального отделения Союза журналистов РФ.

Автор: Татьяна Абрамова
Фото: Евгений Тамбовцев

«Горячая канарейка» против «Полета шмеля»?

Оглушительным успехом завершились гастроли симфонического оркестра по северу области

 

Жизнь порой преподносит нам сюрпризы, о которых мы даже и не мечтаем. Могла ли я предполагать, что через несколько десятилетий окажусь на своей малой родине и буду вместе с земляками с упоением слушать выступление Томского академического симфонического оркестра, как когда-то в конце 60-х. Тогда мы, ученики начальных классов Александровской восьмилетки, с неподдельным интересом погружались в звуки симфонической сказки Сергея Прокофьева «Петя и волк». Разница состояла лишь в том, что тогдашние гастроли проходили в рамках областного фестиваля «Северное сияние», а нынешние – в преддверии 75-летия  Томской областной государственной филармонии и 75-летия оркестра.

«Классическое лето» в Медвежьем мысу

Прошлую неделю 38 музыкантов (практически половина оркестра) провели в гастрольном туре по северу региона. В дальнюю дорогу коллектив отправился во главе с художественным руководителем и главным дирижером Михаилом Грановским. Для маэстро это было первое знакомство с северными территориями.

– Мы везем разнообразную программу под названием «Классическое лето». Она составлена в основном из хитов классической музыки, но будут и некоторые популярные мелодии и песни ХХ века. И в таком виде покажем ее во всех населенных пунктах, – посвящал меня на пути к Каргаску в гастрольный репертуар Михаил Грановский.

Из-за ремонта РДК оркестр выступал в небольшом центре культуры «Геолог». Даже в усеченном составе не всем музыкантам хватило места на сцене – струнникам пришлось размещаться прямо в зрительном зале, деля пространство с местной публикой – поклонников классической музыки набралось немало. Помимо взрослых в зале было много ребятишек, занимающихся в детской школе искусств. Каргасокцы пришли к музыкантам с букетами георгинов и гладиолусов.

– Услышать живую музыку – это всегда удача, – заместитель директора детской школы искусств Татьяна Власенко пришла на концерт вместе с дочкой Вероникой. – Еще до пандемии в рамках областного проекта «Социальный туризм» мы ежегодно вывозили детей в томские театры и музеи и всегда старались так подгадать, чтобы попасть на «Сказки с оркестром». Домой все возвращались такими счастливыми – словами не передать!

Подобные эмоции подарили музыканты и в этот раз. Знакомые мелодии советской песенной классики в исполнении солистов Томской филармонии Екатерины Клеменс (сопрано) и Евгения Штейнмиллера (лирический баритон) зрители встретили продолжительными аплодисментами.

Отдельных слов заслуживает мастерство ведущего Евгения Шевелева, который еще в дороге оттачивал буквально каждое слово, чтобы не перегружать публику излишней информацией: все только для раскрытия творческого потенциала оркестрантов. Он, например, поведал зрителям о том, что томская филармония уже давно стала своей для музыкантов с мировыми именами, а значит, и с нужными связями, которые позволяют пополнять репертуар эксклюзивными произведениями. Каким же легким выглядел «Латиноамериканский танец» Мишеля Маньяни, представленный кларнетистом Евгением Лукьянчуком. А буквально следом первая скрипка оркестра Семен Промое повторил успех самого быстрого в мире скрипача Флориана Забаха, который исполнял «Полет шмеля» за 13 нот в минуту.

– Семен может играть и быстрее, но нам рекорды Гиннесса ни к чему, мы с секундомером музыку не исполняем, – констатировал ведущий. – У нас другие критерии исполнения. Однажды Флориан Забах взял в руки партитуру американца Поля Неро, добавил в нее скорость, и получился оглушительный хит, который разошелся по миру миллионными тиражами винила. Он получил название «Горячая канарейка».

Виртуозную пьесу в стиле Паганини Семен Промое исполнил блестяще. Но сольные выступления музыкантов на этом не закончились. Виолончелист Антон Юрченко не только показал сольный номер, но даже умудрился станцевать танго со скрипачкой Мариной Рябовой. И никто из зрителей даже не догадывался, что буквально полчаса назад он разгружал и расчехлял большие инструменты. Не знала публика и о том, что в дороге случилась поломка одной из машин и на ее устранение ушло немало времени и нервов. Но все это изнанка работы музыкантов. Они, как настоящие служители сцены, рождены для того, чтобы дарить людям праздник.

– Позвольте от нас всех выразить полный восторг от выступления Томского академического симфонического оркестра, – обратилась после концерта к маэстро и музыкантам руководитель районного управления культуры Каргасокского района Жанна Обердорфер. – Какое счастье, что такой замечательный коллектив, один из лучших в Томской области, сегодня выступает на каргасокской сцене. Для нас это большое культурное событие.

 

«75 лет бывает не каждый день, и не каждый оркестр празднует такой юбилей. Отрадно, что сейчас мы играем не для пустого зала, как это было в пандемию, а для зрителей, поэтому ждем всех на наших замечательных концертах, которых только в одном сентябре будет столько, что эмоций от них хватит на весь сезон.

Михаил Грановский, художественный руководитель и главный дирижер Томского академического симфонического оркестра

 

Ринг на александровской сцене

После ночевки и раннего подъема коллективу предстояло путешествие по воде на теплоходе «Восход». Правда, отход от пристани Каргасок состоялся лишь в полдень: из-за сильного тумана пришлось на пять с лишним часов отложить запланированный рейс на Александровское. Кто-то досматривал утренний сон, кто-то читал книжную новинку, скрипачи разгадывали словесные шарады, а моя соседка гобоистка Олеся Кожина вязала шарф. Спицы только успевали мелькать в ее умелых руках. По словам Олеси, вязание не только помогает коротать дальнюю дорогу, но и развивает моторику рук, а без этого музыкантам никак.

В связи с утренней накладкой пришлось на пару часов перенести и анонсированный ранее концерт, что, безусловно, сказалось на количестве зрителей. Тем не менее та публика, что все-таки пришла в РДК, своими горячими аплодисментами достойно отработала за весь зал. По-другому бы и не получилось, потому что оркестр играл, как всегда, бесподобно, а солисты в очередной раз покорили сердца александровцев. Они буквально искупали в овациях Евгения Штейнмиллера. Во время исполнения им мирового хита Арно Бабаджаняна «Чертово колесо» все зрители с нетерпением ожидали повторного припева, когда вместе с солистом протяжное «Э-э-эх» подхватывал весь мужской состав оркестра. Подобные фишки имеются у многих именитых коллективов – 75-летний юбиляр тоже заготовил домашнюю шутку и не прогадал. Горячие аплодисменты и роскошный букет роз от жительницы райцентра бухгалтера с 30-летним стажем Светланы Приори стал подарком Евгению за его прекрасный вокал.

А еще сцена Александровского РДК на какое-то мгновение превратилась практически в ринг, где в роли рефери выступил маэстро Грановский. Он предложил публике выбрать понравившееся выступление на бис. Но тут предпочтения северян разошлись: кто-то вновь захотел услышать «Чертово колесо», а кому-то в душу запала «Горячая канарейка». В итоге зрители услышали выступления обоих солистов.

После оглушительных аплодисментов коллектив оркестра и маэстро приветствовали руководитель отдела культуры Александровского района Евгения Тимонова и директор центра досуга и народного творчества Евгений Руденков. Они поблагодарили юбиляров за те волшебные минуты, когда зрители могли прикоснуться к высокому искусству, и подарили всему коллективу знаменитые александровские рыбные консервы.

 

Через тернии к зрителю

По словам старожилов, они всегда с нетерпением ждут приезда больших артистов, в том числе и музыкантов Томского симфонического. Тем не менее именно с этим коллективом все время случаются какие-то накладки. Например, осенью 2014 года, когда музыканты привычным маршрутом по воде добирались до самого северного района Томской области, неожиданно заглох двигатель теплохода.

– Благо из-за ширины реки течение было небольшим, и судно просто дрейфовало, – вспоминает историю семилетней давности музыкант-мультиинструменталист Владимир Дорохов. – Это случилось примерно за час до прибытия в Александровское. Но паники никакой не было. Часа через полтора подоспел пассажирский теплоход, который забрал 19 человек. Коллеги переходили с борта на борт прямо на воде, а мы остались ждать другое судно.

Владимир Владимирович не видит в этом ничего экстремального, просто произошла нештатная ситуация, на гастролях такие вещи случаются нередко. Но больше было положительных моментов. Многие музыканты – ветераны оркестра до сих пор с теплотой вспоминают фестиваль «Северное сияние», колесивший в течение лета по обским просторам, неся высокую культуру в массы. Он продлился до 1999 года, а потом наступило затишье. Во­зобновились гастроли с приходом губернатора Сергея Жвачкина. Глава региона твердо убежден в том, что люди, живущие за тысячу километров от Томска, не должны быть обделенными, в том числе и в культурном просвещении. Тем более когда в области работают сильные и успешные коллективы. Большой концертный тур – 2021 (это значит бесплатное посещение концертов зрителями) проходил при поддержке областной администрации.

Завершились гастроли двумя концертами в Стрежевом. О триумфальном выступлении музыкантов «ТН» подробно рассказывали в прошлом номере газеты. Ну а яркую финишную точку праздничных тожеств поставит сборный концерт всех коллективов филармонии 5 сентября.

Каргасок – Парабель – Александровское – Стрежевой

Фото автора

На краю географии

Столица Нарымского края – между прошлым и будущим

Его называют местом силы и проклятой глухоманью, историческим памятником, где стоит побывать каждому жителю России, и проклятой болотиной, поглотившей тысячи невинных душ. Эта суровая земля рождала незаурядных людей и становилась безвременной безымянной могилой для рожденных очень далеко от здешних суровых мест.

От любви до ненависти

«От здешних пейзажей кружится голова, охота и рыбалка круглый год, а купание в горячем источнике в 40-градусный мороз не сравнить ни с какой Мацестой, не говоря уже о Белокурихе», – утверждают восторженные адепты единения с природой. «И 400 с лишним километров до Томска, из них половина – по грунтовке, а потом еще паром от Парабели, – напоминают пессимисты. – Не говоря уже о гнусе и отсутствии даже захудалого хостела, не то что гостиницы!» «Да, но «Царская уха!» – вспоминают оптимисты гастрономический фестиваль, наверное, единственный в мире организуемый в далекой дали от цивилизации. Правда, здесь более уместно прошедшее время… Но будем надеяться, что лишь из-за ковида. Как и в целом развитие исторического поселения, статус которого (правда, лишь областного значения) был получен Нарымом тоже в канун пандемии.

«Бог придумал рай, а черт – Нарымский край» или в более кратком варианте: «Бог придумал Крым, а сатана – Нарым»… Авторы этих слоганов явно прибывали сюда не с мольбертом или удочками. И вообще не по своей воле. Основанный примерно в 1596 году, почти на десятилетие (а может, и не почти) раньше Томска, первый острог, а затем город в будущей огромной и сказочно богатой Томской губернии стал местом ссылки почти сразу – некие литвины, прибывшие сюда под стражей и сами ставшие служилыми людьми (а куда деваться?), заставляют вспомнить о князе Андрее Курбском, сбежавшем от Ивана Грозного в Великое княжество Литовское и оттуда писавшем Ивану Васильевичу всякие ехидные пасквили. Потом были татары, немцы, потом (ну не так чтоб сразу потом) поляки, парочка не самых известных декабристов, а после 1905 года в Нарым хлынула толпа революционеров самого разного толка.

Голова отца народов

Самым известным из них был, разумеется, Иосиф Виссарионович Сталин, пробывший в Нарыме, кажется, меньше всех – какие-то два месяца, успев за это время перещупать всех местных девок и даже, по неподтвержденным сведениям, оставив одну из местных жительниц с «приданым».

Столь краткий срок ссылки в заштатном городке смог, казалось бы, навсегда перевернуть его серенькую жизнь. Кстати, статус города Нарым имел с 1601 по 1925 год, несмотря на то что его население никогда не превышало тысячу человек (до 1930-х годов, когда число жителей Нарымского края выросло до 200 тысяч – с чего бы это?). А эпитет «заштатный» в те времена не носил оценочного характера, а означал всего лишь «город, не являющийся административным центром» (губернским или уездным).

Тем не менее это не помешало ему стать впоследствии самым знаменитым захолустьем СССР, а может, и всего мира. Но – захолустьем! Нарыму исторически не повезло. Пятиметровая статуя лучшего друга детей над обскими просторами была видна на десятки километров, не позволяя ни одному пароходу проплыть мимо, не почтив присутствием город, заселенный к тому времени в основном раскулаченными крестьянами, которым по случайности удалось выжить. Однако…

Музей и статую закончили в 1948-м, и, как понимаете, красоваться им оставалось недолго. Сейчас в бывшем музее Сталина – с момента разоблачения культа личности до Музея политической ссылки – от речного монстра осталась одна голова. Самый заметный экспонат выставки… Из аутентичных вещей И.В. остался один сундучок. Но музей тем не менее интересный. Да, периодически и в самом Нарыме, и в Парабели (райцентре, куда административно относится сейчас бывший город) звучат голоса: надо бы памятник восстановить, и будет нам счастье. Но пока еще живы если не сами репрессированные, то их дети и внуки, помнящие рассказы старших о вымиравших целыми семьями «кулаках», «островах мертвых» и прочих невыдуманных страстях, перед которыми многократно проклятая за «клевету» Гузель Яхина с ее открывающей глаза Зулейхой – просто адаптированная повесть для юношества. Так что инициативы не проходят. Пока.

У времени в плену

Что, разумеется, вовсе не отменяет самой идеи восстановления Нарыма и превращения его в полноценный туристический центр.

Пока о былом в селе напоминает пара десятков домов постройки позапрошлого века, находящихся в самом убогом состоянии. Почти все они расположены на самой старой улице – Куйбышева (названа по фамилии тоже местного ссыльного). Недавно Нарым получил статус исторического поселения регионального значения, что дает ему шанс на новую жизнь.

Пару лет назад нарымским проектом занялся Центр развития городской среды Томской области. О результатах его трудов рассказала выставка «Нарым. Путевые заметки».

Готовить комплексный проект обустройства Нарыма минувшим летом поручил губернатор Томской области Сергей Жвачкин. Еще в июне 2018 года в Томской области была создана рабочая группа по формированию системы достопримечательных мест, историко-культурных заповедников и музеев-заповедников. Ее возглавил заместитель губернатора по строительству и инфраструктуре Евгений Паршуто.

Для Нарыма замаячил свет в конце тоннеля, но… грянул ковид, и вскоре стало не до городка среди болот. Будем надеяться, что это лишь временное затишье. Несмотря ни на что, сюда едут люди. У края своя богатая история, есть ниши для бизнеса: те же гостиницы, кафе, рестораны, сувенирные магазины. Сделать можно многое: помимо реставрации сохранившихся зданий восстановить, к примеру, Нарымский острог, пристань, построить туристический кемпинг, возродить фестиваль «Царская уха», решить и важнейший вопрос с транспортной доступностью.

Как говорят энтузиасты, все это возможно при совместном объединении усилий властей, экспертов, специалистов разного уровня и профиля, городского и областного сообществ. Вокруг Нарыма уже сложилась целая коллаборация единомышленников – Томский областной краеведческий музей, Музей политической ссылки в Нарыме, Центр развития городской среды Томской области, Клуб вольных туристов, «Макушин Медиа Лаб», томские гиды, художники, дизайнеры, журналисты. И чем больше сил объединится, тем быстрее будут получены результаты.

Некоторые любят погорячее

Источник Чистый Яр – еще одна причина приехать в Нарым. В далекие 70-е годы прошлого века на горячий источник приезжали страждущие. Ехали зимой по заснеженной дороге, а летом – на лодках и катерах. Удивлялись природному чуду: вода в нем в любое время года, даже в самые крепкие морозы, около 70 градусов.

Старожилы утверждают, что появился источник после проведения геолого-разведочных работ. Искали нефть и газ. А из скважины хлынула горячая вода. Смельчаки окунулись и… почувствовали себя помолодевшими. Целебные свойства водички позже подтвердили сотрудники Томского НИИ курортологии. А в 2007 году томские предприниматели обустроили это место: сделали ванны под открытым небом и в закрытых помещениях, построили избушки для проживания.

Возможно, со временем здесь появится полноценный курорт типа Чажемто. Но и сейчас для многих томичей стало доброй традицией отмечать здесь корпоративные и семейные праздники, проводить отпуск.

Окунемся, а?

Автор: Марина Веревкина

Браво, брависсимо, «академики»!

Томский симфонический оркестр триумфально завершил юбилейный, 75-й концертный сезон

Гурманам высокого искусства Томская областная филармония преподнесла поистине царский подарок: концертный сезон закрывался IV Международным музыкальным фестивалем Ильдара Абдразакова. На сцене БКЗ блистали музыканты Томского симфонического оркестра под управлением Михаила Грановского и лучшие оперные голоса XXI века – Ильдар Абдразаков (бас), Дмитрий Корчак (тенор), Василий Ладюк (баритон), а также Василиса Бержанская (меццо-сопрано). Вместе с всемирно известными исполнителями оперных произведений на сцене БКЗ выступили участницы образовательной программы фестиваля, чья карьера только начинается, – Виктория Шевченко и Анастасия Лерман (обе сопрано). Оперный голос, как и пение соловья, называют чудом, которое лучше всего слушать вживую. И в этом плане сегодня мало что может сравниться с оперными фестивалями.

Большая опера в неоперном Томске? Наш город появился на музыкальной карте фестиваля задолго до его открытия. Следуя логистике, сначала участники этого музыкального форума выступили в Новосибирске, где им и местному оркестру дирижировал наш маэстро Грановский. А затем отправились знакомить с оперными шедеврами томичей.

Лучший бас мира

Открыл гала-концерт в Томске организатор фестиваля Ильдар Абдразаков. Его нередко называют современным Шаляпиным. В 22 года он дебютировал в Мариинском театре, а в 24 уже начал международную карьеру оперного певца на сцене миланского Ла Скала.

Ильдар обладает мощным чистым голосом, роскошными внешними данными и сценическим обаянием. Уроженец Уфы известен как лучший бас на планете. Исполненная им ария князя Игоря из одноименной оперы Александра Бородина сначала заставила зал не дышать, чтобы потом взорваться овациями. Он настолько преобразился на сцене БКЗ, что узнать в нем открытого и общительного человека, еще вчера с удовольствием дававшего интервью, было невозможно. Удивительное перевоплощение!

Свой среди итальянцев

Дмитрия Корчака публика и пресса частенько называют новым Паваротти. Именно в солнечной Италии выпускник московской Академии хорового искусства начал свою международную сольную карьеру оперного певца. А первым его необыкновенный, хрустальной чистоты лирический тенор отметил Владимир Спиваков, пригласив исполнить партию Моцарта в опере Николая Римского-Корсакова «Моцарт и Сальери». И вот уже больше двух десятков лет Дмитрий Корчак постоянно участвует в творческих проектах камерного оркестра «Виртуозы Москвы» под руководством маэстро Спивакова.

А еще он исполнял сольные партии вместе с Российским национальным оркестром под управлением Михаила Плетнева.

В Томске он так проникновенно исполнил партию Ленского из оперы Петра Чайковского «Евгений Онегин», что его герою искренне сопереживал весь зал. Кстати, партнерами Дмитрия Корчака по сцене в этом музыкальном произведении в свое время были Анна Нетребко, Дмитрий Хворостовский, Вероника Джиоева и Василий Ладюк.

Ведущий баритон мира в Томске

Третий солист музыкального фестиваля – Василий Ладюк – ворвался в высшую оперную лигу в 2015 году, а сегодня его по праву называют ведущим баритоном мира.

Дорогу в большую оперу ему открыл Пласидо Доминго, а примадонна Елена Образцова вывела на сцену Большого театра страны в спектакле «Пиковая дама». Так два великих оперных имени стоят рядышком в биографии Василия Ладюка.

Сын военного музыканта, родившийся в Праге, выходил на подмостки Норвежской королевской оперы в Осло, филармонии Люксембурга, театра Реджио в Турине.

А томскую публику Василий Ладюк покорил исполнением арии Грязного из оперы Николая Римского-Корсакова «Царская невеста».

Аплодисменты на бис

В гала-концерте прозвучали арии из известных опер: «Евгения Онегина» и «Иоланты» Чайковского, «Риголетто» Верди, «Золушки» Россини, «Фауста» Гуно, «Кармен» Бизе – в сопровождении Томского академического симфонического оркестра под управлением художественного руководителя и главного дирижера Михаила Грановского.

 

Музыкальный фестиваль Ильдара Абдразакова проходит при поддержке Министерства культуры РФ.

Организатор фестиваля – Фонд поддержки молодых талантов и развития международных культурных связей музыкального фестиваля Ильдара Абдразакова.

 

Наши музыканты были просто в ударе! Как виртуозно, если не сказать лихо, практически на одном дыхании они исполнили «Пляски скоморохов» Петра Чайковского из музыки к весенней сказке «Снегурочка» Александра Островского. Если бы не земное притяжение, маэстро Грановский точно бы упорхнул со своего дирижерского пульта. Как же деликатно и тонко управлял он музыкантами и солистами мировой величины! Браво маэстро и Томскому академическому симфоническому оркестру за праздник души и сердца. Публика не жалела ладоней, награждая продолжительными аплодисментами каждое выступление вокалистов. Под занавес гала-концерта участники фестиваля трижды исполнили на бис популярные арии и романсы. Несомненно, закрытие концертного сезона еще долго будет обсуждаться среди почитателей классической музыки, уж очень эмоциональным оно получилось.

Учителю от благодарного ученика

Не лишне будет напомнить, что IV Международный музыкальный фестиваль Ильдара Абдразакова длится уже больше месяца: его торжественное открытие состоялось 27 мая в Уфе. Гала-концерт на родине Ильдар Абдразаков посвятил своему любимому педагогу Миляуше Муртазиной, которой в этом году исполнилось 95 лет. На ее юбилей благодарный ученик пригласил оперных звезд и лучших выпускников класса знаменитого профессора. Именно там, в Уфе, была задана высочайшая профессиональная и эмоциональная планка фестиваля.

Программа форума ежегодно включает в себя мероприятия с участием всемирно известных вокалистов и молодых оперных исполнителей, спектакли и благотворительные программы, а также образовательную часть, в которую входят серии мастер-классов, открытые репетиции звезд мировой оперной сцены, творческие встречи с музыкальными деятелями. При этом неизменным участником всех концертов и мастер-классов остается художественный руководитель фестиваля заслуженный артист РФ Ильдар Абдразаков.

Кстати, в этом году он впервые серьезно расширил его формат. Образовательная часть фестиваля с мастер-классами прославленных артистов прошла в Москве еще в феврале, а с 27 мая по 7 июля в регионах России исполняется концертная программа. Несмотря на ковидные ограничения, значительно расширилась география выступлений: если первый сезон в 2018 году был сконцентрирован лишь на Уфе, то второй и третий охватил по четыре региональных центра, а в 2021 году проект представлен уже в семи городах страны. Помимо Уфы в концертный маршрут этого года были включены Новосибирск, Томск, Тюмень, Тобольск и Астрахань.

Валентина Артемьева

Фото: Евгений Тамбовцев

Федор Кузмич или Александр Благословенный?

Легенда, в которую верил Лев Толстой и члены царской семьи

Самая красивая и самая известная за пределами Томска городская легенда связана с именем Федора Кузьмича, он же святой Феодор Томский, он же (по преданию) Александр I Благословенный, император всея Руси, победитель Наполеона. Отцеубийца, вольно или невольно принявший участие в заговоре против Павла I, так и не простивший себе страшного греха и закончивший свой земной век нищим бродягой, питавшимся Христа ради и учившим крестьянских детей грамоте. В эту легенду, несмотря на всю невероятность сюжета, верили Лев Толстой, Дмитрий Мережковский, Анри Труайя и даже советский поэт-фронтовик Давид Самойлов, посвятивший ему поэму, в которой были такие строчки:

«…А эти данные гласят,
И в них загадка для потомства,
Что более ста лет назад
В одной заимке возле Томска
Жил некий старец непростой,
Феодором он прозывался.
Лев Николаевич Толстой
Весьма им интересовался».

Иван, не помнящий родства

Слухов во все времена в народе ходило много. А для Сибири в официальной биографии старца и вовсе не наблюдалось ничего такого уж необычного. Факты таковы: в 1836 году будущий святой был задержан в уральском городе Красноуфимске как бродяга, скрывающий свое происхождение, наказан плетьми и выслан в Томскую губернию. Здесь он трудился на казенном винокуренном заводе и на золотых приисках, жил также подаянием крестьян, уважение которых заслужил праведным образом жизни, обучением крестьянских детей грамоте, молитвенностью, увлекательными беседами на религиозные и исторические темы, пророчествами, а также наставлениями по исцелению. В 1858 году старец переселился в Томск к купцу Хромову по настоятельному приглашению последнего. Страстно верующий Хромов построил для старца два небольших дома-кельи: в своей усадьбе в центре города и на заимке возле Томска.

Как это часто бывает на Руси, почитание старца усилилось после его смерти, последовавшей 20 января 1864 года (по старому стилю), когда ему было около девяноста. Как писал Адрианов, кружок почитателей Федора Кузьмича собирал и издавал о нем материалы, «нанизывая и нужным образом освещая разные мелочи из жизни старца». Обе кельи и могила на особо почитаемом кладбище Алексиевского монастыря стали «местом поклонения и даже некоторого паломничества» сибиряков, первостепенными достопримечательностями города. Спустя 40 лет после смерти над склепом старца на монастырском кладбище была установлена каменная часовня. В ней и кельях совершались церковные службы, почитатели ставили вопрос о канонизации старца.

Есть свидетельства, что верили в легенду и члены царской семьи. Так, цесаревич Николай Александрович, будущий Николай, будучи в Томске, целую ночь провел в молитве на могиле старца. Летом 2003 года Томск и монастырь посетила великая княгиня Мария Владимировна, глава императорского дома Романовых, вместе с матерью и сыном Георгием. Как утверждается в одной из вышедших к 400-летию Томска книг, княгиня якобы заявила, что Федор Кузьмич и Александр I – одно и то же лицо.

– Визит великой княгини я хорошо помню, а вот чтобы она такое говорила – нет, – рассказывает Виктор Нилов, томский историк-краевед и журналист. – Спросил у краеведа и тогдашнего депутата горсовета Георгия Шахтарина, показывавшего высокой гостье город, так ли это. Оказалось, что княгиня всем интересовалась, но ничего подобного не говорила. Выходит, родилась еще одна легенда…

Старец Феодор Томский жил на заимке купца Хромова с 1858 по 1863 год. Монумент в Хромовке постепенно от памятного креста до мраморного обелиска создавался в начале 2000-х по инициативе и подвижничестве Александры Гычевой, при поддержке руководимого ею предприятия ООО «Томское агентство печати «РосПечать-ТомскПечать». Над созданием монумента трудились иконописец Юрий Родионов и резчик по камню Дионис Шиляев.
15 февраля 2006 года памятник был торжественно освящен архиепископом Томским и Асиновским Ростиславом.

Мерзость запустения и обретение святыни

Суда по всему, не были равнодушны к сказанию о царственном покровителе земли Томской и большевики – иначе чем объяснить патологическую ненависть, которую Советы питали к могиле старца? Им мало было просто разрушить часовню и сровнять место с землей – нет, нужно было вытащить на поругание тело (опять же по легенде – нетленные мощи), оторвать голову, которую, по разным данным, то ли куда-то увезли, то ли отдали «поиграть» местным мальчишкам, а кости бросить назад и устроить на этом месте выгребную яму. Это уже не легенда, это факты. В таком состоянии останки невинного старца, не обидевшего даже муху, пребывали 65 лет – до середины 90-х, когда местные энтузиасты-краеведы при поддержке Томского благочиния извлекли кости из юдоли скорби и поместили в раку, которая сейчас хранится в Богородице-Алексиевском монастыре.

Вот как писал об этом Виктор Нилов: «На волне демократизации рубежа 1980–1990-х в местных краеведческих кругах разгорелись драматические споры о старце, его тайне и месте захоронения. В страстях по старцу деятельно участвовала местная пресса, получившая наконец возможность свободно писать на эту тему. К единому мнению томские краеведы не пришли до сих пор и, надо полагать, не придут уже никогда».

Одни, как сам Нилов, считают Феодора Томского, безусловно, отрекшимся императором, другие вслед за уважаемым в томских краеведческих кругах сибирским ученым Александром Адриановым, расстрелянным томской ЧК, считали его пустышкой. Последний редактор «Сибирской жизни» еще в 1912 году в своей работе «Томская старина» писал: «…боюсь, что неумолимый закон прогресса, разливающееся в широких массах народа просвещение сделают свое дело и разрушат легенду». Оказалось по-другому.

Нынче, говорит Виктор Нилов, большинству томских краеведов резкие негативные высказывания по поводу «красивой легенды» не свойственны. Из уважения, во‑первых, к самому феномену живучести легенды в народном сознании и ее тесному переплетению с действительностью, а во‑вторых, из-за причисления Федора Кузьмича к собору сибирских святых. Для церкви на первом месте стоит подвижническая жизнь праведного Федора Томского. Кстати, этим же в РПЦ объясняют нежелание (впрочем, не категорическое) анализа ДНК, который расставил бы все точки над «i»: для нас он святой, а кем был старец Феодор в бренной жизни – неважно. Впрочем, в церкви не раз намекали, что, прояви инициативу власть светская, и возражений от нее не последует. Но такие решения принимаются далеко не на уровне субъекта Российской Федерации. Поэтому приходится искать другие подтверждения.

Графология или… хиромантия?

Последняя (крайняя?) попытка доказать идентичность Александра Первого и Феодора Томского была предпринята в 2015 году. Тогда об этом писали все российские СМИ – от «Российской газеты» до «МК». В разной тональности, но в основном со знаком плюс.

Вот, например, как рассказало об этом агентство ИТАР-ТАСС.

«Президент русского графологического общества Светлана Семенова выявила идентичность почерков российского императора Александра I и святого старца Феодора Томского.

– Мне отдали рукопись Александра I, которому было 45 лет, и рукопись, которая, как я уже теперь знаю, принадлежала Федору Кузьмичу. Я увидела как графолог необычность почерка, необычную связь между психологическими качествами, свойствами личности и графикой написания, – рассказала Семенова, отметив, что поначалу не знала, кому принадлежат письма.

По ее словам, исследовав малозаметные признаки письма и психологические качества их авторов, она пришла к выводу, что с большой долей вероятности «это был один и тот же человек».

Одна из центральных газет в то время обратилась за комментарием к историку, члену-корреспонденту РАН А. Н. Сахарову, автору монографии «Александр I». Он на основе научных исследований подтвердил правильность этой версии. Под видом старца Федора находился император Александр I. А в царской усыпальнице вместо него похоронен фельдъегерь Масков…

* * *

За последние годы тема старца всплывала только один раз, когда прозвучало предложение перенести в Хромовку храм из Нагорного Иштана – последнюю ­аутентичную деревянную церковь в Томской области, к тому же прославившуюся при съемках «Сибириады» Андрона Кончаловского. Это предложение властей – якобы разрушение высокого берега, на котором стоит храм, неминуемо, и спасти его можно, только перенеся на новое место, – было очень неодобрительно встречено томской общественностью. Мы оценок избежим. В конце концов, решение еще не принято, да и лежит оно за пределами нашей темы. Но если перенос и впрямь неизбежен, то лучшего места, чем Хромовка, где предполагается открыть паломнический центр, и впрямь не найти.

Автор: Софья Казанская

Платье из бабушкиного сундука

О чем напомнила выставка в Томском музее истории

Какие бы времена ни наступали, женщина всегда тянется к красоте. «Самая обаятельная и привлекательная» – так назвали выставку организаторы музея истории Томска и не прогадали. Конец недели, по дому много хлопот, а томички потянулись сюда, в музей, с детьми и даже мужьями, чтобы окунуться в мир моды наших прабабушек, бабушек и мам.

Обстановка праздничная, может, потому, что выставка открылась в канун Дня России. Подходят все новые и новые посетители, многие радуются встрече, хозяева угощают гостей чаем, кофе… Здесь же идет фотосъемка – директор музея Наталья Суркова в образе модели 1960-х годов органично подводит нас к истории моды той эпохи.

От фуфайки до кружевной блузки

– На этой выставке мы хотим представить ретроспективу моды, – говорит она собравшимся. – Сейчас мы вошли в эпоху трендов и брендов, но мода начиналась не с этого. Каждое десятилетие мода привносила что-то новое и претерпевала изменения. Военное время – это брюки и фуфайки, послевоенное – за счастье принимали платье, сшитое из наволочки, в шестидесятые и семидесятые в моду вошли джинсы. И почти во все периоды был тотальный дефицит. Кто же из женщин старшего поколения не помнит, что купить что-либо в магазине польской моды в Москве считалось большой удачей.

Выстаивали в очередях ночами, писали на руках номера, чтобы кто-либо оборотистый не проскочил вперед, покупали все, что доставалось, – не того размера, не той расцветки – кому-нибудь да пригодится. Что-то достала, и чувствуешь себя королевой. Желание женщины быть красивой сохранялось во все времена. Всегда находились модницы, которые определяли трендовые образы. И неважно, что для создания модной вещи приходилось в расход пускать штору, скатерть или постельное белье. Хвала еще и бережливости наших женщин – они сумели сохранить дорогие для них вещи, которые теперь можно увидеть на выставке.

Выставка действительно впечатляет. Вроде бы камерная, все экспонаты размещены в одной небольшой комнате, но представлена целая эпоха – от 1920-х до 1990-х годов. 15 летних образов – от туфель до шляпок, модные журналы и фотографии из личных архивов, коллекции тканей и нижнего белья. И за каждым экспонатом – платьем, юбкой или блузой – стоит своя история. Для удобства посетителей направление движения обозначено стрелочками, чтобы при знакомстве с экспонатами получить наиболее полное представление о том времени, в котором щеголяли в этих нарядах модницы.

И как же мило, что в одном из них предстала экскурсовод Елена Кулиш.

– Сейчас я в платье моей бабушки, – оно пошито в 1951 году, – с гордостью говорит Елена, – я достала его из сундука и вот уже пять лет ношу каждое лето. Оно красивое, нарядное, вне времени, мне очень нравится. Еще есть платье того же периода сестры моей бабушки. Но в основном храню и надеваю платья моей мамы шестидесятых годов.

Каждая женщина – законодательница моды

Таких экспонатов здесь много. Веселенькие крепдешиновые платья 1960-х, с рюшечками и оборочками, более упрощенные короткие платья 1970-х, свадебные в пол, вошедшие в моду в более позднее время. Представлены не просто платья, а коллекции – с туфлями, сумками, что создает законченный образ определенного десятилетия. Однако это только законодатели высокой моды делят ее на периоды, а у женщин тенденции одного десятилетия плавно перетекают в другое, и полюбившиеся вещи они могут носить годами.

– На самом деле эта выставка – рассказ не о моде, а о советской женщине, которая стремилась быть красивой всегда, – рассказывает идеолог выставки художник-оформитель Людмила Панаркина. – Сегодня молодым людям непросто объяснить, что были времена, когда нельзя было пойти в магазин и купить то, что тебе нравится. Страна всегда жила на изломе: то война, то послевоенная разруха, то железный занавес. Легкая промышленность отставала от моды на десятилетия, быть модным в то время было трудно. Но наши женщины умудрялись. Вот об этом наша выставка. Здесь личные, непостановочные фотографии, на них реальные женщины – наши бабушки, мамы. Кстати, сейчас мода на ретро – крепдешин, струящиеся ткани в цветочек, натуральные материалы. Мы сознательно сделали акцент не на деловом костюме, а на праздничных нарядах. Женщины хотели быть красивыми, и мы выбрали самые характерные наряды, которые были им дороги и которые они сохранили.

Здесь, на выставке, есть фото бракосочетания молодой пары, где невеста в необыкновенно красивом платье в пол. Это родители Людмилы Панариной, а свадебный наряд невесты не случайно бросается в глаза. Таких воздушных и изящных, тем более в пол, платьев тогда в нашей стране для невест не шили. Будущие молодожены прослышали, что в соседнем общежитии для одной из студенток привезли это шикарное платье из Германии, и уговорили ее продать.

Изощрялись портнихи, в основном полагаясь на свой вкус, умение и возможности. На выставке помимо женской одежды представлена комната мастерицы, в ней есть очень любопытный экспонат.

– В ходе подготовки к этой выставке нам понадобилась швейная машинка 70–80-х годов, – рассказывает Людмила Панарина. – Единственная такая с тумбой стояла в другой экспозиции. Она оказалась чехословацкого производства, и в тумбе располагались два закрытых на замок ящичка. Когда мы открыли один из них, то обнаружили в нем записку: «Галя, ремень нужно с колеса снимать, чтобы он не закисал. Корпус протирать тестом, потому что грязь тряпкой не смывается». Все отверточки, шпулечки были аккуратно завернуты в тряпочки и перевязаны резинкой. Открываем второй ящик, а там еще сверточек, и в нем новая записка. Мама пишет, что это запчасти для подольской машины, и они могут пригодиться. Мы поняли, что, когда машинку сдавали в музей, ящички не открывали и записки Галя так и не прочла. Может быть, откликнется сейчас?

Ностальгия по прошлому

На самом деле у каждого есть своя история, связанная с любимым платьем – своим собственным, мамы или бабушки. И это скорее ностальгия по тому времени, которое надолго запечатлелось в памяти. Именно она и привела на выставку многих посетительниц.

– Я случайно увидела информацию о выставке, – рассказывает Елена Марченко. – Заинтересовалась, хотя модой не увлекаюсь. Подумала: почему бы и не посмотреть? Пригласила подруг, и мы не пожалели. Было интересно увидеть, как женщины одевались раньше, хотя мамино свадебное платье и бабушкины наряды я помню. Раньше бабушка говорила мне: «Вырастешь – будешь донашивать мои платья». Ей было это дорого, все доставалось с трудом. Здесь обалденные вещи. Несколько платьев – супер, материал отличный, сумка классная, функциональная. А от кружевного свадебного платья просто в восторге.

– Я с Леной за компанию пришла, – говорит Марина Кулешова. – Если честно, привело чувство ностальгии. Когда была маленькой, лазила в гардероб, где висели красивые мамины платья, лежали невесомые капроновые чулки, стояли модные туфли, и думала об одном: «Когда же я вырасту, чтобы носить все это?» Теперь такие вещи я вижу здесь. Что-то зацепило на этой выставке, напомнило девичье…

А Наталья Кольстед пришла на выставку как в родной дом, когда-то она работала в этом музее. Воспоминаний оказалось море. Жили в Туркменской ССР, на границе с Ираном, поэтому проблем с хорошими вещами не было – их везли через границу. Проблема была в другом – в этой республике были строгие порядки относительно того, как должна выглядеть женщина. Поэтому, когда десятиклассницы приходили в школу, подогнув по той моде подол платья, чтобы выглядело оно коротким, учителя отправляли их с уроков убирать подгиб и приводить школьную одежду в нормальный вид. Потом уже, когда училась в Томском политехническом, Наталья помнит, что некоторые студенты подавали фиктивные заявления в ЗАГС, чтобы получить заветные талоны на посещение салонов для новобрачных, где можно было купить хорошие туфли и платье.

…Я тоже храню мамины платья. Очень редко, но особо дорогим гостям с гордостью показываю: «А посмотрите, что у меня есть…» Несколько платьев из крепдешина, креп-жоржета, шелка, они висят в особом шкафу. Одно из них – из доброй натуральной шерсти, в классическом стиле и по нынешней моде с плиссировкой – я пару раз надевала на тусовки и, кажется, не выглядела «нафталином».

…В памяти осталось воспоминание. Мы с родителями уезжаем с отдыха. Уже упаковали чемоданы, когда мама заметила, что ее любимое черное вечернее платье осталось в шкафу. Куда девать? И тогда отец взял его, сжал в кулаке и сунул в карман. Я вижу это как сейчас – большая отцовская ладонь, а в ней уместилось из тончайшего шифона мамино платье. С ним, в кармане отцовского пиджака, и вернулось домой. Оно хранится у меня до сих пор.

А организаторам выставки спасибо за воспоминания, за возвращение в то время, когда мама – молодая и красивая, а ее модистка Ольга Петровна шьет к очередному празднику обнову для любимой клиентки и такое же маленькое платьице для меня – ее дочки.

Автор: Нина Губская

Вячеслав Радионов: Я фаталист, который сам делает свою судьбу

На днях ведущий артист томской драмы Вячеслав Радионов отметил юбилей. Когда-то он совершил крутой вираж, уйдя из геологов в артисты. В интервью актер рассказал о том, почему не любит свой день рождения, какие роли его увлекают и что безнадежно утратил современный театр.

 

Хулиганить не воспрещается

– Вячеслав, люди по-разному относятся к собственному дню рождения (и уж тем более юбилею). У вас какие отношения с этим праздником?

– Честно признаюсь: свой день рождения отмечать не люблю. Это не поза и не кокетство. Вот чужие дни рождения обожаю: всегда с большим удовольствием к ним готовлюсь, выбираю подарок. Когда начинают поздравлять меня и говорить какие-то слова, мне становится неловко. Не люблю суету. Нужно готовиться к встрече гостей, что-то придумывать. А хочется в этот день побыть одному: уйти в лес, погулять по берегу реки, залезть на гору…

Если говорить про чувства по поводу подросшего возраста, то на этот счет никаких переживаний у меня нет. Прибавившийся с годами опыт, конечно, ощущаю. Но он не давит и не вгоняет в тоску. Наверное, потому что мне по-прежнему интересно жить: узнавать что-то новое, знакомиться с новыми людьми, получать новые впечатления.

– Если бы была возможность вернуться назад, все равно сделали бы крутой вираж и поменяли геологию на театр?

– О том, что пришел в театр, я не пожалел ни разу. До сих пор испытываю огромную радость от профессии. Мне нравятся люди, с которыми меня сводила и сводит здесь судьба. Где бы еще я познакомился с тем же Александром Бурдонским – режиссером-глыбой, человеком-глыбой? Мне нравится выходить на сцену. Всегда. В любом качестве. На сказках обожаю работать. Хотя принято считать, что вроде бы и не по статусу уже актерам в определенном возрасте в детских спектаклях скакать. А мне очень нравится. Это тот материал, в котором можно по-актерски похулиганить и подурачиться. С какого-то момента я стал сочинять песни к сказкам. Это отдельный азарт и отдельное удовольствие.

Надо уметь отпускать

– В театр вы пришли уже в достаточно зрелом возрасте. Оглядываясь назад, расцениваете это как отрицательный момент или все же есть в этом свои плюсы?

– Подозреваю, что раньше бы я и не попал в театр. В юности я был достаточно зажатым и скромным парнем. Актеров вообще воспринимал если не как небожителей, то уж точно как людей с другой планеты.

На самом деле все в нашей жизни случается вовремя. Для себя я давно вывел формулу: я фаталист, который сам делает свою судьбу. Убежден: если у человека есть к чему-то предрасположенность, если он чего-то по-настоящему хочет и движется в направлении своей мечты – все обязательно сбудется.

В моей судьбе театр случился тогда, когда я был к этому внутренне готов. В такие моменты главное – решиться и сделать первый шаг, он самый страшный. Но именно с него все начинается. Помню, как 40 минут бродил вокруг театра: собирался с мыслями, прежде чем пойти на разговор к тогдашнему главному режиссеру театра Олегу Рэмовичу Пермякову. Я же понимал, что это определенная дерзость: я – человек с улицы, на тот момент без актерского образования…

– В одном интервью вы обронили фразу о том, что вам все время приходилось что-то доказывать в театре. Этот период уже закончился?

– Доказывать нужно всю жизнь. В том числе и себе самому. Сначала я доказывал, что могу существовать на равных с профессиональными актерами. Когда приходил каждый новый режиссер или директор – что я могу и имею право существовать в театре вообще. С возрастом, когда ролей становится меньше (таковы причуды мировой драматургии), – доказывать, что ты за время вынужденных простоев не утратил творческую форму. Что по-прежнему можешь и имеешь право выходить на сцену. Каждый раз нужно ставить перед самим собой новые цели и задачи. И доказывать, что ты способен их достичь.

– В какой момент после прихода в театр вы почувствовали себя своим среди своих?

– Никакого дискомфорта не было. Доброжелательная, теплая атмосфера – особенность томского театра драмы. Не возникало разговоров из серии «есть мы – профессиональные артисты, и есть ты – человек с улицы».

Было ощущение внутреннего неудобства, когда в какой-то период я подолгу ждал новых ролей. Потом просто отпустил ситуацию. И роли, как ни странно, пошли. Наверное, это тоже определенный закон жизни. Иногда надо уметь отпускать.

…А дальше – смена ракурса

– Когда интереснее в театре? Когда только начинаешь этот путь или когда уже есть опыт, который есть куда применить?

– Интересно всегда! Сначала захватывает ощущение, что все происходящее вокруг и с тобой самим – новое, еще непознанное. Появляется азарт. Сейчас, по прошествии времени, увлекает уже другое. Что такое жанр? Это ракурс, взгляд. То же самое с актерской профессией. Интерес, если он есть изначально, никуда не исчезает – переходит на другой уровень. С определенного времени я занялся режиссурой: ставлю спектакли в ЛХТ, преподавал актерское мастерство и сценическую речь в Институте искусств ТГУ, позже – актерское мастерство в детской школе искусств. Это тоже очень увлекательный процесс – разобраться в сущности каждого персонажа, увидеть картинку жизни в целом и выстроить на сцене этот мир. Чем дольше живешь, тем интереснее становится.

– Если бы нужно было назвать топ-5 знаковых для вас ролей, какие бы работы туда вошли?

– Мне дорога моя первая большая роль в классике – Сергей Александрович в спектакле «Село Степанчиково и его обитатели». К тому же спектакль ставил Олег Пермяков, который нашел интересное решение темы. Моцарт в «Маленьких трагедиях». Роль небольшая, но режиссер Юрий Ильин предложил необычный способ актерского существования. Это было неожиданно, ново, сложно. Менахем из «Поминальной молитвы» позволил попробовать себя в совершенно новом качестве: уйти от амплуа лирического героя в роль характерную. По-настоящему азартно работалось над ролью Мульчера в «Паразитах». Внутренний мир этого спектакля необычный, не совсем понятный, но он очень цепляет и завораживает. Конечно же, роль Илла в недавней премьере «Визит старой дамы».

Роли, горы, и не только…

– Ностальгируете по театру тех времен, когда вы только сюда пришли?

– Случается. Прежде всего по той атмосфере, когда все жили, горели и болели театром. Сейчас здорово изменилось отношение актеров к профессии. Стало вдруг допустимо переносить спектакль по причине каких-то своих личных дел. Делить для себя роли на важные и «второстепенные», к которым можно относиться несерьезно. Заявлять режиссеру, что «это я буду делать на сцене, а это давайте-ка опустим». Раньше такого не могло быть, потому что не могло быть никогда. Актеры почему-то забывают, что они инструменты для режиссера. Краски. Это его спектакль, он сочиняет эту историю. И вот в рамках предложенной тебе задачи уже проявляй и демонстрируй весь свой профессионализм, фантазию, темперамент, органику.

– Вы известны как знаток и ценитель литературы. Какие авторы, жанры увлекают сегодня?

– Сейчас я мало читаю нового. Больше перечитываю уже «пройденный материал». С удовольствием заново погружаюсь в мир Борхеса, Маркеса, Кортасара. Своего обожаемого Ремарка не устаю перечитывать. Это была любовь с первой книги, когда классе в четвертом по собственной инициативе и порыву прочел «Трех товарищей». Кто-то считает Ремарка автором мрачным и унылым. Я это ощущение не разделяю. Как и разговоры о депрессии. Меня всегда искренне удивляет, когда девушки начинают в социальных сетях выкладывать посты из серии «хочется спать и плакать». Какая депрессия может быть, когда вокруг такая интересная жизнь? Три года назад, например, я впервые занялся сноубордом. Каждое лето отправляюсь на машине в путешествие по Хакасии, заново открываю для себя горы, скалы, пещеры, где был 30 лет назад в бытность геологом. В жизни множество поводов для удивления и восхищения. Для того, чтобы любить и ценить ее. От новых ролей до покорения новых горных вершин.

Улыбка ученого

Веселые и находчивые прописались в Академгородке
Миссис Хадсон, спецкор «ТН» в Академгородке

«Пройдет зима, наступит лето – нам гарантируют лишь это!» – звонко пели в феврале молодые ученые Томского научного центра СО РАН, снимая поздравительный клип «В Год науки с Днем науки!». И действительно, лето-таки наступило, а с ним пожаловал на «территорию науки и любви» праздник-традиция «День Академгородка» под нейтральным номером XIV.


Тринадцатый День Академгородка по законам жанра пришелся на разгар пандемии и тем самым подписал себе приговор. Двухгодичный творческий потенциал и запасы юмора, сатиры и самоиронии пяти команд КВН, ежегодные сражения которых уже много лет являются ядром праздника, выстрелили трендовыми новшествами: конкурсом видеовизиток и «Научным биатлоном», что вызвало повышенный интерес среди отборных болельщиков, допущенных в Дом ученых Академгородка в строгом соответствии с ограничениями эпохи коронавируса.
Лучше всех, по мнению жюри, со сверхзадачей в двухминутном сюжете рассказать о себе справились обитатели «Гиблого места» – квартет химиков (ИХН СО РАН). Этой же команде принадлежит лучшая политическая шутка, по мнению депутата по Академическому округу Игоря Лютаева, впервые побывавшего на празднике «День Академгородка» и покоренного напором и качеством научного юмора: «Слив и отстой. ВАДА и ВАК объединяются. Теперь анализ на допинг станет обязательным при защите диссертации. Все диссоветы в замешательстве. И только химики возбужденно потирают ручки».


Но не только в «Гиблом месте» рождаются лучшие шутки научного КВН: команда Zuev Optic Style, представленная сольно Полиной Зенковой (Институт оптики атмосферы им. академика В.Е. Зуева), не только опровергла постулат народной мудрости «Один в поле не воин», набрав в конкурсе видеовизиток вторую сумму баллов, но и разделила победу в «Биатлоне» – конкурсе шуток, вызвав приступ гомерического хохота как у зрителей, так и у членов жюри, истинным перлом: «Правительство РФ приняло решение объединить Министерство образования и Госнаркоконтроль. Теперь все их косяки – общие».


Единственная чисто мужская команда «Ахмад-team» – многолетний чемпион из ИСЭ СО РАН – в визитке не уступила никому, разделив первое место с химиками, однако в «Научном биатлоне» неожиданно для всех, и в первую очередь для самих себя, первой покинула ристалище… Подвела мужская бесхитростность: самые убойные шутки парни приберегли на финал, а остроумные красавицы сразу долбанули из самого крупного калибра! Уже в финале конкурса, раздавая заслуженные призы, члены жюри посыпали головы пеплом и просили сделать отдельный тур «В биатлоне только юноши». Вот тут-то и бабахнуло: «Один из кандидатов в мэры Томска подготовился к выборам особенно тщательно и сломал систему: он отсидел заранее».
Третье место в конкурсе визиток заняла команда «Беспредел прочности» ИФПМ СО РАН. Также неоднократный чемпион в кавээновском многоборье, команда переживает смену поколений, однако сумела создать очень достойный и, главное, смешной продукт, по мнению многих болельщиков, наиболее отвечающий задаче визитки: представить членов команды. В «Биатлоне» «беспредельщики прочности» продержались до третьего тура и выдали антикоронавирусную частушку:
Британские ученые выяснили, какие звуки издают летучие мыши в Ухане:
– Виновата ли я, виновата ли я,
Виновата ли я, что мышА!
Виновата ли я, что пищала ему:
«Не вари суп со мной – сдохнешь, тварь!»
Команда «Не хухры-мухры!» ИМКЭС СО РАН предстала в видеовизитке полностью обновленной, но тем не менее очень понравилась зрителям и, что немаловажно, молодому директору института – очаровательной Евгении Головацкой, д.б.н., которая с момента вступления в должность ни разу не пропустила конкурс КВН, с удовольствием выступая за прежний состав команды и принимая участие в традиционной песне директорского корпуса. В этом году ее поддержали к.ф.-м.н., и.о. председателя Томского научного центра СО РАН (он же член жюри) Алексей Марков, к.ф.-м.н. ученый секретарь ИОА СО РАН Ольга Тихомирова, д.х.н., директор самого женского Института химии нефти Александр Восмериков и к.т.н. совсем юный по научным меркам ученый секретарь самого мужского Института сильноточной электроники СО РАН Ольга Крысина. Дружно сомкнув ряды, руководители фундаментальной науки Томска констатировали:
Здесь талантов закрома не оскудели,
Значит, завтра будет все путем.
Сколько, праздник, о тебе мы песен спели,
Сколько мы еще тебе споем!

Казалось бы, двух конкурсов было достаточно, тем более что май – июнь в научном мире – самая горячая пора, но три команды добровольно легли на творческую амбразуру под названием «Конкурс вне конкурса», не совладав с давлением огромного количества нереализованных шуток. В результате зрители и жюри получили дополнительную инъекцию превосходного настроения, наблюдая за миниатюрой «Беспредела прочности» «В маршрутке», где в салоне микроавтобуса сошлись Терминатор, водитель с южным акцентом, хорошенькая ученая Маша и девушка-полицейский; за фантастическим химическим балетом от «Гиблого места» и похождениями ученого Вени Пухова и его коллеги Пятачкова в недрах НоРАН (Минобрнауки), в процессе которых прозвучал ряд бомбических шуток:
– И незачем так орать: мы вас давно уже не слышим!
– Вытирайте ноги!
– Да пожалуйста, министерство давно уже с нами только так и поступает!
– Вам чего: денег или оборудованием подсобить?
– Того и другого, и можно без налогов!
В результате лучшими миниатюрами были признаны шедевры ИХН и ИСЭ СО РАН, Дмитрий Сорокин за роль Пятачкова получил звание «Вненародного артиста», а «Вненародной артисткой» единогласно была признана рыжеволосая Варвара Овсянникова, оба – суперзвезды Маленького Академического Театрика Дома ученых ТНЦ СО РАН.
И вот он, сладкий миг раздачи слонов, простите, Человеков наук, инновационных наград, выполненных с помощью лазерных технологий. Согласно протоколу жюри, победила команда «Гиб­лое место», второе место заняла монокоманда Zuev Optic Style, а бронзу поставит на полочку в лаборатории капитан команды «Ахмад-team» Дмитрий Генин, что, безусловно, в течение года будет мощным раздражителем и стимулом взять реванш в юбилейном XV празднике «День Академгородка». Тем более что специальный гость праздника – директор Дома ученых Научного центра Черноголовки Елена Пылаева, прелестная lady in red, приняла вызов от имени веселых и находчивых ученых из Черноголовки, тем самым обозначив новое направление прорывных музыкально-юмористических технологий в жизни томских кавээнщиков от науки!
Организаторами праздника выступили: ТНЦ СО РАН и научные институты томского Академгородка, Дом ученых ТНЦ СО РАН, ТПО профсоюза работников РАН, администрация Советского района г. Томска, НПО «Топаз», депутаты Думы г. Томска Игорь Лютаев, Анжелика Белоусова и Константин Ушаков.

Настоятельно советуем познакомиться с видеовизитками на канале YouTube Дома ученых ТНЦ СО РАН «Миссис Хадсон».

Фото: Татьяна Захарова

Чайковский для пловцов. Томский симфонический оркестр открыл гастроли по районам области

Обычно жизнь в филармонии закипает в девять утра. За час до репетиции начинают собираться оркестранты, выходят на сцену, чтобы разыграться. В прошлую пятницу оживление у служебного входа Томской филармонии началось непривычно рано.

Первыми заняли посадочные места в отдельной машине виолончели, контрабасы, литавры, арфа… Тем временем подходили (но не на сцену, а к автобусу) оркестранты. Как всегда, с шутками и отличным настроением. Музыканты – люди позитивные и легкие на подъем. К тому же повод для прекрасного расположения духа имеется. В это летнее утро стартовали гастроли Томского академического симфонического оркестра по районам области, приуроченные к двойному юбилею – коллектива и его ровесницы – филармонии.

– Оркестр отправляется на гастроли в отличном настроении, – отмечает художественный руководитель и главный дирижер оркестра Михаил Грановский. – Работа за пределами сцен Томской филармонии, встреча с новой публикой для любого творческого коллектива всегда интересное, ответственное мероприятие и большая радость. Мы с удовольствием подарим жителям региона летнее солнечное настроение, исполнив для них лучшие произведения классического репертуара.

Ориентация – «Восток»

…Фойе Дома культуры «Восток» города Асино заполняться зрителями-слушателями стало задолго до начала концерта. Среди ожидающих встречи с томским оркестром – группа из 13 ребят.

– Не иначе, будущие музыканты? – интересуется кто-то из любителей классической музыки старшего поколения.

– Нет, мы спортсмены. Пловцы, – отвечает тренер ДЮСШ № 2 Алена Нестерова. И на слегка удивленный взгляд визави поясняет: – Классическая музыка нужна всем, в том числе спорт­сменам. Для всестороннего и гармоничного развития личности. Для полноты картины мира. Она вдохновляет, дарит хорошие эмоции, заряжает силами и позитивным настроем. Все это помогает достигать высоких целей и в жизни, и в спорте.

Тем временем на сцене ДК идет репетиция. Оркестр под управлением маэстро Грановского, народная артистка России Людмила Травкина и баритон Евгений Штейнмиллер проходят некоторые моменты программы, расставляют акценты в произведениях.

Со сценой «Востока» и акустическими возможностями зала коллектив Томской филармонии уже знаком. В феврале симфонический оркестр принимал участие в открытии преобразившегося после капительного ремонта Дома культуры. На перезагрузку ДК из областного бюджета было выделено более 40 млн рублей. Принимавший участие в этом судьбоносном для культуры района мероприятии губернатор Томской области Сергей Жвачкин сказал:

– В Асиновском районе работает один из крупнейших в области деревообрабатывающих комплексов и одна из лучших за Уралом молочных ферм. Мы возрождаем легендарное производство льна. Благодаря нашим договоренностям с «Газпромом» в район приходит природный газ. Модернизацию ЖКХ в рамках новых концессионных соглашений мы тоже начали с Асиновского района – почти на миллиард руб­лей! Но как можно жить и работать без культуры? Я сам вырос в небольшом поселке и знаю, что без культурного центра не обойтись.

Нынешние масштабные гастроли симфонического оркестра также проходят при поддержке администрации Томской области, благодаря чему вход на концерты для жителей региона будет бесплатным.

– С июня по декабрь музыканты дадут 18 концертов в 18 муниципалитетах. В том числе в городе Кедровом, где оркестр выступит впервые за несколько последних десятилетий, – комментирует директор Томской филармонии Наталия Чабовская.

Асино неслучайно стало отправной точкой на гастрольной карте оркестра. Осенью 1946 года, 75 лет назад, только что родившийся коллектив под управлением Моисея Маломета первые в своей творческой жизни гастроли по области начал именно с этого города.

Удивляйтесь, господа, удивляйтесь!

В тот же день музыканты дали концерт в Первомайском районе. Первомайцы томский оркестр всегда ждут с особенным нетерпением. В его составе играет их земляк литаврист Владимир Дорохов.

– Определенный трепет, конечно, есть и у меня, – признается музыкант. – Это моя родная земля. Здесь я начал заниматься музыкой – в местной музыкальной школе осваивал баян. Знаю, что на концерте могут быть мои знакомые. А играть для близких людей – волнительно и ответственно. К тому же с этой сценой (концерт проходил на сцене Центра культуры и досуга «Чулым». – Прим. ред.) связано много воспоминаний. Много лет назад я выходил на нее в составе местного детского хора.

К концертам для жителей районов области у музыкантов вообще особое отношение.

– Селяне, как все мы понимаем, не избалованы культурными мероприятиями. Вместе с тем это очень открытая, теплая и благодарная публика. Всегда хочется их удивить, впечатлить, порадовать и подарить хорошее настроение, – поясняет Владимир Дорохов.

В помощь музыкантам – лучшие произведения лучших композиторов мира. В программе «Классического лета»: «Вальс цветов» из балета «Щелкунчик» и «Полонез» из оперы «Евгений Онегин» Чайковского, «Увертюра» из оперы «Кармен» Бизе, «Гавот» из «Классической симфонии» Прокофьева, «Полонез» Лядова, «Латинский танец» Маньяни, «Марш Радецкого полка» Штрауса-старшего и другие сочинения. Все как один узнаваемые, легкие, изящные, в хорошем смысле популярные. Украсили гастрольный репертуар хиты оте­чественной и зарубежной эстрады, песни из кинофильмов и арии из оперетт в исполнении вокалистов филармонии.

Первомайцы ответили оркестру взаимностью и продолжительными аплодисментами. На концерт собрались жители не только районного центра, но и отдаленных поселков.

– Очень любим наш симфонический оркестр. Когда музыканты приезжают к нам в село, обязательно приходим на концерт. Обычно всей семьей. В этот раз наш папа задержался на работе, не смог прийти. О чем очень жалеет. Так что сегодня мы вдвоем с дочкой. Соне 9 лет, она занимается в музыкальной школе и мечтает стать профессиональной пианисткой. А я просто люблю классическую музыку, – делится впечатлениями после концерта жительница Первомайского района Анастасия Скирточенко. – Прекрасный концерт. Прекрасная программа. Прекрасное настроение. Хочется, чтобы оркестр приезжал к нам чаще.

Впереди у коллектива-юбиляра новые поездки и концерты. В начале недели оркестр выступил для жителей Белого Яра, в ближайшие дни – концерты в Нарге, Молчанове и Парабели.

Деревянная архитектура Сибирских Афин как талисман и покровитель города

Рассказываем сказки

– Высоко-высоко в небесах жили два брата-дракона. Один всегда встречал восход, а другой всю жизнь провожал закат. И никогда они не встречались, но общались друг с другом каждый день, потому что связующим звеном между ними были два брата-орла, которые облетали всю землю. Один – по солу (солнцу), другой – против сола. Каждый день они встречались на закате и на восходе, передавая друг другу вести: что делается на земле, все ли благополучно, нет ли войн, засухи. Когда случалась беда, братья-орлы сообщали братьям-драконам, а те – богу-солнцу. Солнце давало распоряжение ветру, воде, и тогда орошалась земля, всходили хлеба. Язычники благодарили божество за посланный им хороший год, добрый и богатый урожай.

Вот так «прочитала» один из наличников XIX века заведующая отделом Музея деревянного зодчества Томского областного художественного музея (МДЗ ТОХМ) Наталья Ивко, защитив на этом не только магистерскую диссертацию, но и организовав курс «Сказки домовой резьбы».

Cобранная на пр. Кирова, 7, коллекция наличников позволяет написать не одну исследовательскую работу – уж очень колоритен и богат как по содержанию, так и по форме исполнения представленный здесь материал. Посетителям обязательно расскажут, чем отличается резьба накладная, прорезная, пропильная.

По словам музейщиков, в декоре нет ничего такого, что было бы просто так, для красоты. Все эти символы служат оберегами, которые либо приносят счастье, либо защищают от сглаза и нечистой силы. Как они складываются?

– Смотрите, вот эти квадратики и вилюшечки (волны) символизируют хляби небесные, – поясняет главный хранитель музея Надежда Боровинских. – Считалось, что там, наверху, находится вся влага, поэтому, когда шел дождь, наши предки говорили: «Разверзлись хляби небесные». Обязательно под хлябями будет либо древо жизни, либо солнышко или другой знак, приносящий благоденствие, достаток, оберегающий дом.

А самые древние, имеющиеся в коллекции музея экспонаты, выполнены очень просто, без изысков, так как несут лишь утилитарную функцию.

От барокко до модерна

– Но в основном во время экскурсий мы ведем рассказ по стилю, – уточняет Наталья Вадимовна. – Когда город только застраивался, наблюдалась архаичная застройка, но постепенно она переходила от простого стиля к классическому. Расцвет томского деревянного зодчества приходится на вторую половину XIX века, когда сибирское барокко расцвело в полной мере. Объясняется это тем, что пошли послабления к требованиям классицизма, обязательным для губернских городов, каким на тот момент являлся Томск.

Так что руки у местных зодчих были развязаны, да так, что они ни в чем не сдерживали свою буйную фантазию.

Например, Станислав Хомич очень любил древнерусский стиль, поэтому с размахом воплотил свои архитектурные представления в особняке для крупного томского предпринимателя купца первой гильдии Георгия Голованова. Томичам он известен как дом с шатром на улице Красноармейской.

Или другой особняк, спроектированный городским архитектором Петром Федоровским по заказу купца второй гильдии Леонтия Желябо. Здесь автор применил эклектизм, заменив традиционный орнамент и украшения на резных жар-птиц. Особняк был свадебным подарком купца любимой дочери Варваре. Дом с жар-птицами уже давно прописался на сувенирных открытках, став визитной карточкой Томска и главным элементом праздничной символики в год его 400-летия.

Среди деревянных жемчужин Томска имеется еще один шедевр архитектора Хомича, который он строил для себя. В изумрудном замке, говорят музейщики, воплощена эклектика на грани фантастики. Весь особняк обильно украшен пропильной резьбой. Декор постепенно усложняется снизу вверх, так что наиболее пышно украшенными частями здания оказываются резные кронштейны и карнизы, а также чешуйчатая кровля, увенчанная башнями со шпилями, создающими ассоциацию с боярскими хоромами XVII века. Кажется, что ажурные кружева унесутся вверх и вот-вот растворятся в небе. По мнению томичей, именно изумрудный замок на ул. Белинского, 19, вдохновил писателя Александра Волкова на написание известной сказки «Волшебник Изумрудного города».

Парадокс зодчего

Музей деревянного зодчества располагается в доме архитектора Крячкова, который он построил для своей семьи. В одном из залов представлена имитация обеденной зоны. Буфет и сервант проектировались одновременно с домом и изготавливались в Италии. В зале вместо окон смонтирован эркер, чтобы больше света приходилось на северную сторону особняка. Здесь же в углу примостилась деревянная этажерка в стиле модерн. Сверху спланирована подставка для вазы, на полках – чертежи, газеты, книги. Как говорят музейщики, Крячков был функционален во всем.

В другой комнате создана имитация рабочего стола Андрея Дмитриевича по фотографиям архитектора. Он был минималист, поэтому все любил записывать мелким почерком в маленьких блокнотиках. Зодчий не чурался никакой работы, потому что нужно было кормить семью, где подрастали трое детей. Нередко проектировал мебель, занимался дизайном помещений. Казалось, он мог с нуля построить целый город, настолько это был универсальный планировщик. Парадокс, но архитектор Крячков проектировал каменные дома, а тот, что на Кирова, 7, – его единственный деревянный особняк. Дом требовал больших расходов, поэтому Крячковы жили на первом этаже, а второй и третий сдавали внаем.

 

ЦИФРА

13 тыс. единиц хранения Музея деревянного зодчества поставлены на учет в Государственном музейном фонде РФ.

 

Приходите бить баклуши

Помимо лекций и экскурсий сотрудники музея проводят мастер-классы, в том числе и по курсу «Сказки домовой резьбы».

– Во время пандемии он стал рождаться как дистанционный проект, но сейчас уже переходит в очную форму, – поясняет Наталья Ивко. – Есть методическое пособие, которое я дорабатываю, чтобы им могли воспользоваться педагоги во время виртуального тура по музею. А для закрепления темы мы еще рисуем с детьми тот или иной символ. Курс рассчитан на школьников от семи до четырнадцати лет – это тот возраст, когда ребята впитывают знания как губка.

По словам автора проекта, «Сказки домовой резьбы» востребованы не только у школьных педагогов, но и у вузовских. Она объясняет это тем, что деревянное зодчество было и остается уникальным явлением культуры. Но не все могут приехать в город, поэтому Наталья Ивко делится своими наработками с преподавателями изобразительного искусства Зоркальцевской и Моряковской школ Томского района. Ее курс оценили педагоги Челябинска и Омска.

– Эта площадка интересна многим. Например, мы на своем автобусе проводили экскурсии по городу для школьников микрорайона Спичфабрика, показывая им кухтеринское наследие и, конечно же, знакомя с деятельностью Крячкова. Работа уже идет в рамках краеведения, но с акцентом на архитектуру, – рассказывает Наталья Вадимовна.

 

Расширяем границы сотрудничества

В разгар пандемии музей засветился во всероссийском онлайн-проекте, организованном центром «Кижи». В нем участвовали более двух десятков городов, имеющих музеи деревянного зодчества.

Наш МДЗ уникален вдвойне: он уже сам по себе является элементом деревянного зодчества под открытым небом и еще имеет коллекцию деревянной домовой резьбы. Неудивительно, что во время прямого эфира в соцсети «ВКонтакте» к нему проявили живой интерес сразу 2 тыс. виртуальных посетителей. Просмотр продолжается до сих пор. А после того эфира к музейщикам обратился журналист из Швейцарии, который пишет для франко­язычного населения этой страны, с просьбой собрать материал по деревянному зодчеству Томска. Результатом творческого сотрудничества стала публикация, вышедшая в декабре 2020 года. На очереди еще одна подобная работа, а пока здесь прописывают новые темы экскурсий и ждут любознательных посетителей.

Фото: Евгений Тамбовцев

В поисках автора Изумрудного города

1 июня несколько сотен юных томичей смогли погрузиться в мир увлечений Александра Волкова.

– У нас сегодня работает множество станций и площадок, по которым вас будут сопровождать любимые персонажи из «Волшебника Изумрудного города», – приглашает юных посетителей в сквер научной библиотеки ТГПУ имени А. М. Волкова волонтер Марина.

Участников детского праздника «Знакомый незнакомый А. Волков» организаторы обещали погрузить в мир интересов автора знаменитых сказок, где он откроется им не только как писатель, но и как математик, переводчик, человек, увлеченный наукой, музыкой, спортом, столярным делом, рыболовством, фотоделом.

Сестренок Федоровых в библио­течный сквер ТГПУ привел папа Антон. Ученицы начальной школы Лида и Олеся два года назад уже были в музее педагогического университета и вновь ждут не дождутся встречи со своими любимыми героями из «Волшебника Изумрудного города». Младшей Лиде больше нравится Тотошка, а ее старшей сестре – Железный Дровосек. Девочка помнит, что в музее есть его экспонат, внутри которого – алое сердце.

– А мне больше нравится Элли! – прерывает разговор бойкая Полина Перовская. – Это девочка очень красивая и смелая. Нам с братом читал про нее папа.

Полину и еще нескольких первоклашек на праздник привела учительница.

– Мы участвовали в викторинах по творчеству Александра Волкова, которые проводились на протяжении всего учебного года – с сентября по апрель, – рассказывает учитель начальных классов томской школы № 44 Людмила Тарабрина. – Всего было шесть этапов – по числу сказок Волкова, а потом состоялся конкурс суперзнатоков. По итогам этих викторин нас и пригласили на сегодняшний праздник. Дети уже пробежали по всем локациям и намерены посетить каждую. Благо погода позволяет задержаться здесь на несколько часов.

Научное добрососедство

– Так получилось, что и музей «Волшебная страна», и наша библиотека носят имя Александра Мелентьевича Волкова, – рассказывает директор научной библиотеки ТГПУ имени А. М. Волкова Наталья Семененко. – Помимо того что территориально находимся рядом, мы еще и проводим совместные мероприятия: тематические конкурсы, акции «Ночь в музее», книжные выставки, посвященные жизни и творчеству писателя. Дело в том, что его знают в основном как автора сказки «Волшебник Изумрудного города», но его биография намного шире, объемней, интересней. Александр Волков был многосторонним человеком, поэтому сегодня мы намерены погрузить наших юных посетителей в мир его увлечений.

14 июня исполняется 130 лет со дня рождения писателя. К юбилею приурочен цикл мероприятий.

– Он стартует с сегодняшнего праздника для детей, – присоединяется к разговору директор музейного комплекса кандидат исторических наук Наталья Сайнакова. – В октябре мы проведем научно-практическую конференцию «Волковские чтения «Детская книга в цифровую эпоху», а завершится цикл в декабре детским новогодним спектаклем «Изумрудный город А. М. Волкова».

Чем я обязан Томску?

В следующем году у коллектива ТГПУ будет не менее интересный повод отметить совместно с любителями творчества Александра Волкова еще одну круглую дату – 20-летие со дня открытия музея. В основу экспозиции легла единственная в России и в мире мемориальная коллекция писателя, собранная прежним директором музея Татьяной Галкиной. На видном месте представлены многочисленные вещи из кабинета писателя – письменный стол, деревянное вращающееся кресло, пишущая машинка, настольный письменный прибор, сделанная писателем деревянная тумбочка, радиоприемник «Рига-6», настольные часы с дарственной надписью «А.М. Волкову от студентов. 19.01.1948», стакан в серебряном подстаканнике. Среди его личных вещей – медали, очки, пара мужских сорочек, резиновые сапоги, табакерка-сувенир.

В коллекции немало фотографий писателя, живописные и графические рисунки, экслибрис А. М. Волкова. Есть в музее и его личные документы: выписка из метрической книги, аттестат об окончании училища в 1904 году, рекомендации для вступления в ряды Союза писателей СССР от детского писателя Самуила Маршака и литературного критика Виктора Шкловского и сам членский билет за № 117. Все эти вещи и документы в дар томичам передала внучка писателя Калерия Волкова, проработавшая долгие годы учительницей математики в одной из школ Подмосковья.

Но изюминкой экспозиции, бесспорно, стали бесчисленные сказочные герои, которые как будто только что сошли со страниц книг Александра Волкова. Они делают музей по-настоящему живым. Посетителей встречают огромный Трусливый Лев, добряк Страшила и Железный Дровосек, у которого на груди имеется маленькое окошечко, и, если его приоткрыть, можно увидеть алое сердце. В этом музее навсегда прописались многочисленные Элли и Тотошки, созданные руками детей, студентов и томских мастеров. Даже стекла на окнах музея выглядят необычно: художники оформили их в виде витражей с изображением Изумрудного города, чтобы каждый посетитель волей-неволей почувствовал себя в сказке, написанной Волковым на основе творческого перевода книги Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из страны Оз».

А на центральной стене музея среди завораживающих черно-белых фотографий писателя висит в рамке письмо. В нем выпускник Томского учительского института подробно отвечает на вопрос «Чем я обязан Томску?».

«Всем, чего я достиг в жизни, и даже, может быть, своим долголетием я обязан Сибири», – признается писатель. Он родился в 1891 году в Усть-Каменогорске в семье отставного унтер-офицера. В 1907-м приехал в Томск, поступил в учительский институт, который набирал тогда всего 25 человек. Считается, что именно Томск стал прообразом Изумрудного города с его башенками и шпилями.

Спустя три года с отличием окончил институт, получив специальность учителя математики с правом преподавать все предметы, кроме Закона Божьего, в городских и высших начальных училищах. Сначала работал в Колывани, а затем в родном Усть-Каменогорске. С 1929-го жил в Москве, где получил должность заведующего учебной частью рабфака. Одновременно за семь месяцев экстерном одолел весь пятилетний курс математического факультета Московского университета и затем в течение двадцати лет служил доцентом на кафедре высшей математики в Московском институте цветных металлов и золота. Там же он вел студенческий факультатив по литературе, попасть на который стремились многие.

На период жизни Александра Волкова выпали три войны – Первая мировая, Гражданская, Великая Отечественная. Писателя и педагога обошли стороной репрессии, профессия учителя берегла его. Он сохранил физическую активность и ясность ума до самого ухода в 1977 году в возрасте 86 лет. Когда ему было за 80, продолжал с внуками азартно играть в городки.

На протяжении всей жизни постоянно осваивал что-то новое, называя себя самоучкой. А каким заядлым рыбаком он слыл! Причем не только на практике. Александр Волков написал несколько увлекательных книг о рыбалке.

В мемориальной коллекции писателя насчитывается 102 книги на 17 языках. Среди них есть первые раритетные издания сказки «Волшебник Изумрудного города» 1939 и 1941 годов выпуска.

До 150 экскурсий ежегодно проводится в музее ТГПУ.

Знакомство с героями

Тем временем на площадках библиотеки и вокруг нее полным ходом работали мастер-классы по шаржу, робототехнике, силуэтной композиции, изготовлению открыток и сувениров. Вот за столом в сквере, которая значилась как мастерская художника Леонида Владимирского, собралась группка ребят. Под чутким руководством волонтеров они аккуратно вырезали фигурки своих любимых героев из «Волшебника Изумрудного города». Творческий процесс набирал обороты, а будущие педагоги поведали юным томичам о знакомстве Александра Волкова с начинающим художником Леонидом Владимирским. После той встречи «Волшебник Изумрудного города» вышел в свет с новыми иллюстрациями, признанными позднее классическими. Именно в представлении Владимирского герои этой сказки стали узнаваемыми во всем мире.

Ну а среди ребят из импровизированной мастерской художника особо выделялся знанием произведений Волкова один мальчик. Именно этот факт убедил его маму Яну приехать в жаркий день с Черемошников в библиотеку ТГПУ. Ване Захаренко всего семь лет, с четырех научился самостоятельно читать, и теперь книги стали его верными друзьями. Шесть сказок Александра Волкова он прочел еще до школы. Среди любимых персонажей выделяет добряка Страшилу и изобретателя Тилли-Вилли.

На вопрос о том, почему именно эти герои ему интересны, Иван ответил кратко: «Потому что они умные и добрые».

Через несколько минут ребята отправились на станцию «Музей». Эта точка в маршруте была у каждого посетителя праздника. В год музей ТГПУ принимает около 3 тыс. человек. Творчество писателя вызывает живой интерес не только у томичей, но и у россиян, проживающих и внутри страны, и за рубежом, например в Сингапуре.

Автор: Татьяна Абрамова
Фото: Евгений Тамбовцев

О томских купцах-благотворителях рассказывает выставка «Старый добрый Томск»

С рассказа о меценатской щедрости купца, золотопромышленника Захария Цибульского открывается экспозиция «Старый добрый Томск» в Первом музее славянской мифологии. Если бы не его 140 тыс. руб­лей, то спор за право быть первым за Уралом университетским городом выиграл бы Омск. А Цибульский, радея за родной Томск, не допустил этого. Настоял. Более того, выделил еще 18 тыс. на стипендии студентам. За что и удостоился от императора ордена Владимира III степени и звания почетного гражданина Томска.

Если бы не купцы, Томск не был бы похож на Томск, каким все его знают. Даже человек со стороны ощущает купеческую родословную города. И куда ее спрячешь, если она на виду! Самыми красивыми деревянными теремками и каменными зданиями, похожими на слоеный кремовый торт, современный Томск обязан Китам Китовичам, как называли Кухтерина, Филимонова, Гадалова, Громова, Некрасова и других купцов во времена Островского.

Всем экспонатам экспонат

Биография каждого из названных купцов вполне вписывается в главную тему выставки – меценатство и благотворительность по-томски. Инициирована она директором музея Ольгой Павловой и Анной Куликовой, возглавляющей комитет «Опора России» по ценностно ориентированному предпринимательству. И, как заявили организаторы на открытии, цель выставки – представить лучшие практики предпринимательства дореволюционного Томска, а также «вдохновить на ведение бизнеса на основе российских духовных ценностей».

Музей славянской мифологии сам по себе может служить самым большим и уникальным экспонатом на этой выставке. Ведь Геннадий Михайлович Павлов, историк по образованию и предприниматель по роду деятельности, несколько лет назад совершил поступок сродни поступку Третьякова – он построил музей, которого не было не только в Томске, но и в России. Поэтому полное наименование культурного учреждения – «Первый частный музей славянской мифологии» – точно отражает суть явления. Наш современник доказал, что традиции томского купечества не канули в Лету. Воплотив свою мечту в жизнь, Павлов не только определил место для своей коллекции картин на сюжеты славянской мифологии, но и организовал в городе площадку для культурно-просветительской работы.

Если посмотреть на список благодеяний главных персонажей выставки – Цибульского, Кухтерина, Некрасова, Макушина и Пирусского, то станут совершенно очевидны два адреса благотворительности – Богу и людям. А конкретнее: церкви и городу. Однако путеводной нитью по экспозиции стал не список благодеяний каждого персонажа, а оригинальные открытки 1914 года издания книжного магазина В.М. Посохина. На открытках – виды зданий, которые так или иначе связаны с деятельностью героев выставки.

Открытка на память

Томский университет – это история Захария Цибульского. Недаром его называли ревнителем образования и безудержным благотворителем. Благотворительность для сына волостного писаря, сделавшего головокружительную карьеру благодаря каллиграфическому почерку, была тем же, чем для одержимого коллекционера является приобретение нового предмета коллекционирования. Сначала на свои деньги он выстроил церковь Александра Невского при исправительно-арестантской роте, затем храм в Томской пересыльной тюрьме, был попечителем многих учебных заведений, на свои деньги мостил улицы, отказался от жалованья городского головы…

«Портрет» Петра Макушина – Дом науки. Ведь его главным девизом жизни были слова «ни одного неграмотного!». Хотя для «портрета» мог бы подойти и первый книжный магазин в Сибири, он и сегодня работает по профилю в том же здании – на углу улиц Гагарина и переулка Батенькова.

Купца Некрасова представляет «Сибирское бистро» – именно так сегодня мы называем то здание из красного кирпича, на брандмаурной стене которого нестираемой краской написана фамилия Ивана Некрасова. Красный кирпич неслучаен. Иван Максимович поставлял кирпич со своего завода на строительство Томского технологического института. Был попечителем Владимирского и Мариинского детских приютов. Основал Томское добровольное пожарное общество. А его хобби было краеведение, поэтому и финансировал издание краеведческих книг.

Открытки, ставшие «путеводной звездой», были напечатаны по цветным фотоснимкам фотографа Владимира Соловкина. Сегодня это имя знают только коллекционеры открыток и старых фотографий. А в начале ХХ века, по словам известного краеведа и коллекционера Александра Казачкова, семью художников и фотографов Соловкиных знали многие томичи. Фотографии горожан, когда Томск из купеческого превращался в университетский, гармонично дополняют выставку. Неслучайно предметный ряд, связанный с историей семьи Соловкиных, оказался в центре экспозиции. «Семенная лавка Соловкиных»: старые весы, гири, мешки с картошкой и зерном, коробки с семенами цветов, букеты, искусственные цветы и старый фотоаппарат с «гармошкой» – повод для рассказа об удивительной династии, где в каждом поколении находился и предприниматель, и художник. А многие, как и глава рода Иван Терентьевич, сочетали в своей деятельности стремление к красоте и пользе.

Востребованный интерактив

Говорят, кисти Ивана Соловкина принадлежит известный портрет старца Федора Кузьмича. Талант его старшего сына Владимира проявился в том, что он стал делать искусственные цветы. Как гласила рекламная вывеска: «Искусственные цветы, растения и пальмы. Бальные уборы. Букеты невест, корзины, венки». В 1896 году молодой Владимир Соловкин участвовал в Нижегородской ярмарке, получил хвалебные рецензии, рекомендации, медаль и диплом выставки. Другой сын, Валериан, в юности работал в семеноводческой фирме «Семенное депо» (располагалось у Каменного моста, на бывшей Базарной площади), а в 1840-х годах как художник-бутафор оформлял в Саратовском драматическом театре спектакль «Вишневый сад». Его сын, внук И.Т. Соловкина, во время Великой Отечественной войны изобрел рентгенограф, высоко оцененный профессором Д.Д. Яблоковым.

Но в контексте выставки, которая раскрывает тему благотворительности и меценатства, интересна судьба младшего сына Соловкина – Анатолия. Его художественный дар скульптора реализовался не без помощи влиятельных сибирских предпринимателей. В течение шести лет обучения в Петербургской школе Императорского общества поощрения художеств выходец из небогатой семьи получал стипендию от Сибирского общества помощи нуждающимся сибирякам. Заявил о себе Анатолий скульптурами, которые впервые демонстрировались на выставке Общества любителей художеств в 1908 году в Томске. И после окончания училища Томск уже внимательно следил за творчеством молодого скульптора. Его работы хранятся в фондах Томского областного художественного музея.

Необычность этой выставки не только в ее контенте, как говорят ученые о содержании. Она и по форме необычная – интерактивная. Каждый посетитель может посидеть за самоваром, как некогда сидели купцы, откушать чаю и заодно узнать, что знаменитая фирма Кухтериных на чайном извозе заработала огромный капитал. В 1870-х годах Евграф Кухтерин владел уже целой империей, перевозил пятую часть всех транзитных грузов Чайного пути. На службе у него состояло 3 тыс. ямщиков, которые управляли 15 тыс. возов. В первые 10 лет с момента открытия Транссиба торговый дом «Кухтерин и сыновья» успешно конкурировал с железной дорогой по части грузоперевозок. Сегодня в бывшем Ямском переулке стоит ресторан «Кухтерин», именно он и угощал посетителей вернисажа, пришедших на открытие выставки.

На выставке можно примерить одежду томичей века прошлого и позапрошлого и сфотографироваться. Много радости посетительницам доставляет процесс примерки шляпок различных фасонов, а также подбор аксессуаров к наряду – ридикюлей и сумочек.

К слову, все экспонаты на выставке – это тоже своеобразный пример бескорыстного участия в общем деле. Каталог семян Соловкина предоставила Пушкинская библиотека, мебель – Тамара Самойлис, Наталья Иванова, Елена Рынкова, граммофон и весы – Вадим Гныря (кафе «Солянка»), документы, фотографии, открытки – из архивов Александра Казачкова, предметы женского гардероба, посуда и чайные принадлежности – из фонда музея и коллекций сотрудников музея.

…Старые вещи обладают волшебным свойством не только менять внешность человека, но и побуждают действовать как в старину, не забывать о Боге и людях, то есть придерживаться традиций старого доброго Томска.

Выставка работает до 1 сентября.

Татьяна Веснина

Фото: Алексей Почеревный

Спектакли в полночь и самолет для фронта. Какой была театральная жизнь Томска в военные годы

Четырнадцать премьер одна за другой. Почти 900 сыгранных спектаклей и 500 тысяч благодарных зрителей. Такими выдались театральные сезоны в Томске в годы Великой Отечественной войны.

В те непростые времена театральная жизнь города не просто не сошла на нет. В каком-то смысле она стала даже еще более насыщенной, интересной, яркой. В музее томской драмы хранятся уникальные архивные документы, афиши, реквизит и костюмы спектаклей той поры. Увидеть их можно на выставке, которая развернется в фойе перед концертом «…И все-таки мы победили!»  7 и 8 мая. Праздничная программа объединит на сцене всю труппу театра.

Яичный порошок и ботики по моде

Среди афиш, представленных на выставке, – афиша первого послевоенного сезона. В репертуаре «Давным-давно» А. Гладкова, «Сады цветут» В. Масса, «На дне» М. Горького. На судьбу последнего повлияла война. Вернее, ее окончание. Когда прилетела радостная новость о победе, запланированная на начало мая премьера по пьесе Горького была без сожаления перенесена. На ее место встал праздничный концерт, которым коллектив поздравил город с радостным событием. В этот день двери театра были распахнуты для всех желающих. Это был исключительный случай, когда посетить театр можно было совершенно бесплатно. 

Война, безусловно, внесла коррективы в жизнь города. Но не отменила желание томичей посещать спектакли. Театр тоже жил полной жизнью. Выпускались премьеры, печатались афиши тиражом в 100 экземпляров. Даже по сегодняшним дням тираж более чем приличный.

В первые месяцы войны коллектив томского театра был переведен в Кемерово, где слился с местной труппой. Томскую сцену, в свою очередь, занял эвакуированный Первый Белорусский государственный драматический театр, впоследствии получивший имя Янки Купалы. Война застала белорусов во время гастролей. В сибирский Томск артисты ехали в чем были: в легких летних платьях и обуви. Львиную долю декораций, костюмов сохранить также не удалось. Томск всех принял, разместил, обогрел. Например, местные предприятия, выполнявшие военные заказы, помогали заново создавать декорации и реквизит.

К артистам вообще было особое отношение. Они считались элитой. И в каком-то смысле даже законодателями мод. Одна из актрис фронтового театра имени Чкалова, который прибыл в Томск в апреле 1945 года на место вернувшихся уже тогда домой белорусов, щеголяла в ботиках. Вещица весьма редкая и модная по тем временам. Мало того, ботики были не привычного черного цвета, а беленькие. Что стало шиком вдвойне. Другая актриса носила дамские брючки. Деталь гардероба не менее изысканная, чем ботики.

Но это все уже из другой, мирной жизни. А в военные годы театр был хлебным местом. В прямом смысле этого слова. При театре работал магазин, где можно было разжиться колбасой, яичным порошком, тушенкой и другими дефицитными продуктами. И вот любопытная деталь: за срыв репетиции, опоздание на спектакль и другие проколы работники театра могли лишиться талонов в магазин. Такой вот способ поддержания дисциплины.  

Милиция в кассовом зале

Если говорить о жизни по другую сторону рампы, то томичи на спектакли ходили регулярно. Впечатлений от встречи с искусством не портили даже холод, царивший в зрительном зале в особенно суровые зимы, и необходимость сидеть весь спектакль в верхней одежде.

Томск всегда был театральным городом. И в военный период своим принципам не изменил. Более того, говорится даже о некотором всплеске зрительской активности. Что объяснимо. В годы вой­ны в Томск было эвакуировано более 30 промышленных предприятий. А вместе с ними и инженеры – интеллигенция, любящая и понимающая искусство. Театр оказался популярен настолько, что даже пришлось прибегнуть к помощи милиции. Сохранились архивные документы, в которых администрация театра просит установить в кассовом зале пост милиции. Здесь, как и в зрительном зале, частенько случался аншлаг. Так что после визита в кассу у особенно невнимательных посетителей частенько пропадали из карманов деньги или билеты.

Зрительский ажиотаж не в последнюю очередь вызывал и высокий профессиональный уровень театра. Кое-кто из эвакуированных белорусских артистов был известен по кино. И вообще это была совершенно другая театральная культура, которую томская публика впитывала с большим интересом и удовольствием.

 

Комедия и не только

Репертуар театра военных лет – разговор отдельный. Готовясь к работе на новом месте, белорусский театр пересмотрел весь свой репертуар, взяв из него в первую очередь то, что в какой-то мере отвечало переживаемому моменту. Выбор пал на героическую драму «Партизаны» Кондрата Крапивы о борьбе белорусского народа с оккупантами в период Гражданской войны и иностранной интервенции и на комедию Александра Корнейчука «В степях Украины». Этими пьесами белорусы открыли свой первый военный сезон в Томске.

Большой популярностью у пуб­лики также пользовались спектакли на патриотические темы и сатирические комедии. И те и другие помогали поднять дух людей и приободрить в те непростые времена.

Артисты выступали не только в стенах театра. С первых дней пребывания в Томске белорусский коллектив сотрудничал с лечебными учреждениями города, выступал перед ранеными бойцами и офицерами. Еще до открытия сезона артисты стали обслуживать призывные пункты, воинские части и училища, заводы. Эта работа продолжалась всю войну.

А еще выездные бригады часто выступали с концертами и спектаклями в многочисленных колхозах области. Нередко работали в трудных условиях. В книге «Полтора века томской сцены…» Анатолия Иванова есть подробное описание, как во время поездки по Зырянскому району, например, актеры преодолели более 100 километров по весеннему бездорожью. А за поездку по крупнейшей сибирской магистрали – Оби – продолжительностью в полтора месяца коллектив посетил ряд городов и поселений Нарымского края, куда ранее профессиональный театр никогда не приезжал. Выступать приходилось в небольших рыбацких поселениях. Сценой становились школы, избы-читальни, а иногда и бочки для рыбы, покрытые досками. Приспосабливаясь к условиям деревенской жизни, актеры играли спектакли и в полночь, и в семь часов утра. Это был вклад артистического цеха в дело Победы.

Порой это был вклад не только моральный, но и вполне материальный. В той же книге Анатолия Иванова приводится любопытный факт о том, как коллектив кемеровского театра, который, как говорилось ранее, пополнили томичи, собрал 100 тыс. рублей на строительство самолета «Кемеровский артист» для Красной армии. За что получил письменную благодарность от Верховного главнокомандующего.

Великая Отечественная война наглядно доказала: искусство, театр не только неотъемлемая часть жизни, но и потребность.

Екатерина Журавлева

Фото из архива театра